Штормовая погода на мировом валютном рынке по-прежнему воспринимается как призрак будущей бури.

Странная штука: сколь не говорят о пресловутых «уроках кризиса», а самый главный урок из него многие так и не извлекли. Урок самый простой и банальный: кризис – это не форс-мажор, это нормальное течение финансовой жизни. Во всяком случае, если она не зиждется исключительно на нефтяной игле.

На днях в очередной раз достали порцией вопросов: что будет с евро? Развалится ли еврозона? Готовиться ли ко «второй волне»? Тема, набившая оскомину, вероятно, всем, кто так или иначе связан с финансами, однако же живучая донельзя. Особо дотошные и суетливые «перекладываются» из евро в доллары. Целая армия российских и западных витий пророчит и пророчит еврокрах. Некие люди ссылаются на модного ныне Рубини, а заодно на прочих радикалов, предрекающих апокалипсис.

На чем сердце успокоится?

Судя по всему и мир, и Европу ждет год обретения новых ориентиров. И они лежат в плоскости не столь деловой, сколько фундаментальной.

Крики о еврокрахе – это своего рода бизнес. Было бы странно, если бы за идею несостоятельности самого института единой европейской валюты не ухватились аутсайдеры финансовой аналитики, всевозможные провидцы и второсортные политики из числа неуспевших сделать карьеру на тренде глобализации и теперь пытающиеся догнать ушедший поезд на тренде «а баба Яга против». На их улице праздник, вернее – подобие праздника. Только их спекуляции вокруг евро зачастую противоречат сами себя. То про одну, то про другую страну их числа «двоечников» Евросоюза говорят, что либо она хочет выйти из зоны евро, либо ее хотят исключить из зоны евро. Так «сами хотят» или «выгнать»? Такими мелочами европлакальщики не озабочиваются. Главное, что – «против евро».

Между тем, ни в одной стране ни одна из серьезных политических или управленческих сил даже вопрос о выходе из еврозоны не поставила. Этим занимаются исключительно местные маргиналы.

Российским маргиналам (которые в отличие от западных не слишком стремятся во власть, потому что уже там) тема нравится уже потому, что она – «антизападная». Что она хорошо вписывается в общий идеологический компот, состоящий из притчей о «крахе либеральной идеи как таковой», о «собственном пути России», о «евразийском пути развития» нашей страны, о «банкротстве западной модели экономики» и т.п. Компот этот для тех, кто в силу возраста еще помнит сказки про «загнивающий Запад» и сакральное «Мы пойдем своим путем», представляется весьма скисшим, однако ж – пользуется спросом. Хороший компот – для повара определенных блюд. Ведь под этот компот так легко проглатываются идеи ненужности свободных выборов («выборные шоу»), госдавления на предпринимательство «(необходимо регулировать, чтобы не допустить…»), нового «железного занавеса» (мы должны развиваться по своим сценариям), да и просто общего отвращения к этим чертовым «свободам, равенствам и братствам», пришедшим к нам с тлетворного Запада. Где, гляди-ка, скоро евро рухнет, и «толерантность отменят», и наступят общие холода, так что нам лучше не рыпаться и быть довольными своей особенной судьбой…

Другое дело, что еврочиновники демонстрируют исключительную неэффективность перед валютной бурей. Ощущение, что на десятилетии подъема они расслабились не менее своих российских коллег, почивавших на нефтяном росте, и до сих пор не способны, что называется,  «собрать в кучу» антикризисные рецепты. По большому счету, у Евросоюза попросту не оказалось «аварийного расписания», в котором четко планировалось бы, «что делать, если…». Недавние заявления Меркель-Саркози ситуацию не исправили. Это не план ремонта, это скорее декларация о готовности делать ремонт. Но как - до сих пор неясно.

Ясно другое: Германии и Франции предстоит взять не себя как минимум на пару лет роль вытаскивателей еврозоны из пробуксовки. Причем, как в финансовом, так и в идеологическом плане. И остается надеяться, что политики этих стран сумеют вывернуть между стратегическими интересам всей Европы и конкретным недовольством своих избирателей. Потому что за ними стоит не только вопрос о евро. За ними стоит вопрос об этой чертовой, немилосердно обруганной глобализации, единого свободного пространства если не для «всего прогрессивного человечества», то хотя бы для той ее части, которая согласна, что единение лучше разобщенности. За эту идею очень долго бились люди многих времен и народов, от Гарибальди, графа Кавура и Бисмарка до Черчилля и Толкиена.

И если уж говорить откровенно, невыгодно это лишь шейхам, оседлавшим нефтяные месторождения и не желающим тратить ни одной лишней копейки ни на нормальную оплату труда своих смердов, ни на их социальный комфорт. Эти шейхи – арабские ли, русские ли, прочие - не готовы слезать со своих пирамид, не готовы отдать власть. Им нужна армия скептиков и циников, истово не верящих ни во что, кроме разобщенности. Сегодня они преуспевают. Но вряд ли скепсис и цинизм способны построить что-либо долговечное. Даже если речь идет «всего лишь» о финансах. Тем паче, что «шейхи» уже попросту разучились сохранять хоть какой-то баланс своей жадности и интересов социума при цене на нефть в 50-60 долларов за баррель. Теперь им, чтобы устоять, требуется как минимум 100 или 200. А их не будет. И вот тогда начнется тряска почище плясок вокруг евро. И куда как поближе к нам.