Закон «О дополнительных мерах для укрепления стабильности банковской системы в период до 31 декабря 2011 года» появился на свет как экстренная мера по спасению банков, столкнувшихся в период кризиса с финансовыми сложностями. Предложенный механизм так успешно себя зарекомендовал, что участники рынка заговорили о введении этого закона на постоянной основе, чтобы в случае острой необходимости иметь инструменты для спасения социально значимого банка (случай с Банком Москвы подтвердил важность этого закона). Кроме того, накрывающая мир вторая волна кризиса может спровоцировать серию банкротств. В этом случае закон о санации станет важным слагаемым сохранения стабильности банковской системы.

Хроническим больным санацию не предлагают

Когда санация только делала первые «шаги», было немало оценок - в том числе и критических - эффективности инвестирования средств в «больные» банки. Критики предложенной системы оздоровления предупреждали: после того как кредитная организация перейдет в руки новых инвесторов, в ее балансе могут вскрыться новые «дыры», несовместимые с жизнью. Второй аргумент против санации звучал так: многие предприятия могут уйти из банков вместе с бывшими собственниками, и база активов от этого существенно «похудеет».

Стоит признать, что были случаи, когда эти мрачные прогнозы реализо-вывались. Но отдельные «ложки дегтя» бочку меда не испортили и общую картину не омрачили. На рынке есть несколько финансовых институтов, которые неоднократно выступали в качестве санаторов и в результате участия в этих проектах существенно укрепили свои позиции на банковском рынке. В числе самых активных «ай-болитов» оказались ФК «Лайф» и ФК «Открытие».

«Наш опыт участия в санации является, безусловно, удачным, потому что оба банка (Банк24.ру и Газэнерго-банк) досрочно вышли из санации и сейчас являются полноценными участниками рынка. Но стоит отметить: прежде чем взять на оздоровление эти банки, мы провели тщательную предварительную оценку проектов. И только убедившись в их перспективности, взялись за них», - рассказывает вице-президент Пробизнесбанка Ярослав Алексеев.

В ФК «Открытие» также положительно оценивают свой опыт санации. «Банк «Открытие» - это результат санации трех банков. В «Русском банке развития» мы были 100-процентным инвестором, в санации банка «Петровский» мы участвовали вместе с НО-МОС-Банком и АСВ (впоследствии НОМОС-Банк вышел из проекта), а в банке «Губернский» мы отвечали за оперативное управление после того, как банк был передан предыдущим инвестором - группой «Синара» - Агентству по страхованию вкладов. Во всех проектах мы смогли перенастроить существовавшую инфраструктуру на кредитование по новым стандартам. Сейчас мы уже вышли на заключительный операционно-технологиче-ский этап объединения, завершаем по факту бизнес-интеграцию», - рассказал НБЖ заместитель председателя правления банка «Открытие» Анатолий Предтеченский.

Возможно, успех санации в вышеприведенных «кейсах» объясняется тем, что санаторам удалось найти среди «больных» банки, у которых не было «хронических заболеваний». Некоторые из банков оказались на оздоровлении только потому, что имели слабый «антикризисный иммунитет».

«Активы у обоих банков, которые мы впоследствии санировали, не обладали должным запасом ликвидности. В то же время стоимость активов превышала размер обязательств, то есть эти банки не были банкротами, а просто попали в кризис ликвидности. Когда вкладчики побежали, у банков не оказалось достаточного объема свободных средств, чтобы вовремя удовлетворить требования поддавшихся панике клиентов. Однако стоит признать, что раз финансово-кредитные организации попали в такую ситуацию, значит, у них существовали определенные сложности. В частности, схема размещения активов там была достаточно рисковой - были большие вложения в недвижимость или проекты, связанные с недвижимостью», -поясняет Ярослав Алексеев.

В банке «Открытие» также отметили, что финансовое положение двух из трех санированных банков было «совместимым с жизнью». Однако резкое ухудшение экономической ситуации привело к технической разбалансированности ликвидности. «В этих банках была очень узкая и плохо дифференцированная ресурсная база: значимую долю составляли средства VIP-клиентов. Это первая причина, которая спровоцировала быстрый массовый отток депозитов. Еще один минус - отсутствие у банков международного рейтинга и доступа к институциональному рынку капитала. То есть в кризис у них не было возможности экстренно привлечь ликвидность у более устойчивых финансовых институтов или у Банка России. Таким образом, банки оказались в «ловушке», когда внешний приток ликвидности был невозможен, а собственной «подушки» они не успели создать. В банке «Петровский» ситуация усугублялась также тем, что большая доля кредитного портфеля приходилась на связанные с акционером проекты, откуда также невозможно было быстро вернуть деньги», - рассказал Анатолий Предтеченский.

Уж с ежом не скрещиваются

И Пробизнесбанк, и банк «Открытие» предупреждают: санация сопряжена со множеством рисков, и не все «кандидаты» на оздоровление одинаково прекрасны. Так, в Пробизнесбанке признались, что было «отсмотрено» 11 банков, но только два из них соответствовали требованиям инвестора.

«Банки, которые хотят выступить в качестве санаторов, смотрят, прежде всего, на то, соответствует ли «больной» банк их профилю. Чтобы иметь возможность восстановить капитал, поврежденный в ходе кризиса, и способность удовлетворять все нормативы и требования регуляторов, нужно придумать бизнес-идею. Идея должна быть близка и понятна банку-оздоровителю. Например, если банк специализируется на экспресс-кредитовании, то его вряд ли заинтересует корпоративный банк, потому что операционные модели в этих организациях будут абсолютно разными. В такой ситуации важно найти банк, который может генерить прибыль и который находится в логике интегратора. В противном случае никакого синергетического эффекта добиться не удастся», - делится опытом Ярослав Алексеев.

Анатолий Предтеченский, в свою очередь, указывает на то, что риски при консолидации банка в ходе санации выше, чем при стандартном поглощении. «Во-первых, есть риск неверно оценить объем проблемных активов, так как время на эту работу, как правило, ограничено. Во-вторых, это операционные риски. Как правило, банки, которые были завязаны на кэптивном бизнесе, по технологии сильно уступают банкам, развивающим рыночный бизнес. Например, банк «Петровский» в плане технологичности сильно отставал от индустриальных стандартов и лучших практик. Сейчас мы активно развиваем технологическую платформу санированных банков, приводим ее к единым стандартам. РБР был более продвинутым банком, поэтому мы взяли его за основу по ряду решений. Правда, и в этом случае нам пришлось развивать и обновлять некоторые системы, включая АБС, а это значительные инвестиции», - рассказывает спикер.

Но если в кризисный период, как уже отмечалось, можно было выбирать и находить ценные экземпляры среди «плевел», то в спокойное время ситуация может принципиально измениться.

Санация еще пригодится – не всем , но некоторым

По мнению некоторых участников рынка, в скором времени под ударом могут оказаться и вполне устойчивые банки, показатели деятельности которых будут - по крайней мере, на бумаге -  несущественно отклоняться от идеальных. «С высокой долей вероятности можно сказать, что сейчас мы входим в достаточно сложный экономический период развития для страны и глобальной экономики в целом. Этот период совпадает с трендом ужесточения в регулировании банковской деятельности со стороны ЦБ. Я думаю, эти два фактора так или иначе будут способствовать консолидации банковского сектора, потому что большинству участников рынка будет сложно получать высокую маржу, вести успешный бизнес и соответствовать более жестким требованиям регулятора», - делится своими прогнозами Анатолий Предтеченский.

При этом спикер отмечает, что закон создает конструктивный режим для консолидации банковских активов. «Если во время очередной проверки выясняется, что у банка критический объем проблемных активов или активов, контролируемых «связанным собственником» (регулятор ужесточил требования в этих аспектах деятельности), то это означает, что ЦБ может либо отозвать у банка лицензию, либо приостановить выполнение отдельных операций. Такое решение неминуемо спровоцирует «набег» клиентов на банк, и проблема в считаные дни перейдет из вялотекущей фазы в острую. В этом случае лучше иметь готовых инвесторов, которые поправят положение в банке в ходе санации и возьмут ответственность на себя. Упрощение бюрократических процедур есть немаловажный фактор успеха, так как это экономит драгоценное время», - поясняет Анатолий Предтеченский.