Регулятор никак не противодействует указанной тенденции, наоборот, стремясь укрупнить систему за счет повышения требований к минимальному размеру банковского капитала. Наряду с этим агрессивную политику борьбы за клиента и повышения своей доли на рынке ведут так называемые госбанки.

Поэтому, на мой взгляд, к 2015 году отечественный банковский рынок сконцентрируется в руках банков с государственным участием (таких как Сбербанк и ВТБ), а также порядка 10–15 крупнейших коммерческих кредитных организаций с развитой сетью продаж. При этом актуальной останется тенденция к приватизации долей госбанков.

В целом рынок будет стремиться к состоянию монополистической конкуренции с выдавливанием мелких и средних банков, развитием программ лояльности и выращиванием «своего клиента». Для выживания на таком рынке банкам придется оказывать дифференцированные услуги, которые отличаются от услуг конкурентов, поэтому кредитные организации будут вынуждены становиться универсальными, преобразовываться в «финансовые супермаркеты». Нишевых банков почти не останется — они либо исчезнут, либо будут действовать в качестве специализированных подразделений в банковских альянсах и группах.

Численность банковской системы к 2015 году будет колебаться в районе 650–700 кредитных организаций. Ввиду усиления концентрации банковского сектора, ужесточения конкуренции и насыщения рынка, годовые темпы роста в среднем будут находиться в районе 10–15%. Усиление конкуренции естественным образом снижает процентную маржу кредитных организаций, поэтому банки будут стремиться компенсировать процентные доходы комиссионными. Однако доля комиссионных доходов к 2015 году вряд ли сможет заменить более 5% выпадающих процентных доходов.

Я думаю, что до 2015 года закон о банкротстве физических лиц будет принят, и предпосылок для этого много. Во-первых, проблема плохих долгов для российских кредитных организаций будет актуальной еще как минимум 2–3 года. И если мы хотим соответствовать международным стандартам, то решение подобных системных проблем должно стать приоритетом. Во-вторых, в «Стратегии развития банковского сектора Российской Федерации на период до 2015 года», подготовленной Минфином и Банком России, в качестве одной из основных задач обозначено совершенствование правовой среды и защита частной собственности, развитие законодательства в потребительском кредитовании. С третьей стороны, принятие закона о банкротстве физических лиц лоббирует банковское сообщество. Финансовый правозащитник Павел Медведев также считает этот закон необходимым. И имеющегося в запасе времени с лихвой хватит для взаимной утряски интересов и принятия качественно проработанного правового акта.

Основную долю рынка будут занимать банки с государственным участием — по нашему мнению, на их продажи в 2015 году будет приходиться около 60% рынка. Еще 25% рынка поделят крупнейшие российские банки, 5–7% останется банкам с иностранным участием, остаток распределится между мелкими и средними кредитными организациями. Несмотря на монополистические тенденции в экономике, какие-либо законодательные ограничения доли банков с государственным участием вряд ли будут введены: во-первых, политическая воля нацелена на укрупнение банковского сектора, а во-вторых, лоббистские возможности госбанков и крупнейших финансовых институтов позволят им без труда заблокировать подобные инициативы.

У иностранных игроков не получилось взять российский рынок, как многие рынки Центральной и Восточной Европы, наскоком. В реальности им пришлось столкнуться с жесткой конкуренцией как со стороны государственных, так и коммерческих кредитных структур. Также среди причин неудач иностранных игроков, покидающих российский рынок, стоит назвать непонимание специ­фики российского рынка, нежелание разбираться и корректировать западные модели в соответствии с российскими реалиями, неоперативность реакции на происходящие изменения, нежелание делегировать полномочия российским топ-менеджерам и т.д.

Иностранные банки, конечно же, вернутся на российский рынок, став мощнее и умнее. В том числе их повторный приход будет, скорее всего, связан с инвестиционными приобретениями. Однако не стоит ожидать быстрого возвращения. Мировая экономика сейчас переживает не лучшие времена, устойчивость банков подорвана, поэтому в ближайшие 3–4 года они будут активно заниматься укреплением своего финансового состояния.

Большинство специализированных кредитных организаций в текущих условиях перспектив не имеют — из-за продолжения монополистических тенденций на банковском рынке их будут покупать крупные федеральные банки либо им придется интегрироваться в банковские группы, также теряя самостоятельность. В то же время для автокредитных банков ситуация будет несколько иной. На рынке автокредитования основная борьба развернется среди банков с государственным участием и аффилированными банками автоконцернов. Рыночная доля прочих кредитных организаций будет снижаться.

Каким бы хотелось видеть российский банковский рынок в 2015 году? В ответ на этот вопрос смоделируем идеальную банковскую систему — ту, к которой надо стремиться. В первую очередь это конкурентный рынок. Ушли в прошлое монополизация и преференции государства для отдельных кредитных организаций, банки свободно конкурируют за клиента. Поле конкуренции регулируется четкими нормативными актами, исключающими разночтения. Во-вторых, изменился потребитель — это финансово-грамотный человек, рационально оценивающий свое материальное положение и возможности выплатить долг. Третий элемент идеального банковского сектора — широкое разнообразие и доступность банковских услуг. В нашей модели большую роль играют небольшие кредитные организации, обеспечивающие клиентов необходимыми им услугами рядом с местом их проживания или работы.

Государство почти не вмешивается в работу банков, применяя рычаги воздействия только при возникновении крупных системных проблем. Основная роль государства — формирование правил игры и урегулирование спорных ситуаций. Прямые методы регулирования сменяются косвенными, которые незаметно сглаживают неизбежные структурные перекосы системы.