Елена Сидоренко, исполнительный директор, руководитель инвестиционно-банковского сектора компании Staffwell

Пенсионеры жалуются на низкие пенсии, на которые невозможно прожить, на высокие цены и низкое качество продуктов, услуг и т.д. Друзья и знакомые делятся опытом, как легально уменьшить налогооблагаемую базу, как уйти от налогов…

Эти темы животрепещущие и вызывают горячие дискуссии. Но я постоянно ловлю себя на мысли: почему мы себя сравниваем с благополучной Европой и Америкой? Ведь по уровню жизни мы находимся в одном кластере с Ливийской Арабской Джамахирией, Македонией и Беларусью (согласно рейтингу РБК). Вот и надо сравнивать себя с этими странами! Однако стремиться нужно к лучшему, то есть к европейскому и американскому уровню. Для того, чтобы обеспечить достойный уровень пенсионного и социального обеспечения, эти страны имеют определенные ставки по налогам и высокий уровень собираемости этих самых налогов. Приведу наглядный пример из исследования компании PWC:

Так, может быть, нам, работающим и обеспечивающим определенный уровень сбора налогов, начать по-другому относиться к налогам, как социальным, так и корпоративным? Не пытаться уйти от них, преследуя свои личные цели, а думать глобальнее? И не забывать, что каждый рубль, выплаченный в виде налога, – это чья-то пенсия, пособие и т.д.?

Уже давно обсуждается изменение системы исчисления социального налога. Основная задача – грамотно рассчитать схему, с каких порогов какой налог будет взиматься. Делать это нужно очень осторожно, чтобы, с одной стороны, обеспечить наполняемость бюджета, а с другой – не побудить бизнес уходить в серые схемы выплаты заработной платы.

Согласно официальным данным аппарата президента России, собираемость основных налогов в России составляет всего 70%, тогда как в развитых странах – 90%.

После принятия ФЗ № 212 налоговая нагрузка на бизнес в части ЕСН существенно увеличилась: с 26% до 34%. К сожалению, такое налоговое бремя – тяжелая ноша для малого и среднего бизнеса. Как того и следовало ожидать, часть работодателей стала практиковать «серые зарплаты». Этот способ известен с начала 90-х годов. По оценкам Института экономической политики имени Егора Гайдара, в декабре 2010 года доля «серых» зарплат составляла 26%, а в марте 2011 года – уже 41%. Таким образом, пока российский бизнес в собственных интересах будет прибегать к схемам искусственного занижения доходов, поступления в госбюджет налога на прибыль будут невысокими, развитие экономики – медленным (по оценкам экспертов, ВВП уже уменьшился на 0,5–0,7%), также снизится инвестиционная активность. Увеличения налоговой нагрузки негативно влияет на рынок труда: рост безработицы, сокращение заработной платы или отсутствие ее индексации.