В минувшие выходные кончился «сезон туманов» в России. Владимир Путин предложил, чтобы партийный список «Единой России» на парламентских выборах возглавил Дмитрий Медведев. Дмитрий Медведев предложил, чтобы кандидатом партии власти на предстоящих президентских выборах стал Владимир Путин. Владимир Путин предложил, чтобы Дмитрий Медведев после президентских выборов возглавил правительство.

Конечно, еще надо открыть избирательные участки, наклеить агитки, собрать избирательные комиссии, подсчитать бюллетени. Но, полагаю, время неопределенности кончилось. Ко всеобщему удовлетворению властных элит, как их теперь называют.

Поправлюсь: почти ко всеобщему. Министр финансов России Алексей Кудрин заявил, что в правительстве Медведева работать не хочет. А заодно на сессии Всемирного Банка и МВФ объявил, что «нас всех ждет потерянное десятилетие».

 Потом уточнил, что имеет в виду, прежде всего, западные страны, которых ждет вынужденная перестройка моделей потребления на много лет вперед.

Что ждет Россию в это десятилетие – понятно. Плюс модернизация. Плюс олимпиады и чемпионат мира. В общем – все хорошо. Потому как даже Кудрин, заранее декларировавший свою потенциальную будущую отставку, заметил, что «мы не ждем рецессии для России».

Что мы ждем для России? На днях в новостях прочитал прогноз: Financial Times предрекает Путину два президентских срока. Снимаю шляпу перед аналитиками из FT: смело.

Ну, а с учетом поправок по президентскому сроку, можно констатировать, что Россию ждет вполне определенное десятилетие. Знаменитое китайское проклятие «Чтоб ты жил в эпоху перемен» – это не к нам.

Итак, что мы имеем в сухом остатке? Даже намек на брожения во власти кончился, власть вновь понятна и предсказуема. Традиционный кивок: мол, капиталы ждут выборов, более не работает. Значит, можно ожидать, что финансовые рынки оживятся, закончится та гигантская утечка капиталов из России, которую в этом году констатировали многие эксперты, Ну а модернизирующаяся экономика – великолепный объект для развития кредитования, проектного финансирования, развития рынка венчуров и бизнес-ангелов и проч. и проч.

25 миллионов новых квалифицированных рабочих мест, запланированных властями, естественным образом подтолкнут рост рынка пенсионных фондов, которые станут новым масштабным ресурсом инвестиций на российском рынке.

Сейчас, правда, пенсионная система страны находится в предынфарктном состоянии, ее дефицит вот-вот достигнет 1 трлн. рублей. Но, во-первых, надо понимать, что на фоне долговых проблем американцев это ерунда (что, несомненно, утешает сознательную часть российских пенсионеров). Во-вторых, планируется повышение пенсионного возраста, что может помочь проблеме, уменьшив «сроки дожития» тех, с чьих доходов эти самые пенсионные деньги и формируются. И, наконец, в-третьих, как заметил министр финансов, «тех, кому сейчас до 45 лет, мало интересует будущая пенсия в 8 тысяч рублей, они… пытаются создать сбережения». Так что, пенсионные проблемы – это пустяки, дело-то житейское…

Но вернемся к 25 миллионам рабочих мест. Несомненно, это заметно подтолкнет и развитие рынка ипотеки, прежде всего – платежеспособным спросом высококвалифицированных белых и синих воротничков. Косвенно развитие ипотеки «бодрит» и рынок потребкредитования: населению понадобятся средства на ремонт, обстановку и т.п. Конечно, есть риск, что необходимость самим «пытаться создать себе пенсию» несколько отвлечет население от покупок, но не до конца, не конца… Ну, а уровень этих же самых рабочих мест волей-неволей станет драйвером и для развития рынка образовательных кредитов – спрос на квалифицированных работников логично влечет за собой повышение спроса на качественное образование.

Ну, а с учетом обещанной цены на нефть в районе $90-100 за баррель (по словам того же Кудрина, снижение цены на нефть возможно лишь «краткосрочное», «несколько месяцев в условиях нынешней турбулентности на рынке»), можно быть уверенным, что у всех этих перспектив – надежный экономический базис.

Понятно, что в этих условиях для российских банков открываются потрясающе оптимистические возможности. Полагаю, что на их фоне все эти разговоры о «стагнации», об «отсутствии внятной банковской политики», о «второй волне кризиса» закончатся. Уж несколько месяцев турбулентности наша финансовая система явно способна пережить. А проблема «плохих долгов» несомненно уменьшится в объеме чисто физически, с учетом роста кредитного и инвестиционного рынков и оживления модернизирующейся экономики в стране.

Конечно, к этим переменам необходимо быть готовыми. России следует ужесточить визовый режим. «Отказ от привычных моделей потребления» может подтолкнуть жителей западных стран к миграции в Россию, в поисках растущих рынков и работы. Несомненно, что в таких условиях России придется сдерживать и избыточный приток иностранных инвестиций, дабы не допустить «перегрева» отечественной экономики. Возникнет риск западной банковской экспансии на российский рынок: придется подумать об ограничении потока западных капиталов в Россию. Хотя, в тоже время, понятно, что такая ситуация создает все возможности для ускоренного создания в Москве мирового финансового центра.

Словом, работы на российском финансовом рынке предстоит много. Как констатировал Алексей Кудрин, Россию, скорее всего, «ждет десятилетие приобретений».

И, автору этих строк, с учетом того, что ему еще нет 45 лет, волей-неволей придется согласиться. Раз уж правительство говорит: иди и «попытайся» создать себе что-нибудь на старость – действительно, самое время для приобретений. Жаль, конечно, что предыдущее десятилетие упований на новую, «правильную» пенсионную систему было потеряно. Но ничего, зато теперь-то все ясно.

В связи с этим автор этих строк пересматривает свои прежние «пессимистические» взгляды. И вспоминает «Несчастный случай»: «Я понял, это намек, я все ловлю на лету, Но непонятно, что конкретно ты имела ввиду».

 

P.S. Несомненно радует один факт: министр финансов в России не боится иметь и высказывать собственную, личную точку зрения. И она все же заставляет думать - больше, чем прочих планов громадье.