Исполнительный директор по финансовой стабильности Банка Англии Энди Холден заявил, что вознаграждения сотрудников финансовых компаний должны быть увязаны с отдачей от активов, а не с собственным капиталом банка.

Несмотря на то что банкиры во многом выиграли от рисков, которые они взяли на себя в кризис, общество в целом понесло большие потери. «Только в Англии и Уэльсе более полумиллиона физических и почти 100 тыс. юридических лиц оказались несостоятельными после 2007 года, а на международном уровне все большее число суверенных государств ждет та же участь. Это говорит нам о том, что банковские риски получили широкое социальное распространение», — указал Энди Холден.

Банковскими бонусами очень недовольны жители страны — это одна из причин акций протеста «Оккупируй» в лондонском Сити. Впрочем, вопрос о выплате бонусов назрел уже давно. «Акции против Сити тут ни при чем, дело в кризисах, — говорит начальник аналитического отдела ИК "Грандис капитал" Денис Барабанов. — Это возвращение к обсуждению привязки бонусов, грубо говоря, к динамике акций банка на бирже. Привязка стимулирует любыми средствами наращивать капитал, даже вопреки здравому смыслу, и зачастую снижает экономическую стоимость компании. Если бонус привязан к доходу на капитал, это тоже стимулирует менеджера больше рисковать. И пересмотр всей системы будет правильным».

Вопросы выплат, рассказывает эксперт УК «Солид менеджмент» Андрей Левшин, скорее проблема этической стороны, политики банка или отношения к сотруднику. И, как правило, это относится к топ-менеджерам, которые входят в так называемую зону пассионарности: они должны приносить организации стабильный ощутимый доход. Сейчас стало понятно, что данную политику необходимо если не менять в корне, то реструктуризировать. В США, например, компании с госучастием обязали сокращать статью расходов на эти цели и предоставлять подробную отчетность. В зоне евро Европарламент наложил ограничения на выплату бонусов, уже в течение этого года размер выплаты как раз стал пропорционален зарплате получателя. Львиная доля денег выплачивается в течение трех лет, что позволяет банку использовать их, а если банк воспользовался финансовой или иной поддержкой государства, руководство лишается права выплачивать себе что-либо, кроме оклада.

Проведя анализ зарплаты руководителей семи крупнейших банков в США, Энди Холден подсчитал, что средняя выплата премий банками выросла десятикратно — с 2,8 млн долларов в 1989 году до 26 млн в 2007-м, потому что это было связано с рентабельностью собственного капитала компаний (ROE). Но если бы выплаты рассчитывались на основе рисков для компании (рентабельность активов, ROA), выплаты росли бы гораздо медленнее — в среднем от 2,8 млн до 3,4 млн долларов.

Этот перерасчет (на ROA с ROE) был бы «относительно небольшим шагом для банков». «Тем не менее влияние на риск и вознаграждение его может быть очень большим», — сказал Холден, снова напомнив, что стимулы, выплачиваемые банками, во время кризиса не спасли держателей облигаций от рисков. «По большому счету во всем мире уже давно оплата банкиров в части бонусов зависит от достижения ими поставленных задач, — комментирует заявление Холдена президент Первого республиканского банка Людмила Лебедева. — Например, в российском коммерческом банковском секторе применяются оба показателя: прибыль (возврат) на капитал (ROE) или возврат на активы (ROA), а также ряд других, в частности cost to assets (издержки к активам). В данном контексте правильнее ставить вопрос о том, что применения единственного критерия прибыли к капиталу или даже к активам недостаточно, особенно если речь идет о квартальных или полугодовых результатах».

И вряд ли подобная мера будет действенной, так как премирование находится в компетенции финансовой организации, а не в ведении властей, уверена аналитик «Инвесткафе» Анна Бодрова. Даже если это будет закреплено в Англии законодательно, банкам ничего не стоит обойти правила хотя бы за счет статей перераспределения средств. Финансовые операции вряд ли сейчас приносят британским банкам хороший доход, в то время как собственный капитал от спада рыночного спроса почти не страдает.

В дальнейшем же банки сами, вне зависимости от указаний властей, будут вынуждены пойти на снижение бонусов и премий. Как поясняет начальник аналитического отдела ИК «Вектор секьюритиз» Александра Лозовая, доходность банковского бизнеса будет снижаться по мере усиления регулирования финансового сектора со стороны государств. Например, министры финансов еврозоны хотят, чтобы крупнейшие банки увеличивали достаточность капитала в ближайший год. И в этих рамках банки должны снизить расходы для достижения требуемой нормы капитала. Эти меры станут причиной сокращения премий и бонусов в банковском бизнесе в среднесрочной перспективе.

Если говорить о ситуации с бонусами в России, то тут, признает Андрей Левшин, очень много подводных камней. Обсуждение размера премий и бонусов проходит в индивидуальном порядке, зачастую они обходят и официальный счет сотрудника, и систему налогообложения. В 2010 году был разработан и внесен на обсуждение в нижнюю палату Госдумы законопроект о налогообложении таких премий. «Однако он, на наш взгляд, носит более щадящий характер, нежели его "западные" варианты: 13-процентным налогом будут облагаться топ-менеджеры, получающие бонус, в случае ухода из компании. Как правило, такие бонусы могут в три, а то и более раз превышать их обычную зарплату, а налогом будет облагаться лишь часть от этой выплаты», — объясняет он. Скорее всего, облагаться будут только те выплаты, которые превышают по своему размеру зарплату как раз за три месяца. Вот и получится, что три зарплаты получил, одну отдай в бюджет, — справедливо, но мало в понимании простого обывателя.