Внедрение инновационных банковских технологий как необходимое условие конкурентоспособности финансового сектора России стало темой обсуждения сразу нескольких мероприятий в конце октября. Комитет Совета Федерации по финансовым рынкам и денежному обращению провел на эту тему круглый стол.

Председатель комитета Дмитрий Ананьев привел следующие данные. 40% россиян не пользуются услугами банков, 63% не доверяют местным банкам, 90% владельцев карт используют их только для получения наличных. Лишь 4% пользователей Интернета в России используют интернет-банкинг. Сенатор делает вывод о том, что российский финансовый рынок существенно отстает от западного в технологическом развитии. Более того, даже развивающиеся страны более успешно развивают банкинг.

Дмитрий Ананьев рассказал об опыте Индии, где запущен проект по обеспечению каждого из 1,2 млрд. жителей страны биометрическим удостоверением личности. Реализовывается частно-государственная программа по банкизации сельского населения посредством мобильных биометрических терминалов (25 млн. клиентов за один год). Государство и частный сектор совместно развивают мобильный банкинг. Следствием этого стал существенный рост пользования банковскими услугами, упорядочение социальных выплат и поддержание роста экономики.

Инновации дают России шанс совершить качественный рывок в развитии, минуя этапы эволюционных изменений развитых рынков. Для того чтобы росла доля безналичных платежей, нужно провести централизацию клиринговых расчетных услуг на основе унифицированных правил и стандартов, повысить безопасность безналичных операций по картам и операций в Интернете, развивать сети терминалов и банкоматов, постепенно вытеснять наличный оборот из сферы торговли (налоговое стимулирование, введение ограничений на оплату наличными).

Председатель комитета СФ считает, что банкам нужно развивать передвижные банковские точки в сельской местности. Государству, в свою очередь, следует усовершенствовать законодательство о персональных данных и об «аналоге собственноручной подписи».

Что поможет стимулировать внедрение передовых информационных технологий в банках? Это налоговое стимулирование — ускоренная амортизация капитальных вложений; предоставление льгот по ставкам таможенных пошлин при ввозе высокотехнологичного оборудования и программного обеспечения, адаптация международных и разработка национальных стандартов в сфере рационального использования передовых технологий.

Государству и банкам нужно развивать совместные проекты по внедрению передовых финансовых технологий (бесконтактные карты, биометрика и т. д.) и по повышению финансовой грамотности населения. Государство должно развивать «Электронное правительство», а банки — финансировать социальную рекламу, считает Дмитрий Ананьев.

Госорганы должны выработать деловую и судебную практику использования нового законодательства (ФЗ «О национальной платежной системе»). Нужны поправки в закон «О персональных данных» (отмена права недобросовестных заемщиков отказаться от передачи ПД третьим лицам, разрешение обработки персональных данных клиентов по кредитным заявкам, поступившим по каналам ДБО без письменного согласия потенциального заемщика). Для развития ДБО нужно внести изменения в федеральный закон 115-ФЗ (разрешение открытия счетов текущим клиентам банков без их личного присутствия). Инновационное развитие финансового сектора требует существенных инвестиций со стороны бизнеса и государства, которые должны быть поддержаны модернизацией законодательства.

Что мешает эффективности?

Михаил Сенаторов, заместитель председателя Центрального банка РФ, отметил, что по закону банкиры обязаны использовать устаревшие технологии. ЦБ РФ разрешил формировать некоторые документы в электронном виде, но ряд бухгалтерских документов все еще нужно хранить на бумажных носителях. Это очень дорого. Например, Сбербанк тратит более 5 млрд. рублей на поддержание бумажных архивов этих документов. Отмена бумажного документооборота существенно сократит издержки российских банков на закупку бумаги, на распечатку документов и на их хранение. Слишком жесткие требования закона о персональных данных привели к удорожанию содержания банковских систем и повысили цену на банковские услуги.

Банкам нужно переходить на аутсорсинг в области процессинга, создавать единые процессинговые центры на базе крупных банков. Пора интегрировать банковские приложения для клиентов на удобном носителе, использовать уже существующую инфраструктуру сотовых операторов. Нужно повышать надежность банков в сфере защиты средств клиента от кражи, вводить единые требования и стандарты к инфраструктуре банков. Отсутствие централизации счетов клиентов очень сдерживает развитие банковских услуг, и это сказывается на конкурентности банковской системы в целом.

Тимур Аитов, исполнительный вице-президент АРБ, уверен, что банки обязаны использовать ДБО, так как в восприятии клиента банк уже воспринимается не как здание, а как набор услуг. Но в России отсутствует системный подход к продвижению интернет-банкинга. Каждый банк разрабатывает собственный интернет-банкинг и процессинг. Уровень отлаженности бизнес-процессов в зарубежных банках неизмеримо выше, чем у нас. Из-за отсутствия стандартов в сфере услуг мы теряем 2% ВВП. Кроме того, у нас излишне жесткие законы, они очень сильно ограничивают эффективность бизнеса. Ключевой проблемой по внедрению новых технологий банкинга в России становится слабая кооперация игроков платежного рынка — банков, сотовых операторов, провайдеров платежей и производителей сотовых телефонов. Необходимо одобрить и поддержать инициативу ЦБ, АРБ, РСПП по созданию Национального платежного совета страны.

Российские банки — самые инновационные банки в мире, по многим технологиям мы впереди планеты всей, возразил Олег Тиньков, председатель совета директоров банка «Тинькофф. Кредитные системы». Но развитию технологий мешают строгие законы. Зачем клиенту каждый раз проходить идентификацию лично? Цифровая подпись в России фактически не работает, посетовал Олег Тиньков и рассказал, как он продал дом в Калифорнии, лишь отправив туда юристам подтверждение по Интернету. В России также невозможно. Как только подобные технологии будут легализованы в России, произойдет взрыв он-лайн-банкинга. А иначе будет развиваться один Сбербанк с его огромной сетью отделений.

Вице-президент Сбербанка Виктор Орловский главным врагом банков назвал не законы, которые отстают от развития технологий, а наличные. Из-за них банки теряют доходы, а государство не может полностью собрать налоги. И дело не в том, что нет технологий — они уже есть. Но виноваты привычки людей. Представитель Сбербанка привел свой излюбленный пример: клиенты снимают деньги из банкомата, на экране которого крупным шрифтом написано, что заплатить за мобильный телефон можно без комиссии. Однако клиент снимает нужную сумму, идет в терминал и пополняет свой мобильный наличными, платя как минимум 3% комиссии. «Зачем? Человек не умет читать? Умеет. Но почему он переходит в терминал? Потому что привык», — пожаловался Орловский.

Карл Сумманен, вице-президент ВТБ, согласился с мнением, что терминалы вредны, так как они хорошо зафиксировали наличные. Без терминалов у людей было бы больше стимулов пользоваться интернет-банкингом. Однако основная проблема не в объеме наличности, а в недостаточной эффективности процессов в экономике в целом. Банки достигли большого прогресса в автоматизации бизнес-процессов. Но нужны законы об электронном документе и электронном архиве, потому что такого понятия сейчас в принципе нет. Еще одной проблемой стала общая неэффективность обработки платежей по всей цепочке. Пора ставить вопрос об операционной эффективности экономики в целом. Также нужна единая система маршрутизации расчетов. Деятельность множества участников платежей нужно стандартизировать, и все инициативы по технологии внутри России надо строить таким образом, чтобы включить РФ в единое мировое платежное пространство.

При введении новых законодательных норм риски должны быть правильно распределены между клиентами и банками. Если клиенту предоставляется право от проведения платежа, это открывает возможности для мошенников, заставит банк задуматься, нужно ли ему ДБО, считает вице-президент ВТБ.

На каких принципах строить ДБО?

Участники он-лайн-конференции «Дистанционное банковское обслуживание», которую Bankir.Ru провел совместно с изданием «Финансовый диалог», порталами 123Credit.ru, TatCenter.ru, Finarty.ru, обсудили более практические аспекты развития ДБО. Может ли банк окончательно стать интернет-сервисом? Кто и как внедряет ДБО на российском рынке? Как обеспечивается безопасность проведения операции и сохранность средств?

Первый вопрос, который был задан участникам он-лайн-конференции, — не пора ли сделать бесплатными интернет-банкинг и sms-оповещение? Сергей Осипов, президент КБК-Банка, считает, что «по мере роста оборотов рынка и возрастания конкурентной борьбы все больше он-лайн-сервисов становится бесплатными, в том числе и у банков. Но хитроумные технологи и продуктовики придумывают новые и новые дополнительные платные сервисы, например, интернет-трейдинг обойдется клиенту даром, а приложение к нему в виде персонального аналитика-консультанта — за отдельную плату.

Тимур Аитов (АРБ) считает, что интернет-банкинг должен быть бесплатным. Банку лучше зарабатывать на чем-то другом, а вот инновационные решения и услуги предлагать бесплатно (или почти бесплатно) — по этому пути уже идут многие банки. Другое дело, что банку необходимо стремиться повышать рентабельность услуг интернет-банкинга — например, за счет перехода к аутсорсингу.

Елена Захарова, директор по работе с клиентами процессингового центра Faktura.ru ГК ЦФТ, считает, что в ближайшем будущем ДБО-сервисы банков будут включаться в пакеты продуктов предлагаемых клиентам по умолчанию, по аналогии с определителем номера в сети сотовой связи. Сергей Дубинин, коммерческий директор «ФОРС — Банковские системы», уверен, что в перспективе все банки перейдут на бесплатное подключение к ДБО, так как это очень выгодно в первую очередь для банка.

Пользователей беспокоит и тот факт, что в прессе все чаще всплывает информация о росте мошеннических операций с банковскими картами, интернет-банком, электронными деньгами. Андрей Жабинский, директор по развитию бизнеса ЗАО «ФОРС — Банковские системы», успокаивает банковских клиентов: уровень защиты операций в ДБО постоянно повышается и на аппаратном, и на прикладном уровне. Это мнение поддерживает и Дмитрий Теплицкий, вице-президент по технологиям платежной системы интернет-банкинга HandyBank.

Алексей Бабенко, старший аудитор компании «Информзащита», обращает внимание, что большинство мошеннических операций совершается по вине самих пользователей. Выбор слабых паролей доступа, небрежное хранение пин-кода рядом с платежной картой, использование банкоматов в сомнительных местах, пренебрежение элементарными основами информационной безопасности и излишняя доверчивость — вот типичные ошибки клиентов.

Тимур Аитов (АРБ) считает, что проблему фрода не надо педалировать. Ничего экстраординарного в нашей стране не происходит. А вот что касается радикальных методов борьбы, то каждый должен заниматься своим делом, а «вор должен сидеть в тюрьме». Наши органы способны и должны каждодневно заниматься превентивной работой по пресечению деятельности преступных групп. Места дислокации групп в стране примерно известны, эти задачи и надо отрабатывать.

Елена Захарова (Faktura.ru, ГК ЦФТ), обращает внимание, что для обеспечения информационной безопасности применяется комплексный подход, в котором сочетаются технологии по защите каналов связи, системы обнаружения мошенничества. Дополнительными инструментами информационной защиты могут быть многоступенчатая верификация действий пользователя, активные анти-fraud системы, усложнение авторизации (например, capcha-код). Будут развиваться услуги по страхованию безналичных операций.

Прогресс для всех

Инновации доступны не только крупнейшим банкам. Малым и средним кредитным организациям по силам и по средствам внедрять их. Андрей Жабинский («ФОРС — Банковские системы») рекомендует некрупным банкам использовать «облачные» технологии. При таком подходе, не вкладываясь в «железо» и не покупая лицензии на ПО, а оплачивая провайдеру SaaS только предоставленные услуги, многие небольшие банки смогут успешно развивать сервисы ДБО.

Тимур Аитов (АРБ) обращает внимание, что «лучшие системы интернет-банкинга в стране — HandyBank и Faktura.ru — поставляются на условиях аутсорсинга, они доступны и рентабельны для любых корпоративных клиентов — вне зависимости от размера банка и объема транзакций».

ДБО является в высшей степени гибким и эффективным инструментом для решения конкретных задач банка любого размера и масштаба деятельности. Крупные банки имеют возможность существенно снизить операционные затраты на обслуживание клиентов и обеспечить их активное привлечение, средние банки за счет ДБО существенно увеличивают клиентскую базу и объем транзакций, рассказывает Станислав Хоменко, первый заместитель коммерческого директора «БСС».

Для того чтобы использовать дистанционные сервисы обслуживания, вовсе необязательно тратить ресурсы на их создание и эксплуатацию. Здесь очень полезен аутсорсинг, говорит Яков Лившиц, генеральный директор компании 123Credit.Ru (Бостон-Петербург). Например, любой банк, независимо от размера, может стать клиентом объединенного центра он-лайн-заявок на кредиты 123Credit.ru — Ipocredit.ru — Bankir.Ru.

Алексей Ефимов, директор департамента «Кредитное и депозитное обслуживание (FLEXTERA)» компании «Диасофт», считает, что ДБО станет базовым функционалом, без которого банк не будет позиционироваться на рынке как институт обслуживания клиентов. Развитие ДБО пойдет в сторону расширения каналов доступа, позднее большинство операций банка будет выведено на мобильные устройства, которые будут содержать в себе мощный функционал.

ДБО и отделения

Сергей Осипов (КБК-Банк) считает, что «в России, где каждое третье экономическое преступление связано с финансовыми пирамидами, а уровень финансовой грамотности населения низок, что показывают многочисленные опросы и сравнительные характеристики с другими странами, без жесткого подхода к идентификации клиента на современном этапе обойтись сложно». Следовательно, нельзя перенять опыт других стран и разрешить удаленное открытие счетов.

«Совсем отказаться от обычных отделений не получится. Мы считаем, что ДБО для клиентов включает в себя массу операций, в том числе открытие депозитов, заключение договоров, под которые необходимо иметь подписанные документы. Если наше законодательство в течение какого-то времени примет закон о введении электронной подписи, которой будет достаточно для подписи такого рода документов удаленно через ДБО, то присутствие в банке не потребуется, поэтому потребности в обычных отделениях станет меньше», — считает Алексей Ефимов («Диасофт»).

Однако постепенно увеличивать долю операций, проведенных через ДБО, необходимо. Лариса Серова, начальник управления депозитов и комиссионных продуктов Татфондбанка (Казань), объясняет, почему эффективность ДБО превосходит классические формы обслуживания. Во-первых, освобождается большое количество времени у обслуживающего персонала банка. Во-вторых, у касс и окон обслуживания клиентов не собирается очередь, которая негативно сказывается на отношении клиентов к банку. В-третьих, клиенты будут чаще пользоваться услугами банка. Например, не каждый клиент захочет идти в подразделение банка, чтобы открыть вклад на небольшую сумму или подключить услугу, которая ему мало знакома. У клиентов Татфондбанка имеется возможность посредством ДБО открывать и закрывать вклады, подключать и отключать услуги в режиме реального времени. Можно удаленно подключить мобильную версию ДБО. Яков Лившиц (123Credit.Ru) считает, что по затратам ДБО в сравнении с классическими формами сервиса эффективнее в четыре-пять раз.

Что касается мобильного банкинга, то участники конференции сошлись во мнении, что клиент должен иметь возможность получать услуги банка по разным каналам связи, с различных устройств, желательно со схожим интерфейсом. Банкам нужно будет как можно сильнее интегрироваться в эту сферу и приспосабливаться к все более продвинутым пользователям, забывая о своем консерватизме.