Правильный ответ — в полтора раза.

Источники: Росстат, Eurostat, Центр бюджетного мониторинга Петрозаводского университета

Увеличить

На карте показано распределение по России плотности вузовских выпускников 2010 года (отношение числа выпускников в каждом регионе к его населению). Очевидно, что этот показатель пропорционален плотности общего числа студентов, и коэффициент пропорциональности почти неизменен по стране. Москва и Петербург объединены со своими областями (ясно, что химкинские или мытищинские школьники видят себя московскими студентами).

Столицы, разумеется — лидеры, причем Петербург впереди. Третье место с ничтожным отрывом за Томской областью. Это след имперской прозорливости, в не слишком населенном сибирском регионе три крупных вуза ведут историю с XIX века. А дальше студенческий показатель убывает очень медленно, причем удаленные регионы совсем не обязательно в аутсайдерах. В Якутии такая же плотность студентов, как в Ярославской области, а в Приморском крае она выше, чем в Ульяновской области. В целом же в России нет вузовских дыр, то есть регионов с ничтожной плотностью студентов. Более того, перепись, очевидно, именно в мегаполисах занижает население. То есть реальная плотность студентов в столицах меньше, а реальное распределение по стране — еще равномернее.

Получается, в нашей сверхцентрализованной в политическом, экономическом и финансовом отношении стране высшая школа распределена гораздо ровнее. А это важнейший фактор, препятствующий перколяционной дезинтеграции, он посущественней, чем унифицированная телепропаганда. И он обязательно должен сохраниться.

Следующий вопрос — не слишком ли много в России студентов, надо ли, как предлагается, сократить вузы. На рисунке 2 — число студентов на душу населения в России, Европе и Америке. По этому показателю мы обгоняем Европу и отстаем от Америки. Можно, конечно, сократить, но это будет означать окончательный отказ от претензий на статус сверхдержавы.

Третий рисунок показывает рост числа российских студентов за последние полвека. Здесь все ожидаемо: монотонный послевоенный рост, небольшой провал в 90-е и резкий скачок в нулевые. Последний в существенной мере обусловлен новосозданными негосударственными вузами (в 2010 году они дали около 20% общего числа выпускников). Эта компонента образовательной системы, при всех общеизвестных недостатках, придает конструкции гибкость, так как быстро реагирует на спрос (например, в нулевые большинство их студентов — экономисты и юристы).

В общем же, из всех этих данных следует, что основные структурные черты российской высшей школы лишены принципиальных дефектов, и она не нуждается в радикальной реформе. Начинать строить с нуля заново не надо, фундамент — исправный.