Есть такой старый анекдот. Вовочка спрашивает учительницу, что такое «аборт». Учительница, краснея объясняет. Вовочка задумался: «Так вот что означает строфа в стихотворении: «А волны бьются о борт корабля…»

Примерно также сегодня многие спикеры, аналитики и эксперты рассуждают о пресловутой «второй волне кризиса». Воспринимая ее исключительно как потенциальное стихийное бедствие, и никак иначе.

О том, что «вторая волна» на пороге, заговорили многие. Вот только в понимании этого новоиспеченного термина не сговорились. В итоге сегодня под соусом «второй волны» подается та неровная активизация фондового и валютного рынка, которую мы наблюдаем с минувшего августа.

Полноте, кризис ли это? В определенном смысле – кризис. Только, скорее всего – в медицинском смысле, когда кризис – это некий поворотный момент в поведении организма. В данном случае – всемирного экономического.

Что же касается ситуации на фондовом и валютном рынке, то к ней более подходит иной термин, ранее более модный в России, - волатильность.

Однако для российского общества волатильность воспринимается почему-то как нечто исключительно негативное и проблемное.

Потряс разговор в кулуарах одной из недавних банковских конференций. Преподаватель авторитетного экономического вуза поделился: «Мы в 2004-2006 годах выпустили массу замечательных профессионалов фондового мира. Отличные ребята, талантливые. Разумеется, когда случился в 2008 год, они оказались невостребованными и решили это время посвятить опять учебе. Вот, ждем, когда проблемы на рынках кончатся и они смогут нормально работать».

Показательный разговор, увы. «Замечательные профессионалы», судя по всему, были обучены одному нехитрому делу: на поднимающемся рынке покупать акции сырьевых компаний и в конце года отчитываться в прибылях. Через какое-то время им показалось, что они – талантливые биржевики. Инвесторы, а не халявщики, как говаривал незабвенный Леня Голубков. И ту, понимаешь, подлец-кризис ударил. Ждем-с…

Американские биржевики уже полвека любят говорить: «Профессионал – это тот, кто выигрывает на падении. На подъеме заработает и дурак». Но почему-то эта нехитрая истина осталась за рамками представительных поездок и модных курсов МВА. И вот результат. Сидим, ждем-с «второй волны». Кто с Доу-Джонсом к нам придет, тот от Доу-Джонса и погибнет. А нефть не растет, сволочь. На чем нам профессионально подниматься? Из чего лепить «заначки»? Как финансировать строительство МФЦ и прочие олимпиады? Кризис-с, вторая волна-с.

Для кого? Если вспомнить формулу, что «разруха начинается не в клозетах, а в головах», то прежде всего – для России. Которой пора научиться выигрывать на падении. Начать слезать с нефтяной иглы. Предпочесть развитие стабильности, прогресс – устойчивости, а реальный бизнес – нефтекачалкам. Иначе, действительно, будет вторая волна. И третья, и четвертая. Если вы расположились на ночлег в зоне прибоя и упорно не хотите поставить палатку повыше – какая-нибудь волна вас точно смоет.

На днях Всемирный банк ухудшил прогноз России. Если не считать Всемирный банк происками паразитов-империалистов, то стоило бы прислушаться. Но… есть и другие мнения. Например, шеф Внешэкономбанка в эти же дни заявил, что «запас прочности России велик». По его словам, «если в проблемный 2008 год банки и корпорации, имея краткосрочную долговую нагрузку, оказались под серьезным воздействием кризиса, то теперь эти долги реструктуризированы «в долгую». Это обстоятельство позволяет говорить, что банковская система на этот раз в большей степени готова к серьезным потрясениям».

Приятно слышать. Но осенью 2008 года было не менее приятно слышать заверения о том, что «кризис нас не коснется» и что Россия станет «тихой гаванью и местом привлечения капиталов»… А капиталы бегут. В этом году, когда запас прочности небывало велик, - особенно быстро. Вот банковская система – она, действительно, готова к потрясениям. Просто пока не знает – к каким именно. Потому что за последнее время она точно узнала, что же такое «аборт».