В проблемах ряда предприятий во время нынешнего кризиса есть немалая доля вины сотрудников банков.

Нет, вовсе не американских банков, выдававших ипотечные кредиты на покупку огромных домов безработным, как было принято говорить у нас. Российские банкиры тоже приложили свою руку к возникновению проблем у немалой доли предприятий и частных лиц. И если ситуация с предкризисным кредитованием населения описывалась уже не раз, то кредитование предприятий в те годы, пожалуй, еще ждет своего летописца.

Банки в тучные двухтысячные в соответствии с планами руководства агрессивно наращивали объемы кредитов предприятиям. Они в сражении за привлекательных клиентов наперебой предлагали увеличить им объем ссудной задолженности для расширения бизнеса на очень привлекательных условиях.

Казалось бы, дело хорошее и нужное. Но, как часто бывает, хорошее дело можно испортить его дурным исполнением.

Банковские аналитики сквозь пальцы смотрели на явные дыры в предоставленных им бизнес-планах. Тем более, что в условиях активного развития банковской отрасли эти аналитики нечасто сами дорабатывали в родном банке до срока возврата выданных ими кредитов,  переходя с повышением в другой банк.

Я сам не раз наблюдал, как руководители банковских подразделений убеждали владельцев бизнеса агрессивно развиваться на короткие заемные деньги.

 Владельцев бизнеса зачастую можно понять. В психологии большинства бизнесменов изначально заложено желание развивать свой бизнес, расчет на личный успех и успех начатых проектов. Те, кто с самого начала  рассчитывает на неудачу, редко начинают свой бизнес, а еще реже – могут его развить.

Образумить своих чересчур оптимистичных руководителей вроде бы должны были их наемные менеджеры. Да вот беда – на небольших предприятиях вопросами сотрудничества с банком обычно занимается сам владелец бизнеса, а на средних предприятиях – главный бухгалтер или начальник финотдела.

Разубеждать владельца бизнеса в его планах ускоренного развития фирмы – дело весьма рискованное и неблагодарное для карьеры подчиненных. Многие в такой ситуации предпочли  промолчать. Ведь в случае возникновения серьезных проблем от неудачного проекта всегда можно найти себе новое место работы.

Впрочем, на грабли агрессивного развития на кредитные деньги наступали в то время не только малые и средние предприятия, но и крупные фирмы – по схожим причинам.

А наращивание портфелей кредитов малому бизнесу представляло в те годы просто замечательное зрелище! В горячке, чем-то похожей на знаменитую «золотую лихорадку», в банках создавались специальные подразделения. Их только-только нанятые сотрудники, как винтовку взяв наперевес написанную оптимистами из головного офиса банка инструкцию, спешили в бой – выполнять грандиозные планы по росту кредитного портфеля.

При этом не шла речь не только о серьезной работе с рисками, но нарушались самые элементарные заповеди кредитования, о существовании которых молодые сотрудники иногда даже не догадывались.

Малый бизнес, голова владельцев которого закружилась от вчера еще недоступных перспектив, с радостью заглотил кредитную наживку.

Осень 2008 года охладила пыл банковских топ-менеджеров по развитию бизнеса. А сотрудники, еще вчера выполнявшие планы по росту портфелей, попали под сокращение целыми подразделениями, частенько так и не успев увидеть реальный результат своего интенсивного труда. В то время доля проблемных кредитов малому и среднему бизнесу у ряда банков превышала треть от общего объема портфеля.

Именно тогда и стало ясно, что легче всех переживут разгар кризиса предприятия, которые вошли в него с оптимальной кредитной нагрузкой и не осуществляли рискованные проекты за счет банковских кредитов.

Были ли сделаны банками и их клиентами должные выводы из предкризисной «золотой лихорадки»? На первый взгляд – да.

Была серьезно пересмотрена роль риск-менеджмента, ужесточены подходы к кредитованию, оптимизирована работа с проблемными заемщиками.

Кризис многому научил как руководителей и сотрудников банков, так и владельцев предприятий. Ведь тогда не только разорилось множество закредитованных предприятий, но и ряд банков сменил своих владельцев.

Казалось, после таких масштабных проблем возврат к временам золотой банковской кредитной лихорадки мы увидим еще нескоро.

Однако с середины 2009 года вновь стали слышны разговоры, что кризис уже закончился, нужно успеть занять долю рынка, размыть долю проблемных кредитов и прочие хорошо знакомые по докризисным временам речи. А так как удачно переживших кризис предприятий было не так уж и много, то за право обслуживать их денежные потоки и кредитовать их проекты вновь стала разворачиваться нешуточная борьба.

Всем известное обострение проблем в европейской экономике минувшей осенью вновь изменило ситуацию как с банковской ликвидностью, так и с кредитованием. Некоторые из дочерних банков мировых банковских гигантов вообще покинули российский рынок. Остальным банкам все сложнее становилось находить средства для продолжения кредитной экспансии.

Все это можно легко проследить и в статистике Центрального Банка РФ. Так, доля обязательств перед банками в общем объеме обязательств кредитующихся предприятий  в начале 2009 года составлявшая 43,2%, плавно снижалась до самого начала 2011 года, дойдя до 31,7%, а в первом полугодии 2011 года вновь стала расти, достигнув 35,8%.

Прирост объемов кредитных портфелей предприятиям, до начала кризиса составлявший от 31,3% до 51,5% ежегодно, остановился в 2009 году, а затем вновь стал расти, составив 12,1% в 2010 году и 20,1% за 10 месяцев нынешнего года.

В ближайшие дни все проблемы с банковской ликвидностью временно решит мощная волна бюджетных денег. Но в начале следующего года недостаток ликвидности возникнет вновь.

Смогут ли аналитики и руководство оставшихся на рынке частных банков правильно просчитать последствия происходящих сейчас событий? Не увидим ли мы новой волны недостатка ликвидности и связанное с ней резкое сворачивание кредитных проектов?