В недавнем аналитическом отчёте Райффайзенбанка сказано, что в течение продолжительного времени после кризиса 2008 года депозиты всех категорий вкладчиков росли быстрее кредитного портфеля. Банки на волне отложенного спроса интенсивно наращивали кредитные портфели — прежде всего розничные. Однако в сентябре-октябре текущего года возникла необходимость наращивать уже ресурсную базу для кредитов. По данным аналитиков «Финама», отношение кредитов банков к средствам клиентов снижается и на 1 ноября 2011 года составило 1,11 — против 1,16 на первое октября 2010 года. «Если не принимать мер, — предупреждает Александр Осин, главный экономист УК “Финам Менеджмент”, — у банков возникнут риски обеспечения своих накопленных позиций на рынке, будет ограничен потенциал наращивания инвестиций. С другой стороны, снижение инфляции позволяет банкам нарастить объём депозитов, не повышая значительно их ставки».

В этих действиях банков, не панических, но настойчивых, уже отчётливо чувствуется дыхание европейского кризиса — его не ощущают только те, кто совсем не имеет дела с иностранными источниками финансирования. Одним из ключевых источников ликвидности российских банков продолжительное время был долговой рынок. Но он стал дорог, а потребность в ликвидности осталась, поскольку кредитные портфели были укрупнены. Управляющий филиала Абсолют Банка в Ростове-на-Дону Марина Абашина объясняет, что многие банки просто вынуждены обратиться к розничному рынку и постепенно повышать ставки в конкурентной борьбе за средства клиента. А борьба идёт тем более острая, что предновогодний период — это не только время, когда население получает премии, но и время больших трат, а стало быть, и оттока депозитов.

Таблица: Перед Новым годом банки предлагают повышенные ставки по розничным депозитам

Длительность имеет значение

Характерной тенденцией последних трёх месяцев стало отчётливое сокращение долгосрочных депозитов розничных клиентов. Пока что сокращение «длинных» денег не отражается на годовой статистике банковской системы: сказываются успешное начало и продолжение года. Однако, к примеру, ростовский офис ВТБ24 в IV квартале демонстрирует уменьшение депозитов сроком свыше одного года на 5% и на 44% — увеличение вкладов сроком до года. По данным ЦБ РФ, снижение объёма долгосрочных вкладов продемонстрировали 387 банков из 788. Такую динамику зафиксировали прежде всего крупные банки: наибольшее сокращение объёма вкладов на срок свыше года отмечалось у Сбербанка (на 28 млрд рублей), ВТБ 24 (на 7 млрд рублей), Росбанка (на 6,27 млрд рублей), МБРР (на 5 млрд рублей), Газпромбанка (на 2,2 млрд рублей). Скорее всего, тренд будет последовательно спускаться вниз по системе.

Олег Галеев, заместитель начальника управления банковских продуктов Росгосстрах Банка, объясняет эту тенденцию тем, что в 2008 году многие кредитные организации, испытывая недостаток в ресурсах, пополняли пассивы за счёт привлечения долгосрочных вкладов (на 2–3 года) под высокие проценты, которые доходили иногда до 18% и предполагали зачастую весьма лояльные условия. «В последние месяцы заканчивается срок действия многих кризисных предложений по вкладам, в связи с чем происходит перераспределение срочных вкладов с трёхлетних на годовые», — делает вывод г-н Галеев. В пресс-службе банка «Кубань Кредит», отмечают, что на сокращение объёма долгосрочных депозитов повлияло то, что многие банки в целях привлечения денежных средств практически сравняли ставки по вкладам на короткие и длительные сроки. Таким образом, клиентам нет смысла вкладывать денежные средства на более длительный срок, так как это не компенсируется ставкой.

Любопытное влияние на рынок розничных депозитов оказали скачки валюты, наблюдаемые в последние несколько месяцев. Многие клиенты сумели сыграть на высокой волатильности курсов, повысив, таким образом, портфели «коротких» пассивов банков. Евгения Власова, управляющий ростовским региональным операционным офисом ВТБ24, рассказывает, что одними из наиболее доходных в этом году стали полугодовые вклады, номинированные в швейцарских франках и открытые в феврале этого года, и вклады в долларах США, открытые накануне роста этой валюты летом и осенью. «Впрочем, понятно, что в случае с валютными вкладами возможен не только дополнительный доход за счёт положительной курсовой разницы, — добавляет г-жа Власова, — но и потери в случае, если курс пойдёт вниз. Поэтому в годовой перспективе рублёвые вклады по-прежнему остаются одним из лучших вариантов сохранения средств».

Региональные клиенты традиционно не склонны долго копить деньги: не зря эта тенденция проявила себя прежде всего на периферии. Как отмечает начальник управления розничных операций банка «Центр-инвест» Ирина Левина, наибольший интерес проявляется к вкладам сроком от 6 месяцев до года. «Сейчас никто не может точно предвидеть ситуацию с доходностью розничных депозитов через год, поэтому повышенная на данный момент процентная ставка на срок больше года спустя некоторое время может оказаться очень низкой», — поясняет г-жа Левина.

Банковские аналитики пока не склонны видеть в этой тенденции долгосрочное явление. По мнению Александра Осина, незначительное сокращение долгосрочных депозитов (валютных сроком от 1 до 3 лет — с 11,7% до 10,9%, рублёвых от 1 до 3 лет — с 44,63% до 44,54%) говорит не о тревожности населения или банков, а о том, что спрос на рынке вкладов становится менее консервативным. «Долгосрочные депозиты используются как вариант страховки среднесрочных инвестиций в различные активы, которые оказывают сдерживающее влияние на прирост среднесрочных депозитов», — поясняет г-н Осин.

Банкам нужна подушка безопасности

Среди основных причин текущих изменений в депозитной политике российских банков участники рынка чаще всего отмечают исчерпание запасов банковской ликвидности, происходящее на фоне повышенной волатильности мировых финансовых рынков.

Генеральный директор ООО «Риск-Консалт» Наталья Костюченко вспоминает, что перед кризисом 2008 года в банковском секторе происходило почти то же самое, что и сейчас. «Банкиры вообще раньше других узнают о том, что произойдёт экономический спад. Конечно, они начинают укреплять свою ликвидность. Например, перестают привлекать клиентов со стороны и увеличивают процентные ставки, чтобы расплатиться с вкладчиками. Когда банки бросают все свои резервы на укрепление ликвидности, можно не сомневаться: скоро разразится кризис», — убеждена г-жа Костюченко.

«Запасы ликвидности, накопленные во время кризиса, стали в своё время одной из наиболее обсуждаемых тем в банковском сообществе, — говорит директор дирекции “Юг” банка “Хоум Кредит” Дмитрий Маслов. — Из-за активного кредитования в розничном и корпоративном секторах, продолжающегося оттока капитала и роста государственных расходов объём ликвидности во втором полугодии 2011 года сократился. Это достаточно наглядно демонстрируется динамикой ставок рынка межбанковского кредитования. MIACR по фактически предоставленным однодневным кредитам в среднем за октябрь составил 5,05 процента против 2,9 процента в среднем за первый квартал».

Кроме того, по мнению г-на Маслова, дополнительное негативное влияние на ликвидность в августе-сентябре оказала возросшая доходность по евро­облигациям российских корпоративных и банковских эмитентов, сделавшая их размещение невыгодным.

В результате банки и компании в  августе-сентябре не размещали еврооблигации, а компании кредитовались только в отечественных банках, что дополнительно сократило ликвидность. С октября ситуация на рынке еврооблигаций нормализовалась — доходность снизилась, а ряд компаний и банков (Газпром, ВТБ и др.) снова провели размещение.

«Никто не скрывает, что к пассивам физических лиц банки обращаются тогда, когда нет возможности занять корпоративные деньги — они же дешевле, — комментирует заместитель председателя правления СКБ-банка Татьяна Ушкова. — Сейчас корпоративные заимствования закрыты, и банки переключились на другой инструмент фондирования — вклады физических лиц».

Директор краснодарского филиала АК «БАРС» Банка Сергей Тарасенко убеждён, что обосновывать динамику рынка только лишь «гонкой за ликвидностью» неправильно: «Всё же ликвидность бывает либо мгновенная, либо распределённая по срокам. И депозиты как таковые не улучшают ликвидность, ведь у банка возникают обязательства по их возврату: денежные средства надо вложить в активы — в те же кредиты — с целью получения доходов. Привлечение банками депозитов населения — это в большей степени увеличение ресурсной базы и её диверсификация перед вероятным кризисом». Как отмечает г-н Тарасенко, когда ресурсная база диверсифицирована, это обеспечивает хорошую подушку. Правда, вклады населения — довольно дорогая подушка со стоимостью 8–10 процентов годовых и с необходимостью держать деньги в наличности или на корсчёте. «Накопление вкладов физлиц даёт дополнительные возможности управления ликвидностью, но — подчеркну — ликвидностью дорогой», — считает Сергей Тарасенко.

Тем не менее, все банкиры понимают, что в сложившихся условиях естественно стремление банков привлечь больше средств в депозиты и получить бо́льшую прибыль от реализации своих продуктов. В результате сейчас на рынке отмечен рост ставок как по депозитам, так и по кредитам. Хотя, по мнению Дмитрия Маслова, ничего особенного не происходит — во втором полугодии 2009 года средневзвешенная ставка по вкладам физических лиц превышала 15 процентов годовых, что существенно ниже нынешних 9,04 процента. Потому даже если банки и стараются укрепить ликвидность, это совсем не признак паники и не абсолютная гарантия неминуемого кризиса, как опасается Наталья Костюченко. Пока можно говорить разве что об элементарном инстинкте самосохранения.