Отлично понимаю, что использование просторечной и жаргонной лексики в журналистике – дурной тон и риск перейти грань, но иным словом, чем словечком «прикольно», действия российских властей ныне не назовешь.

За последние недели власть продемонстрировала, что она слышит оппозицию, видит и признает проблемы, которые ставятся оппозицией и критично настроенными россиянами, и готова много решать. Есть подозрение, что услышаны были не столь митинги ругающихся между собой оппозиционных лидеров, сколь результаты опросов общественного мнения, но, так или иначе, – процесс пошел.

Вопрос: куда? Что именно показывает своими действиями власть?

В парламент внесен закон о прямых выборах губернаторов и глав регионов. Мол, способствует демократии и вообще – прогрессивно. Безусловно. Только вот закон о прямых выборах уже был. Его, помнится, отменили на заре 2000-х. Тогда это называлось «выстраивание вертикали власти». Теперь, стало быть, будем ее демонтировать? Шей да пори – не будет пустой поры. Власти же остается поаплодировать за оперативность в разработке некогда уничтоженных ей же политических конструкций.

Далее. Кандидат правящей партии в президенты пообещал отдать премьерство нынешнему президенту от правящей партии. Такая планировалась (или декларировалась) пересадка в рамках действующего квартета (простите, дуэта). Потом вдруг возникла тема, что есть и другие потенциально достойные премьерского кресла люди. Потом – что даже оппозиционеры могут претендовать… Словом, премьерство за последнее время стало выглядеть не как назначение важнейшего чиновника страны, а как некая политическая награда. И претендентов на нее стало так много, что действующий президент даже высказался в том духе, что и без премьерства видит себя в политике и вообще себя не потеряет. Если будет продолжаться в том же духе, то, полагаю, многие не удивятся, если Владимир Путин после победы на выборах, дабы никого не обижать, попросту отменит пост премьера и предложит ввести в России президентскую республику наподобие американской. Правда, тогда придется поднять из небытия тему вице-президентства, забытую еще прежде губернаторских выборов. Но это уже – иная песня.

Что касается победы на предстоящих выборах… С гонки сняли Григория Явлинского под предлогом брака в подписных листах. Черт, власть действительно боится автора популистской программы «500 дней» двадцатилетней давности? Это то же самое, что пугаться асов люфтваффе 30-х годов. Или просто хотелось оказать услугу г-ну Явлинскому и на закате его политической карьеры воздать вечному оппозиционеру последние почести? Иным словом, чем «абсурд», это действие назвать трудно. Впрочем, может, автор этих строк не знает какой-нибудь политической «тайны», делающей Явлинского не тем, чем он был последние два десятилетия, а реальной угрозой властной элите.

Зато вполне комфортно чувствует себя другой кандидат в президенты – Михаил Прохоров. Что это? Римейк истории с «Правым делом»? Приколь… о, мы же договорились не использовать жаргонизмы.

Еще один пункт. На встрече со студентами премьер-министр был максимально либерален. Но заметил, что, по его мнению, если на выборах дойдет до второго тура, то это приведет к дестабилизации ситуации в стране.

Неожиданный поворот. Насколько помню, второй тур в президентских выборах – не выдумка оппозиции, а предусмотрен конституционно. А оказывается, что он дестабилизирует страну. Получается, что наша конституция – антиконституционна? Это… сильно. Сразу вспоминается логика бургомистра из «Убить дракона»: « Наш дракон и не таких побеждал, как он»…

Идем дальше. Проблема коррупции, о которой так много говорят оппозиционеры, властью тоже не обойдена вниманием. И что делают власти? Власти решают самый, видимо, злободневный вопрос российского мздоимства. Дмитрий Медведев подписывает закон, запрещающий подкуп ИНОСТРАННЫХ чиновников. Теперь, придя в какой-нибудь ЖЭК или отделение полиции, россиянин может быть спокоен: если сей ЖЭК или околоток возглавляет какой-нибудь Джон Смит или Себастьян Перейра, со взятками здесь будет покончено.

Премьер-министр в это же время публикует серию статей, которые можно счесть программными. В том числе – «О наших экономических задачах». В ней констатируется случившаяся в России «масштабная деиндустриализация» и изложена вполне четкая программа экономических и структурных действий, но все без исключения эти действия – действия государства, предпринимаемые государством и за счет государства (за счет бюджета и налоговой политики). Ни слова – о частном капитале, о банках.

И, несмотря на присутствие в статье главы «Где взять капитал?», ответа на этот вопрос в общем-то нет. Предлагается «увеличить размер внутреннего рынка, что сделает его более привлекательным для прямых инвестиций», и улучшить «деловой климат» в стране. Первое сделать очень трудно, особенно с учетом данных о демографии России. Население страны де-факто уменьшается, хотя этот процесс микшируется притоком выходцев из Азии. Но это вряд ли добавляет привлекательности. Что касается второго, то Bankir.Ru уже заострял внимание на нашем месте в мировом рейтинге делового климата. Кстати, на него в своей статье ссылается и премьер-министр.

Премьер назвал и третий механизм обретения капитала и отметил, что «нужны программы вовлечения в инвестиции средств населения – через пенсионные и доверительные фонды, фонды коллективного инвестирования». И, чуть ниже – самый короткий абзац этой статьи: «Нужна сбалансированная пенсионная система, что снизит уровень трансфертов из бюджета в Пенсионный фонд».

Вот тут надо отдать должное премьер-министру: не стал лукавить и назвал вещи своим языком. То бишь: «надо повысить пенсионный возраст, потому что иначе бюджет придется потратить на пенсионеров». Понимаю, что автора могут упрекнуть в наглом вольном переводе слов премьер-министра, но кто скажет, что этот перевод не соответствует действительности, пусть первый кинет камень. Либо в автора, либо в пенсионную систему.

Словом, жить стало интереснее, жить стало веселей. Будем избирать губернаторов и работать до шестидесяти пяти. Главное, чтобы нефть в цене не упала…

 

P.S. Кто-то по традиции может упрекнуть, что, мол, опять в колонке на банковском портале ничего не сказано о банках. Ну, так и в программном выступлении премьер-министра ничего о них не сказано. Какие такие банки? Не видишь, я кушаю…