Предисловие

 «Заявление

Я, *** *** ***, 13.03.1962 г. р., проживающий по адресу г. Краснодар, ул. ***, ** в марте 2008 года взял потребительский кредит на сумму двести (200) тысяч рублей в Кубанском филиале ОАО АКБ «РОСБАНК». Согласно Договору, заключенному между мной и Банком от **.**.2008 г. (№ Кредитного договора - ****-***-*-***-***-******-***), размер процентов за пользование кредитом равен 17 (семнадцати) процентам годовых. Однако на листке «Информация о размере эффективной процентной ставки» от **.**.2008 г. уже указана иная процентная ставка - 22,07 % годовых. Платил регулярно и добросовестно - без задержек - в течение тринадцати (13) месяцев. К этому времени мой бизнес пошел на спад, а так как у меня нет собственного жилья - снимаю квартиру, у меня трое детей, один из которых малолетний, а двое на тот момент являлись студентами, то я не был в состоянии продолжать выплачивать кредит.

Я обратился в Банк с просьбой о реструктуризации кредита на один (1) год, но Банк дал мне просто отсрочку без реструктуризации лишь на три (3) месяца. Первую выплату после реструктуризации я должен был выплатить в октябре. Но к этому времени наступил всемирный экономический и финансовый кризис, который окончательно оставил меня без дохода. Я стал перебиваться случайными заработками. Я обращался в Банк и уведомил их о моей неплатежеспособности, при этом не отказался от погашения своего кредита. До *** 2010 г. Банк не выходил со мной в контакт, что играло им на руку, так как неустойка (пени) за несвоевременное погашение кредита и/или начисленных процентов ежедневно составляет 0,5 %. Поэтому было в их интересах оттягивать решение данного вопроса.

В *** 2010 г. они связались со мной и предложили выплатить задолженность за эти месяцы в сумме 6* (шестидесяти ***) тысяч рублей, а затем перейти к ежемесячной выплате кредита 60**,** (шести тысяч *** рублей и ** копеек). Такая сумма для меня была неподъемная. Я думал, что смогу достать нужную сумму у родственников, но, к сожалению, мне не удалось.

В *** 2010 г. я попал в больницу с операцией. Более 2 (двух) месяцев я не был в состоянии работать. Я позвонил в Банк и объяснил сложившуюся ситуацию. Тогда они предложили выплатить эту сумму частями по 2*,*** (двадцать *** тыс*** ***) рублей в течение 3 (трех) месяцев. Не имея постоянного дохода, это было для меня неприемлемо. Затем, не уведомив меня, Банк передал мое дело третьему лицу (долговое агентство «ПРИСТАВ»), которое начало звонить по месту постоянной регистрации родственникам на домашний телефон в Краснодаре с требованиями и угрозами выплатить всю сумму с процентами - 300 (триста) тысяч рублей, при этом угрожая и оскорбляя тещу, которая является ветераном войны, требовали, чтобы она выплатила долг, в противном случае они грозили описать ее имущество.

Параллельно они стали названивать на домашний номер в Москве, где на съемной квартире живет моя семья. Каждый раз с нами общался новый сотрудник и выставлял свои требования и с присущей наглостью, хамством, дерзостью и угрозами требовал выплаты денег, а на вопрос, поставят ли они меня в график платежей после внесения 10 (десяти) тысяч рублей, они усмехнулись и сказали, что это невозможно и что они передадут дело в суд на следующий день. Однако через день звонки продолжились с очередным требованием выплаты. Ко всему хочу добавить, что Банк взимал с меня сумму за ведение ссудного счета ежемесячно в размере 600 (шестисот) рублей. Также меня интересует вопрос, почему Банк согласно Договору не расторгнул со мной Договор по истечении 90 (девяносто) дней и не передал дело сразу в суд.

В связи с этим я обращаюсь к Вам с просьбой разобраться в моем деле.

С уважением,

*** *. *.

**.**.2011 г. ______________ *** *. *.»

Подобными заявлениями и обращениями изобилует сайт Роспотребнадзора, откуда и взят процитированный текст. Поэтому можно сказать, что ситуация, когда потребитель теряет доход, или еще хуже – трудоспособность, в результате чего он не может обслуживать свой долг в соответствии с договором, – дело, в общем-то, житейское и не такая уж редкость, особенно в условиях кризиса. Собственно говоря, так называемые коллекторские агентства начали плодиться в значимых масштабах, только когда в России начался бум потребительского кредитования, а с ним и рост просрочки. Вопросы, связанные с субъектами коллекторской деятельности, автор уже рассматривал (см., например, материалы «Роспотребнадзор и банки: кто кого?», «Будут ли коллекторы «в законе»?»), поэтому здесь мы остановимся на проблеме банкротства потребителей, которая остается в подвешенном состоянии уже несколько лет.

* * *

Общие основания ответственности за нарушение обязательства устанавливает статья 401 Гражданского кодекса Российской Федерации (ГК РФ):

«1. Лицо, не исполнившее обязательства либо исполнившее его ненадлежащим образом, несет ответственность при наличии вины (умысла или неосторожности), кроме случаев, когда законом или договором предусмотрены иные основания ответственности.

Лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства.

2. Отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство.

3. Если иное не предусмотрено законом или договором, лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств. К таким обстоятельствам не относятся, в частности, нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника, отсутствие на рынке нужных для исполнения товаров, отсутствие у должника необходимых денежных средств.

4. Заключенное заранее соглашение об устранении или ограничении ответственности за умышленное нарушение обязательства ничтожно».

Первый интересный вопрос, который возникает в связи с приведенной статьей ГК РФ, заключается в том, виновен ли потребитель, если в результате потери работы или трудоспособности он не исполняет (или ненадлежащим образом исполняет) свои обязательства по кредитному договору?

Кроме того, будет ли при ответе на поставленный вопрос играть роль то обстоятельство, что риски потери работы и трудоспособности, в принципе, могут быть застрахованы, хотя, как мы знаем, Роспотребнадзор считает личное страхование заемщика навязанной услугой? Как известно, кредитные организации всячески, в том числе манипулируя процентными ставками, стараются склонить заемщика к заключению договора личного страхования. Тем самым они проявляют определенную степень заботливости и осмотрительности, какая требуется по характеру обязательства и условиям оборота, в том числе и за заемщика.

В самом общем случае, конечно же, язык не повернется говорить о вине заемщика, потерявшего работу (утратившего трудоспособность), хотя, безусловно, найдутся и такие читатели, которые скажут, что хороших работников не увольняют; мол, не надо было работать спустя рукава, или нарушать технику безопасности.

Однако, если лицо невиновно, что же тогда? Простить ему долг? Хотя статья 415 ГК РФ предусматривает такой способ прекращения обязательства, в развитых странах на этот случай предусмотрена процедура банкротства потребителя. В России, увы, эта процедура не стала явлением обыденной жизни в силу ее правовой неурегулированности.

В пункте 2 статьи 231 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» законодатель от этой правовой проблемы по существу отмахнулся, установив, что «предусмотренные настоящим Федеральным законом положения о банкротстве граждан, не являющихся индивидуальными предпринимателями, вступают в силу со дня вступления в силу федерального закона о внесении соответствующих изменений и дополнений в федеральные законы». До настоящего времени соответствующие изменения и дополнения так и не появились, не говоря уже об особом законе, который регламентировал бы вопросы несостоятельности потребителей. Причин тому несколько.

Проблема банкротства потребителей лежит на стыке интересов рядовых граждан и банков, причем позиция банковской системы сама по себе двойственна. С одной стороны, когда после бума потребительского кредитования грянул экономический кризис, определенная часть населения оказалась не в состоянии исполнять свои обязательства по кредитным договорам, в результате чего многие банки понесли ощутимые убытки. Причем убытки эти были тем выше, чем более драконовскими были условия кредитных договоров, то есть, чем более высокими были процентные ставки, размеры комиссий, неустоек, штрафов и т.п. Эту ситуацию требуется каким-то образом разрядить, а для этого необходимы определенные решения и основания.

С другой стороны, банкротство – это признание заемщика неплатежеспособным, а значит, оставшийся долг банку придется списать. А вот этого банкам хотелось бы меньше всего. К тому же процедура банкротства довольно длительна и трудоемка, что само по себе уже неприятно.

Что же касается самих рядовых граждан, которые наслышаны о банкротстве только из пьес А.Н. Островского, то они относятся к этому институту достаточно пугливо, несмотря на то, что он должен их защищать. Очевидно, именно по этой причине они не взывают к скорейшему принятию соответствующего закона, а предпочитают обращаться в Роспотребнадзор.

Тем не менее, минувший кризис все-таки заставил обратиться к этой теме. В частности, Минэкономразвития России был разработан предусмотренный пунктом 11 Плана действий по реализации программы антикризисных мер Правительства Российской Федерации на 2009 год (от 19.06.2009 № 2802п-П13) проект Федерального закона ''О реабилитационных процедурах, применяемых в отношении гражданина-должника''. Но, хотя Планом предусматривалось внесение этого законопроекта в Государственную Думу Российской Федерации в сентябре 2009 года, до Думы законопроект так и не дошел. Одной из причин этого была слишком высокая цена законопроекта, поскольку он мог потребовать значительного увеличения финансирования судебной системы за счет элементарного расширения штата судей и совершенствования процедуры электронного документооборота. К тому же были предприняты определенные действия для того, чтобы купировать негативное воздействие мирового экономического кризиса на устойчивость российской кредитной системы и снизить остроту проблемы с ликвидностью.

Однако – не знаю, связано ли это со второй волной кризиса или нет – в апреле этого года Минэкономразвития вновь опубликовало проект закона (далее - законопроект), который должен ввести в России институт банкротства физических лиц. На это событие достаточно активно откликнулись средства массовой информации; правда, следует отметить, что особых восторгов законопроект не вызвал, хотя общее мнение, по крайней мере на словах, таково, что такой закон должен быть. Дескать, как же иначе: во всех развитых странах подобные законы есть и действуют, а в России нет – негоже это. В то же время высказывается столько замечаний в адрес этого законопроекта, что, учитывая его значимость для заинтересованных сторон, возникают серьезные сомнения, что этот законопроект будет принят до новых выборов в Госдуму.

Общий спектр мнений в отношении данного законопроекта приводится ниже. (Поскольку нынешняя редакция законопроекта достаточно близка к редакции 2009 года, мы учтем и те мнения, которые высказывались в отношении более ранней редакции).

Позиция разработчиков законопроекта

По замыслу авторов, проект закона «О реабилитационных процедурах, применяемых в отношении гражданина-должника» – это системное решение проблем всех участников процесса: и банков, и заемщиков, и общества. Законопроект направлен на совершенствование действующего гражданского законодательства, регулирующего правовое положение граждан-должников. Дело в том, что расширение рынка ипотечного кредитования, потребительского кредитования и рост объема просроченной задолженности по кредитам обусловили необходимость адекватного законодательного регулирования в сфере несостоятельности (банкротства) гражданина, не являющегося индивидуальным предпринимателем.

В настоящее время развитие рынка потребительского кредитования (что само по себе выгодно как физическим лицам, так и кредитным организациям) в значительной степени осложнено негативными ожиданиями потребителей (страхом перед возможностью оказаться неспособным вовремя расплатиться с кредитной организацией). В результате исполнительного производства гражданин-должник остается с минимумом имущества, что отнюдь не стимулирует деловую и потребительскую активность населения.

В то же время действующее законодательство не отвечает интересам кредиторов, ограничивая их в возможности нормальными правовыми средствами взыскать долги. Единственная возможность для банка взыскать долги с неплатежеспособного заемщика – это исполнительное производство, суть которого заключается в обращении взыскания на имущество гражданина судебными приставами-исполнителями по требованию первого кредитора, обратившегося в суд с таким требованием. Кредиторы, не успевшие предъявить свои требования по причине незнания об исполнительном производстве или длительности рассмотрения в суде их требований, остаются ни с чем. Кроме того, это увеличивает издержки кредиторов в связи с необходимостью постоянного мониторинга должника, стимулирует кредиторов, в том числе кредитные учреждения, к использованию полукриминальных способов взыскания, что увеличивает расходы на обслуживание кредитов и, соответственно, процентную ставку.

Наконец, если имущества гражданина недостаточно, банку выгоднее не забирать у должника последнее имущество, фиксируя в документах дефолт по выданному кредиту, а помочь должнику сохранить имущественный и социальный статус с реструктуризацией выплат по кредиту.

По этим причинам на данном этапе развития рыночных отношений представляется целесообразным законодательное закрепление так называемых «реабилитационных», «восстановительных» процедур в отношении граждан, признанных несостоятельными (банкротами). Мировая практика считает институт «потребительского банкротства» благом для добросовестного гражданина, поскольку позволяет ему в ходе одной процедуры освободиться от долгов, предоставив для расчета с кредиторами свое имущество.

Законопроект направлен на расширение возможностей урегулирования задолженности физических лиц и обеспечивает:

- возможность введения реабилитационной процедуры, предусматривающей возможность реструктуризации долгов в соответствии с планом, утверждаемым арбитражным судом на срок до пяти лет;

- предоставление должнику, оказавшемуся в сложном положении, возможности освободиться от долгов, предоставив кредиторам свое имущество и часть доходов (доктрина «fresh start»);

- снижение рисков и расходов кредиторов в связи со сложностью взыскания долгов;

- уменьшение расходов на администрирование процедуры банкротства гражданина.

Законопроект относится к гражданскому законодательству. В законопроекте также содержатся нормы процессуального права, которыми устанавливаются особенности рассмотрения дела о банкротстве граждан арбитражными судами.

Законопроект предусматривает возможность для кредиторов или должника, при неплатежеспособности последнего, подать в арбитражный суд заявление о признании гражданина-должника несостоятельным (банкротом), с особенностями, вытекающими из существа правоотношений кредиторов с должником – физическим лицом.

В соответствии с законопроектом гражданин признается арбитражным судом банкротом, если установлена его неплатежеспособность, то есть неспособность удовлетворить в полном объеме требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей. Если не будет доказано иное, предполагается, что должник является не способным удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если соответствующие обязательства и (или) обязанность не исполнены им в течение шести месяцев с даты, когда они должны были быть исполнены.

Законопроектом также предусмотрено, что заявление о признании должника банкротом принимается арбитражным судом, если требования к должнику в совокупности составляют не менее чем пятьдесят тысяч рублей и указанные требования не исполнены в установленный срок, за исключением случая, когда в соответствии с законом должник обязан обратиться с заявлением должника в арбитражный суд.

В целях исключения возможности злоупотреблений со стороны должника посредством использования процедуры банкротства законопроектом предусматривается, что заявление должника может быть подано только при наличии средств на выплату вознаграждения арбитражному управляющему за два месяца.

По результатам проверки обоснованности заявления о банкротстве суд вводит в отношении должника-гражданина конкурсное производство на срок до шести месяцев. Введение данной процедуры означает приостановление взыскания по исполнительным документам, что отвечает международным принципам урегулирования потребительской задолженности, заключающихся в предоставлении должнику времени для изыскания наиболее приемлемых вариантов дальнейших расчетов с кредиторами («мораторий на предъявление требований к должнику»).

В ходе конкурсного производства должник вправе представить в арбитражный суд план реструктуризации долгов, составленный в соответствии с требованиями норм законопроекта и согласованный с большинством кредиторов. С даты утверждения плана реструктуризации долгов арбитражным судом вводится новая процедура, применяемая в деле о банкротстве гражданина – реструктуризация долгов.

Законопроектом сформулированы две группы основных требований, с учетом которых осуществляется разработка плана реструктуризации долгов, – требования к должнику, рассчитывающему на утверждение плана, и требования к самому плану, касающиеся его содержания.

Так, должник, составляющий план реструктуризации долгов, представляет в суд доказательства:

а) наличия у него постоянного дохода;

б) отсутствия неснятой или непогашенной судимости по уголовным делам за умышленные преступления в сфере экономики и непривлечения его в течение трех лет до принятия заявления о банкротстве к административной ответственности за хищение, а также умышленное уничтожение или повреждение имущества, преднамеренное или фиктивное банкротство;

в) отсутствия фактов признания его банкротом в течение пяти лет, предшествующих представлению плана реструктуризации долгов, а также того, что в течение восьми лет, предшествующих представлению плана реструктуризации долгов, в отношении должника не утверждался план реструктуризации долгов.

Указанные требования являются стандартными для законодательства многих зарубежных государств и призваны, во-первых, предоставить возможность восстановить свою платежеспособность возможно более широкому кругу лиц, а во-вторых – дать определенные гарантии добросовестности претендента на реструктуризацию долгов для кредиторов и арбитражного суда.

Аналогичные цели преследуют и установленные законопроектом требования к содержанию и процедуре утверждения плана реструктуризации долгов. План реструктуризации долгов гражданина должен содержать положения о порядке, сроках и размере выплат, направляемых на удовлетворение требований всех кредиторов, и согласовывается должником с большинством кредиторов. Согласованный план реструктуризации долгов утверждается арбитражным судом. Вместе с тем, законопроектом предусмотрена возможность утвердить план реструктуризации долгов и при отсутствии согласия кредиторов, в том случае, если реализация плана реструктуризации долгов позволяет, в том числе за счет продажи предмета залога, полностью удовлетворить требования конкурсных кредиторов по обязательствам, обеспеченным залогом имущества должника, а также удовлетворить иные требования конкурсных кредиторов и уполномоченных органов, включенные в реестр требований кредиторов, в размере существенно большем, чем конкурсные кредиторы и (или) уполномоченные органы могли бы получить в результате немедленной реализации имущества должника и распределения его среднемесячного дохода за шесть месяцев.

В целях защиты прав и законных интересов как должника-гражданина, так и его кредиторов, законопроектом предусматривается закрытый перечень оснований для отказа в утверждении плана реструктуризации долгов арбитражным судом и отмены уже утвержденного плана.

Срок реализации плана реструктуризации долгов гражданина ограничен пятью годами, чего в большинстве случаев достаточно для успешного завершения расчетов с кредиторами и освобождения от долгов. Установленный пятилетний срок полностью соответствует мировой практике разрешения проблем, связанных с потребительской задолженностью.

В случае успешного выполнения плана реструктуризации долгов гражданин освобождается от долгов, сохраняя при этом активную социальную позицию. Если гражданин, напротив, в силу тех или иных причин все же не сумел расплатиться с кредиторами в ходе реструктуризации долга, арбитражный суд выносит определение об отмене плана реструктуризации долгов, признании гражданина банкротом и переходе к конкурсному производству, в ходе которого активы должника, включаемые в конкурсную массу, распределяются между ними (кредиторами) пропорционально суммам их требований.

Для защиты стабильности банковской системы и экономического оборота в целом законопроектом предусматривается ряд ограничений как для должника, признанного банкротом, так и для должника, успешно осуществляющего (или осуществившего) план реструктуризации долгов. Данные ограничения касаются, прежде всего, возможности повторной подачи гражданином на себя заявления о признании его банкротом и реструктуризации новых долгов (установлен пятилетний «период ожидания» между предыдущей и последующей процедурами банкротства), а также получения новых кредитов в банках без указания на факт признания гражданина банкротом.

В целях исключения возможности злоупотреблений со стороны должника законопроект также предусматривает определенные негативные последствия для должников, в отношении которых установлен факт преднамеренного или фиктивного банкротства, либо неправомерных действий при банкротстве. Согласно законопроекту в случае, если должник привлечен к уголовной или административной ответственности за неправомерные действия при банкротстве, преднамеренное или фиктивное банкротство, если такие правонарушения совершены в данном деле о банкротстве гражданин не освобождается от обязательств.

Принятие законопроекта потребует ряд изменений в законодательные акты Российской Федерации, предусмотренных проектом федерального закона «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с введением в действие Федерального закона «О реабилитационных процедурах, применяемых в отношении гражданина-должника».

Реализация мер, предлагаемых законопроектом, позволит стимулировать граждан-должников и их кредиторов к цивилизованным методам реструктуризации потребительской задолженности. Принятие законопроекта позволит привести законодательство Российской Федерации о банкротстве в соответствие с текущей рыночной ситуацией.

Окончание следует.