Мрачный юбилей: речь президента США Ричарда Никсона об отмене золото-обменного стандарта 15 августа 1971

«Обращение к нации, обосновывающее новую экономическую политику: «проблема мира». 15 августа 1971 года». Обращение Президента Соединенных Штатов Ричарда Никсона (Richard Nixon) к стране с объявлением о «временной» приостановке обмена долларов на золото. В то время как доллар пережил большую часть 1960-х годов в рамках паритета, установленного Бреттон-вудским соглашением, данный кризис отметил развал системы. Закрытие золотого окна обозначило конец Бреттон-вудской системы.

Добрый вечер,

За последние два года я несколько раз обращался к стране по поводу проблемы окончания войны. Благодаря прогрессу мы продвинулись в достижении этой цели, и в этот субботний вечер настало время обратить наше внимание на проблемы мира.

Сегодня у Америки появилась лучшая в этом веке возможность достичь двух из своих величайших идеалов: воспитать совершенно мирное поколение и создать новое благосостояние без войны.

Это не только требует большой смелости руководства, готового принять меры – это требует величия великого народа.

Процветание без войны требует действий по трем фронтам: мы должны создать новые, лучшие рабочие места; мы должны остановить рост стоимости прожиточного минимума; мы должны защитить доллар от атак международных финансовых спекулянтов.

Мы намерены принять эти меры – смело, решительно и последовательно. Мы намерены добиться нового процветания без войны, как подобает великому народу – все вместе и широкомасштабно.

Пришло время новой экономической политики Соединенных Штатов. Ее цели – безработицы, инфляция и международная спекуляция. И вот как мы намерены с этим бороться.

Во-первых, вопрос рабочих мест. Мы все знаем, почему у нас существует проблема безработицы. Два миллиона рабочих демобилизовались из Вооруженных сил и предприятий оборонной промышленности благодаря успешному завершению войны во Вьетнаме. Одной из проблем мира является трудоустройство этих людей, и мы начали делать кое-какие успехи. Наш сегодняшний уровень безработицы ниже среднего показателя за 4 мирных года в 1960-х.

Но мы можем добиться большего.

Пришло время американской промышленности, благодаря которой появилось больше рабочих мест с высоким уровнем реальных зарплат, чем в любой другой индустриальной системе в истории, включиться в решительную программу новых инвестиций в производство ради мира.

Чтобы задать этой системе новый мощный толчок, я обращусь к Конгрессу, когда он соберется на сессию после летних парламентских каникул, с просьбой в первую очередь принять Закон о создании рабочих мест 1971 года.

Я предложу предоставить мощнейший кратковременный стимул в нашей истории, чтобы инвестировать в новые станки и оборудование, которое будет способствовать созданию новых рабочих мест для американцев: 10-процентный годовой кредит на создание рабочих мест, начиная с сегодняшнего дня, а также 5-процентный кредит после 15 августа 1972 года. Эта налоговая льгота на инвестиции в новое оборудование не только позволит генерировать рабочие места; она увеличит производительность; она позволит нашей продукции быть более конкурентоспособной на долгие годы.

Во-вторых, я предложу аннулировать 7-процентный налог на автомобили, начиная с сегодняшнего дня. Это позволит снизить цену каждого автомобиля примерно на $200 . Я настоятельно рекомендую американской автомобильной промышленности перенести это налоговое послабление почти на 8 миллионов покупателей, которые в этом году приобретают автомобили. Более низкие цены означают, что больше людей смогут позволить себе новую машину, а каждые дополнительные 100000 проданных машин означают 25000 новых рабочих мест.

В-третьих, я предлагаю ускорить введение льгот на подоходный налог, назначенное на 1 января 1973 года, на 1 января 1972 года – чтобы налогоплательщики могли оставить себе еще по $50 с каждого вычета на год раньше. Это увеличение покупательной способности потребителей обеспечит мощный стимул экономики в целом и занятости в частности.

Рекомендуемое мною снижение налогов, вкупе с этим масштабным подъемом экономики, который произошел в первой половине года, позволит нам приблизиться к цели, которой наша страна не достигала с 1956 года, то есть уже 15 лет: процветание при полной занятости населения в мирное время.

Думая о будущем, я поручил министру финансов рекомендовать Конгрессу в январе новые финансовые законопроекты по стимулированию исследований и развития новых отраслей промышленности и новых технологий, чтобы обеспечить создание 20 миллионов новых рабочих мест, в которых нуждается американская молодежь, которая выйдет на рынок труда в следующем десятилетии.

Чтобы компенсировать потерю доходов от этих налоговых послаблений, которые непосредственно стимулируют новые рабочие места, я принял решение о сокращении федеральных расходов на $4,7 млрд.

Налоговые льготы с целью создания занятости должны быть уравновешены урезанием расходов с целью ограничения инфляции. Чтобы приостановить рост правительственных затрат, я ввел отсрочку повышения окладов и 5-процентное сокращение штатов в правительстве.

Я отдал распоряжение о 10-процентном сокращении экономической помощи иностранным государствам.

Кроме того, так как Конгресс уже отсрочил действия по двум инициативам нынешней администрации, я попрошу Конгресс скорректировать мои поправки, чтобы отложить введение распределения доходов на три месяца, а реформу системы социального обеспечения – на год.

Таким образом я меняю наши бюджетные приоритеты, чтобы больше сконцентрироваться на достижении полной занятости населения.

Вторым неотъемлемым элементом нового процветания является прекращение увеличения стоимости прожиточного минимума.

Одним из самых жестоких последствий благосостояния, искусственно созданного во время войны, является инфляция. Инфляция обворовывает каждого американца, каждого из вас. Особенно сильно она бьет по 20 миллионам, вышедшим на пенсию, а также по живущим на фиксированные зарплаты. Сейчас домохозяйкам сложнее всего распределять семейный бюджет. А 80 миллионов американских наемных работников вертятся как белка в колесе. Например, за 4 года войны – с 1965 по 1969 годы – рост ваших зарплат съела инфляция. Ваши зарплаты росли, но жить лучше вы не стали.

Мы добились некоторого успеха в борьбе с увеличением стоимости прожиточного минимума. Рост цен на потребительские товары сократился с 6-процентного максимума в 1969 году до 4% в первой половине 1971 года. Но в борьбе с безработицей мы можем и должны добиться большего.

Настало время решительных действий – действий, которые разорвут порочный круг спирального роста цен и расходов.

Сегодня я распорядился о том, чтобы заморозить все цены и зарплаты на всей территории Соединенных Штатов на период в 90 дней. Кроме того, я призываю корпорации расширить замораживание цен и заработной платы на все дивиденды.

Сегодня я назначил правительственный Совет по прожиточному минимуму. Этот совет будет сотрудничать с лидерами рабочего класса и руководством компаний, чтобы создать необходимые механизмы для достижения длительной стабильности цен и зарплат после окончания 90-дневного замораживания.

Позвольте отметить две характеристики данной меры. Во-первых, она временная. Надеть на сильную, жизнеспособную американскую экономику вечную смирительную рубашку – значит поступить несправедливо; это подавило бы нашу систему свободного предпринимательства. А во-вторых, в то время как замораживание цен и зарплат будет в случае необходимости обеспечено правительственными санкциями, оно не будет сопровождаться введением громадной бюрократии ценового контроля. Я надеюсь, что добровольное сотрудничество со стороны всех американцев – каждого из вас: рабочих, работодателей, потребителей – заставит сработать это замораживание.

Работая вместе, мы уничтожим инфляцию, и сделаем это без принудительного ценового и зарплатного контроля, который разрушает экономику и личную свободу.

Третий неотъемлемый элемент в строительстве нового благосостояния тесно связан с созданием новых рабочих мест и сдерживанием инфляции. Мы должны защитить положение американского доллара как оплота финансовой стабильности по всему миру.

За последние семь лет ежегодно происходил в среднем один международный валютный кризис. Кому были на руку эти кризисы? Не рабочему человеку; не инвестору; не реальному производителю капитала. Победителями оказались международные валютные спекулянты. Так как они наживаются на кризисах, они помогают их создавать.

В последние недели спекулянты вели тотальную войну против американского доллара. Стабильность государственной валюты основана на стабильности экономики этой страны, а американская экономика на данный момент – самая сильная в мире. В соответствии с этим я поручил министру финансов принять необходимые меры для защиты доллара от спекулянтов.

Я поручил министру Конналли (Connally) временно приостановить конвертируемость американского доллара, за исключением сумм и обстоятельств, обусловленных интересами финансовой стабильности и с максимальным учетом интересов Соединенных Штатов.

Итак, что эта мера – которая является очень технической – означает для вас?

Позвольте положить конец воображаемому страху, называемому девальвацией.

Если вы хотите купить автомобиль иностранного производства или поехать за границу, конъюнктура рынка может слегка ослабить ваш доллар. Но если вы относитесь к подавляющему большинству граждан, покупающих американские продукты, завтра ваш доллар будет стоить столько же, сколько и сегодня.

Иными словами, эта мера позволит стабилизировать доллар.

В данный момент этот шаг вряд ли улучшит наши отношения с международными валютными брокерами. Но нашей главной проблемой являются американские рабочие и честная конкуренция во всем мире.

Что касается наших зарубежных друзей, включая многих ответственных участников международного банковского сообщества, ориентированных на обеспечение стабильности и товаропотока, то я заверяю их: Соединенные Штаты всегда были и продолжают быть перспективным и надежным торговым партнером. При полном сотрудничестве с Международным валютным фондом и нашими торговыми партнерами мы проведем реформы, необходимые для создания критически важной новой международной валютной системы. Стабильность и равные условия – в интересах каждого. Я уверен, что доллар США больше не должен быть заложником в руках международных спекулянтов.

Я принимаю дальнейшие меры по защите доллара, улучшению платежного баланса и увеличения рабочих мест для американцев. В качестве временной меры я облагаю дополнительным налогом 10% товаров, ввозимых в Соединенные Штаты. Для международной торговли это решение лучше прямого контроля объема импорта.

Данный импортный налог – это временная мера. Он не направлен против какой-то конкретной страны. Этот шаг делается для обеспечения того, чтобы американские продукты не пострадали из-за несправедливого обменного курса. Когда закончится это несправедливое отношение, будет отменен и этот налог на импорт.

В результате этих действий продукция американского производства будет более конкурентоспособной, а несправедливое положение, что сложилось в нашей международной конкуренции, исчезнет. В этом состоит основная причина нарушения нашего внешнеторгового баланса в течение последних 15 лет.

В конце Второй мировой войны экономики крупных промышленных государств Европы и Азии пошатнулись. Чтобы помочь им встать на ноги и защитить их свободу, за последние 25 лет Соединенные Штаты предоставили им помощь в размере $143 млрд. Это было правильно.

Сегодня, по большей части, благодаря нашей помощи, они вернулись к жизни. Они стали нашими мощными конкурентами, и мы рады их успеху. Но теперь, когда другие страны экономически сильны, пора и им взять на себя бремя защиты свободы во всем мире. Пришло время исправить обменные курсы, а ведущим странам – конкурировать на равных. Соединенные Штаты смогут соревноваться на одинаковых условиях.

Диапазон мер, принятых и предложенных мною сегодня – в сфере рабочих мест, инфляции и валюты – это самая полномасштабная новая экономическая политика, которая будет применена в нашей стране за четыре десятилетия.

Нам повезло жить в стране, чья экономическая система позволяет обеспечивать ее населению наивысший стандарт жизни в мире; эта система достаточно гибкая, чтобы меняться кардинальным образом, когда того требуют обстоятельства; и, что важнее всего, система имеет достаточно ресурсов, чтобы благосостояние обеспечивалось с беспрецедентным уровнем свободы и возможностей в истории государств.

Цели правительственных действий, о которых я объявил сегодня, состоят в создании фундамента для обновленного доверия, в обеспечении честной конкуренции с остальным миром, в открытии возможностей для нового процветания.

Но у правительства, при всей его власти, нет ключей от успеха народа. Этот ключ, мои дорогие американцы, - в ваших руках.

Страна, как и человек, должна иметь определенный внутренний стержень для успеха. В экономических вопросах такой внутренний стержень называется духом соревнования.

Каждый шаг, предпринятый мною сегодня, направлен на взращивание и стимулирование этого соревновательного духа, на то, чтобы помочь нам избавиться от неверия в собственные силы, от заниженной самооценки, которая высасывает нашу энергию и разрушает нашу веру в себя.

Сохранит ли эта страна свою позицию лидера мировой экономики или уйдет на второе, третье или четвертое место; поверим ли в себя как народ или потеряем эту веру; будем ли стойко сражаться за мир и свободу или ослабим свою хватку – все это зависит от вас, от вашего духа соревнования, вашего чувства собственного достоинства, вашей гордости за свою страну и за себя.

Мы можем быть уверены: когда ослабнет угроза войны, вопрос мирной международной конкуренции существенно возрастет.

Мы приветствуем конкуренцию, потому что Америка лучше всего проявляет себя, когда ее призывают поучаствовать в соревновании.

Как всегда было в нашей истории, появятся голоса, призывающие нас отказаться от духа соперничества, выстроить вокруг себя защитную стену, залезть в раковину, пока весь остальной мир идет вперед.

Двести лет назад один человек написал в своем дневнике такие слова: «Многие мыслящие люди считают, что лучшие годы Америки уже позади». Это было написано в 1775 году, как раз перед Американской революцией – зачатком самой потрясающей эпохи в истории человечества. И сегодня мы слышим эхо этих голосов, поющих гимны мраку и поражению, говорящих то же самое: «Наши лучшие годы миновали».

А я говорю – давайте позволим американцам ответить: «Наше лучшее время – впереди».

В то время, когда мы движемся к поколению мира, когда мы прокладываем дорогу к новому благосостоянию, я говорю каждому американцу: давайте воспрянем духом. Давайте сделаем все возможное для этой страны, которая внесла такой вклад в прогресс человечества.

Давайте сделаем вклад в будущее нашей Страны, и давайте снова поверим в себя, что делало нацию великой в прошлом, и что создаст мир будущего.

Обратный отсчет к последнему американскому «дефолту»

Автор: ЭдрианЭш (AdrianAsh)

40 лет назад обладатели доллара США знали, сколько стоила их валюта. Они могли обменять ее на золото по курсу $35 за унцию. Затем появился президент Ричард Никсон (Richard Nixon).

Авторы портала BullionVault обратились к архивам и посмотрели, что происходило в дни, предшествующие величайшему американскому «дефолту» - когда Никсон прекратил обменивать доллары на золото в 1971 году.

Вторник, 3 августа 1971 – Financial Times сообщила, что вчера Министр финансов Джон Конналли (John Connally) обратился к банкам с просьбой не следовать примеру Банка Мичигана, после того как небольшой банк увеличил ключевую кредитную ставку с 6% до 6,5%.

Вместо этого банки США должны стремиться «сохранять низкую базовую ставку», заявил Конналли, добавив, что «дальнейшие неоправданные повышения процентных ставок, которые уже находятся на историческом максимуме, могут негативно отразиться на стабильности экономического восстановления».

В начале года, столкнувшись с рецессией, Федеральный резерв понизил ключевую процентную ставку до 7-летнего минимума в 3,7%. Но после тенденции к негативу реальные процентные ставки в США – с поправкой на инфляцию – начали расти. Это означало ужесточение кредитных условий для американских домохозяйств. Но то, что было похоже (лишь немного) на стабильные деньги внутри страны, не способствовало поддержке доллара или снижению волатильности валютных курсов.

Доллары так и вытекали из Вашингтона в валютные запасы за рубежом. Так что немецкий Бундесбанк ввел 6-процентный валютный коридор для дойчмарки и доллара, продавая американскую валюту за 3,46 марки, хотя аналитики Deutsche Bank прогнозировали укрепление доллара на уровне 3,66 марок за доллар.

Валютная неопределенность влияла и на сырьевые товары, и Financial Times писала, что трейдеры «даже приписывали слабости доллара» твердые цены на какао – как будто слабые деньги могут и в самом деле вызвать рост цен. Цена резины, тем временем, упала до самого низкого уровня с 1949 года. В то время как в начале августа цены на сахар пошли в рост, на протяжении всего года они падали, а дефицита не наблюдалось.

Благодаря постоянному оттоку долларов из Вашингтона Соединенное Королевство, тем временем, испытывало самый быстрый рост золотовалютных резервов за пять лет: запасы золота и валюты достигли 20-летнего максимума в размере $3,8 млрд. (с учетом влияния девальвации) благодаря тому, что высокие ставки привлекали иностранный капитал.

Более того, новые правила контроля над движением капитала в Британии, плюс тарифы на импорт означали, что продуктовая инфляция в Великобритании, которая привела к росту розничных цен более чем на 10% с лета 1970 года, «вскоре ослабнет», объявила Financial Times. Очевидно, что эти меры сработали. Как раз такие меры, против которых агитировал – и в итоге аннулировал – президент Никсон во время своей первой кампании в Белом Доме.

Четверг, 5 августа 1971 года – «Никсон смягчает свое отношение к ценовой и налоговой политике», - написала FT, сообщив в среду из Вашингтона, что «этим утром президент Никсон поразил всех неожиданной пресс-конференцией».

Никсон изменил свое мнение, которого он придерживался на протяжении предыдущих двух с половиной лет». Но способствовали бы восстановлению доллара ценовые пороги и контроль над зарплатой внутри страны? «Давление на доллар следует за французским сдерживанием валюты», гласила передовица FT, сообщающая, как Париж запретил своим банкам наращивать внешние долги как во франках, так и в остальной валюте.

В ту среду Франция также купила у американского Минфина золота на $50 млн., отправив поставку в Международный валютный фонд в счет частичной выплаты $609 млн., которые она была должна из-за девальвации франка в 1969 году. К этому времени за «последние несколько месяцев» Франция приобрела у Соединенных Штатов золота на $250 млн. Ее золотовалютные резервы увеличились примерно до $500 млн.

«Результат этих шагов перетек на рынок золота, - писала FT, - который всегда является центром внимания во времена валютных перипетий». На торгах в Лондоне золото достигло двухлетнего максимума в $42,50 за унцию.

Министерство финансов США все еще было обязано обменивать золото по курсу $35 за унцию, но только в сделках со своими основными партнерами - центральными банками, причем все из них пообещали не требовать металл в обмен на бумагу.

Понедельник, 9 августа 1971 года – В дополнение к разгону сторонников ирландской республиканской армии в Ольстере и профсоюзной забастовке из-за повышения платы за проезд в метро в Париже, «Минфин США отклонил призыв к девальвации», отмечала Financial Times, ссылаясь на заявление представителя казначейства Никсона сделанное на выходных, после того, как подкомитет Рейсса (Reuss) в Конгрессе призвал Соединенные Штаты последовать примеру Британии и Франции и официально снизить обменный курс валюты.

«То, что казначейство почувствовало необходимость в официальном опровержении заключений (не единогласных) слабого и менее влиятельного подкомитета Конгресса, является доказательством изменения положения доллара.

Это проявится на этой неделе, когда американский золотой запас сократится до чуть более $10000 млн., самого низкого уровня с начала 1930-х… Конечно, возродилась традиционная теория о том, что когда золотой резерв достигнет $10000 млн., США попросту закроют золотое окно.

Ничего не говорит о том, что администрация Никсона планирует что-то подобное».

Однако Вашингтон активизировался на рынке валюты, скупив у МВФ бельгийские франки и голландские гульдены на $862 млн., чтобы удовлетворить требования их правительств к гарантированным кредитам в Центробанке центробанков. Сообщения о скупке золота французами продолжились, а FT отметила «общепринятую позицию» о том, что Париж направит золото лишь на оплату долгов в МВФ, а не будет наращивать собственные золотовалютные резервы центробанка. «[Но] некоторые здешние [парижские] эксперты открыто предлагают поступить именно так, что позволит усилить давление на американцев, вынудив тех привести в порядок свои дела».

Трехмесячные казначейские облигации рухнули, из-за чего процентные ставки на открытом рынке выросли до 5,37%.

Вторник, 10 августа 1971 года – «Давление на доллар – новый максимум немецкой марки», объявил автор заголовка в FT, которому и в голову не приходило, что однажды функция копипаста позволит ему повторить такие катастрофы одним нажатием клавиши.

«Вчера кризис доллара усилился, - гласила газета, - с сильным спекулятивным давлением, сконцентрированном на немецкой марке и швейцарском франке». Золото подорожало до максимума с момента краха лондонского золотого пула – неудачного картеля, в рамках которого США, Германия, Великобритания и Франция продавали золото на открытом рынке, пытаясь сохранить его цену на уровне официальной привязки в $35 за унцию – в марте 1968 года.

«Разброд в Нью-Йорке», - продолжила Financial Times, отметив, что хотя «администрация Никсона сохраняла традиционное молчание по поводу трудностей доллара», то, что газета назвала «основанными на фактах слухами», гласило, что Нью-Йоркский Фед сделает заявление по поводу своих договоренностей о долларовых своп-линиях с другими центральными банками. По словам неназванного представителя Нью-Йоркского Феда, из-за интенсивного использования на протяжении 1970-х «ряд иностранных правительств были более не готовы накапливать доллары с помощью Федрезерва для выплаты своей международной задолженности».

Что же делать в разгар сумятицы? Швейцария запретила то, что FT назвала «спекулятивными притоками» в безопасный швейцарский франк, который сам по себе «уже ревальвировался в новый фиксированный паритет». Швейцарский национальный банк теперь принимал только доллары США, депонированные под соответствующие вклады в швейцарских франках на «блокированных счетах». Тем временем, британское правительство продолжило внедрять официальные правила контроля и тарифы на импорт, в то время как лобби глав компаний, Конфедерация британской промышленности, в тот день призвала около 200 компаний не повышать свои цены более чем на 5% в течение ближайшего года.

Но в Вашингтоне? «Проблемы смены паритета», как объяснил Джон Грэм (John Graham), американский редактор FT, означали, что даже удвоение официальной цены золота до $70 за унцию может и не привести к изменению валютных курсов, то есть американские экспортеры не столкнутся с чистым понижением стоимости, и все эти доллары, накопленные за границей, не подвергнутся девальвации.

Однако у Белого дома Никсона было еще одно решение – «более неординарное и менее невероятное… Золотое содержание доллара гарантировано только потому, что в конце 1940-х годов американский Минфин взял на себя обязательство покупать и продавать золото по $35 за унцию», рассказал читателям Грэм. «Одобрение этого предложения содержится в письме» министра финансов, очевидно, стремящегося поддержать как исторический золотой запас Америки, так и послевоенную систему фиксированного валютного курса, принятую на Бреттон-вудской конференции в 1944 году. Наряду со всеми этими правительствами, не обязанными покупать или продавать золото, казначейству пришлось поддерживать колебания доллара в пределах 1%, поскольку [Международным валютным фондом] установлено, что страна обязана поддерживать стабильность курса валюты, и что страна, власти которой «действительно свободно покупают и продают золото в предписанных пределах», выполняет это обязательство.

«[Но] США «в действительности свободно» не покупает и не продает золото, а делает это только в узком техническом смысле. Это правда, что никакие финансовые органы, настаивавшие на покупке золота [у США] никогда не получали отказа, но для снижения вероятности подобного требования применялись различные виды давления».

Следовательно, заявил Грэм, обнародовав то, что казалось малоизвестным решением, США могли бы освободить себя от золотой оговорки, оставаясь в рамках Бреттон-вудского договора, перейдя вместо нее на валютные паритеты.

Пятница, 13 августа 1971 года – Автор заголовка повторил то же самое еще раз: «Доллар снова под давлением… США рассматривают возможность расширения валютных границ… Золото активно».

В четверг из Германии сообщали, что Бундесбанк не позволит немецкой марке вырасти выше 3,33 к доллару – это «практически 10-процентная ревальвация» с согласованного фиксированного валютного паритета. В действительности, впервые с того момента, как в середине мая дойчмарка освободилась от долларового паритета, Бундесбанк купил «значительное количество долларов, по сообщениям, $39 млн.» на открытом спотовом рынке.

«Это способствовало стабилизации рынка», говорилось в FT, но «Золото снова привлекло внимание благодаря довольно активным сделкам. Металл завершил день при $43,30, подорожал на 40 центов по сравнению с предыдущим днем».

В Вашингтоне министр финансов Никсона – Джон Конналли – обратился к совету МВФ с просьбой «серьезно изучить возможность расширения официальных границ валютных паритетов. Был предложен 3-процентный предел». Однако валютные трейдеры не ожидали, что политики и руководители центральных банков придут к согласию, и «в то утро Нью-Йоркский валютный рынок снова сошел с ума», сообщал один из американских корреспондентов Financial Times.

«Неподвижным оставался только фунт», цитировала FT дилера крупного банка, описывавшего эту торговую сессию как «безумную».

«Несмотря на резкий рост европейских валют по отношению к доллару, не наблюдалось никаких признаков интервенции со стороны Федерального банка Нью-Йорка, действующего в качестве агента американского правительства». Однако Вашингтон вмешивался на политическом уровне и по убедительной причине.

«США рекомендовали Японии ускорить отмену торговых барьеров», гласила FT – указывая на то, что один историк, написав об этом 35 лет спустя, называл простым, но мало признаваемым фактом кризиса доллара 1971 года: «Япония [уже] заменила Западную Европу как мишень для экономических претензий Америки». Ее динамично развивающаяся экономика поглощала валюту так быстро, что невозможно было удержать фиксированный курс иены. За две недели в тот месяц Токио увеличил свои резервы на $4 млрд., пытаясь сохранить курс на уровне 360 иен за доллар. Но к концу августа Токио сдался. В еще одной статье в FT в ту пятницу говорилось о том, что в действиях «японского руководства не было никакой тайной магии». Но бум экспорта продолжился независимо от этого, и Белый дом Никсона посчитал, что в этом виноваты торговые тарифы.

В противоположность остальному хаосу, «Франция спокойно реагирует на американскую попытку увеличить валютные пределы», продолжила FT. Так как «ряд анти-спекулятивных мер, принятых на прошлой неделе, вывел Францию из центра валютного кризиса, чего и добивались власти… Сделки в иностранной валюте по-прежнему ограничены до законных коммерческих транзакций». Разработанные правила контроля над валютой были уроком, или так должны были заявить США в ближайшее воскресенье.

Что же творилось на фондовом рынке? «Доу подскочил на 12,5, объем торгов вырос на 4,5 млн.», сообщила FT. Какой бы хаос не испытывал доллар, скупщики акций, должно быть, посчитали это благоприятной новостью для риска.

Суббота, 14 августа 1971 года – «Доллар завершает неделю под давлением.. Из Швейцарии пришло подтверждение о согласованных между банками мерах контроля горячих денежных потоков… 100-процентные минимальные резервы… Во Франкфурте доллар снова показывает новые минимумы… Однако на рынке золота наблюдалось относительное затишье после нервного старта [c] со снижением на 25 центов в день торгов».

«$ под давлением», добавлял заголовок на странице 12, идущей сразу после еженедельного раздела FT «Как потратить», предназначенный, как и сейчас, для банкиров из Сити в поисках марочных вин и часов. «Никто не сомневается, что цель состоит в том, чтобы добиться более реалистичных отношений между долларом и основными экономическими партнерами Америки, - говорилось в колонке редактора ниже. – Либо доллар изменит свое отношение к золоту, либо все сильные валюты уйдут в свободное плавание или подорожают к доллару. Но в настоящее время оба пути закрыты».

США «всегда сопротивлялись» росту цены золота в долларах «на том основании, что это необдуманный способ увеличения мировой ликвидности, что он вознаградит врагов Америки (особенно Россию) и накажет ее друзей». После ослабления давления на двух ведущих рынках после Золотого пула – одном частном, втором для центральных банков – подкомитет Конгресса задался вопросом, почему бы немного не отпустить золото – скажем, на 10-15%?... Оно не должно вызвать «масштабной дестабилизации международной системы».

«Но возможность того, что администрация США пойдет на такой удар по своему престижу за год до выборов, настолько далека, что она практически равна нулю».

Цена на золото 30.12.2011

Автор: Джеф Кларк (JeffClark)

Довольно смелое это занятие – прогнозировать, сколько будет стоить золото в определенный день. Конечно, я не думаю, что способен предсказывать будущее, но зато я могу проанализировать сезонное изменение цены золота с момента начала бычьего рынка в 2001 году и применить эти тенденции к цене этого года.

Многие инвесторы в золото знают, что цена склонна падать летом и повышаться осенью. В то время как летом этого года золото достигло рекордных высот, я могу продемонстрировать, что, несмотря на такую нетипичную модель, цена золота в $1800 этой осенью выглядит довольно разумной целью.

Вот почему: следующая таблица показывает летние спады цены золота за каждый год с 2001 года. После этого я перечисляю пики, достигнутые осенью каждого года, а также привожу цену на конец года. Обратите внимание на прибыль в процентах.

Вы сами видите, что в этой таблице отмечается стабильная – а в некоторых случаях существенная – ежегодная прибыль. Даже в момент слива активов в 2008 году золоту удалось вырасти в цене после летнего минимума.

В данной таблице встречаются и другие убедительные факты. Во-первых, осенний максимум цены золота в 60% случаев приходится на декабрь, а в 80% случаев – на ноябрь или декабрь. Во-вторых, если исходить из предыдущего поведения цены, можно с 60-процентной уверенностью сказать, что наша июльская цена в $1483 – это и есть летний минимум.

Отсюда мы можем сделать несколько предположений. Если бы рост цены золота соответствовал среднему показателю в 20,7% с минимума 1 июля (если этот минимум сохранится), в декабре или ноябре оно стоило бы $1790. И 30 декабря (последний день торгов в этом году) цена золота составила бы $1729.

По сути, учитывая, что проблемы государственной задолженности далеки от решения как здесь, так и за рубежом (независимо от исхода переговоров о повышения долгового потолка в США), я уверен, что прибыли будут выше среднего. Если золото покажет максимальный рост осенью и в конце года, то эти ценовые показатели составят $1980 и $1925 соответственно. Исходя из сегодняшней цены, такой маневр может показаться агрессивным, но учтите, что эти уровни все равно ниже любого пика 1980 года, скорректированного с учетом инфляции. Даже минимальный рост в 10,6% привел бы нас к $1640, то есть нынешний уровень не является максимумом этого года.

Вот некоторая информация о серебре:

Можно увидеть, что, как и ожидалось, серебро более волатильно. Однако общая тенденция все равно сохраняется во всех случаях, кроме 2008 года. Металл показывал рост цены каждую осень, и эти максимумы приходились на ноябрь или декабрь в 80% случаев.

Если серебро вырастет на 34,6% (это средний осенний рост), то нынешней осенью мы получим $45,56 (если допустить, что оно не минимум 1 июля в $33,85 сохранится), а в конце года - $42,41. Однако если учесть, что мы уже видели такие цены в этом году, и что серебро все чаще используется в качестве денежного металла, я бы ожидал более высоких уровней. 50-процентный рост привел бы нас к $50,77, а при повторе прошлогоднего скачка в 76,8% мы получили бы почти $60. В любом случае, при отсутствии существенного разворота, цена серебра в $40 не должна быть годовым максимумом.

Но это всего лишь цифры. В более широком масштабе я считаю, что золото и серебро должны вырасти больше. Необеспеченные валюты – особенно евро и доллар США – еще не полностью почувствовали девальвацию. Дилемма долга и дефицита, заражающая многие страны, не решится за одну ночь. Мне кажется, что драгметаллы будут еще долго расти по той простой причине, что большинство валют ожидает долгое падение.

Независимо от того, где золото и серебро окажутся в конце года, я рекомендую перевести ваши сбережения в проверенные активы, которые сохранят вашу покупательную способность. Прибыли в этих таблицах ничего не значат, если вы сами не покупаете золото и серебро для защиты своих активов.

Эрик Спротт о бегстве европейских вкладчиков

Авторы: Эрик Спротт (Eric Sprott) и Дэвид Бейкер(DavidBaker)

Реальный банковский кризис

Если вы сегодня являетесь состоятельным европейским вкладчиком, что вы делаете со своими деньгами? Вы действительно продолжаете хранить наличные на счете в греческом или итальянском банке?

Вкладчики европейских банков сегодня стоят перед сложным выбором – изъять свои депозиты или не изымать их и пойти на риск. Их ответ на этот вопрос может решить финансовое будущее еврозоны. С 2008 года правительственные спасения Евросоюза превратили традиционный банковский кризис в полноценный кризис государственной задолженности. Европейскому центральному банку до сегодняшнего дня удавалось поддерживать работу банковской системы еврозоны, но в связи с постоянной угрозой изъятия банковских вкладов ее будущее остается совершенно неопределенным. Набег вкладчиков вынуждает банки реализовывать активы для привлечения финансирования. Правительства и центральные банки пойдут на крайние меры, чтобы предотвратить подобный сценарий, потому что ликвидация активов демонстрирует, сколько они стоят на самом деле – а они, скорее всего, стоят намного меньше, чем значится сегодня в балансовых отчетах банков.

За последние три года банковские набеги нанесли Европе серьезный ущерб. В Исландии изъятие депозитов британцев из второго по величине банка страны, Landsbanki, в начале октября 2008 года привело к блокированию доступа к счетам более 300 тыс вкладчиков его онлайн-банка под названием Icesave. В ответ, опасаясь массовых потерь по вкладам, британское правительство было вынуждено в кратчайшие сроки заморозить активы Landsbanki, фактически вызвав блокирование потока иностранного капитала в стране1. Вам определенно не захотелось бы иметь исландский расчетный счет, когда это случилось – особенно учитывая, что к концу ноября 2008 года исландская крона обесценилась на 58%2.

В Ирландии изъятие вкладов на сумму почти в 4 млрд. евро менее чем за три недели вынудило ирландское правительство национализировать AngloIrishBank в январе 2009 года3. Крупные вкладчики потеряли веру в правительственную гарантию банковского счета и начали в массовом количестве забирать наличные из ирландских банков. Как в то время сказал профессор Тринити-колледжа (Дублин): «Это кошмарный вариант развития событий для [ирландского] правительства… они не смогут остановить дальнейшее изъятие вкладов, пока мы не закроем границы и не превратимся в Кубу». 4

Второй набег на банки Ирландия испытала в конце 2010 года, когда только в октябре со счетов ирландских финансовых организаций было снято более 67 млрд евро. С начала кризиса в 2008 году шесть ведущих банков Ирландии, два из которых в настоящее время находятся в процессе банкротства, лишились корпоративных вкладов на сумму более 90 млрд евро. И изъятия вкладов продолжаются – в мае 2011 года сообщалось, что за последние 12 месяцев объем депозитов резидентов в ирландском частном секторе сократился на 8,7%. 7 Объем депозитов резидентов еврозоны, проживающих вне Ирландии, снизился на 9,7% за этот же период, в то время как вклады нерезидентов еврозоны уменьшились на 28,2%.8 Ирландский опыт ясно демонстрирует: когда вкладчики чувствуют опасность, и они могут перевести свои деньги в любое другое место – именно так они и поступают.

Из-за изъятия вкладов ирландские банки оказались в руках ЕЦБ, который милостиво спас страну в ноябре 2010 года, и на конец июня 2011 года одолжил им более 103 млрд евро9. Удивительно, но этого, помимо 55,7 млрд евро, полученных ирландскими банками от собственного центробанка, оказалось недостаточно для рекапитализации банковской системы Ирландии, которой требуется еще 24 мрлд евро капитала, чтобы остаться на плаву.10

Изъятия вкладов в Греции оказались столь же разрушительными. На данный момент в 2011 году отток депозитов из греческих банков составил около 8%, ускорившись в мае и июне. Недавно агентство Moody’s предупредило, что подобные оттоки могут вызвать «существенный недостаток наличных, если они быстро превысят 35% депозитов».11 Помощь в размере 109 млрд евро, перечисленная на прошлой неделе, дает повод предполагать, что это уже могло произойти.

Так же как и в случае с Ирландией, ЕЦБ держал греческие банки на плаву, предоставив им финансирование в размере почти 100 млрд евро в 2010 году и еще 103 млрд евро на данный момент в 2011 году.11 Недавний пакет помощи поможет Греции выиграть время, но отток вкладов все равно может свести к минимуму усилия ЕЦБ по спасению греческой банковской системы, если он будет и дальше увеличиваться.

Хотя у нас нет данных по Испании или Италии, мы понимаем, что правительства этих стран прекрасно осознают, какое влияние набег на банки может оказать на их финансовую стабильность. Италия – рыба покрупнее, чем Ирландия или Греция. Объем ее заимствований, достигающий 1,8 трлн евро в номинальном отношении, намного больше, чем долг Греции, Испании, Португалии и Испании вместе взятых.14 Италия и Испания слишком велики, чтобы обанкротиться, и слишком велики, чтобы их спасать, так что будущее еврозоны окажется под серьезным ударом, если итальянские и испанские вкладчики заберут свои евро. Поэтому нам показалось очень полезным прочесть о новых положениях, принятых фондом спасения еврозоны, EFSF, в рамках последнего спасения Греции. В их число вошла возможность EFSF скупать правительственные облигации на вторичном рынке, предоставлять странам ЕС «предупредительные кредитные линии», прежде чем их исключат из кредитного рынка, и «ссужать правительствам средства для рекапитализации их банков».15 Кризис государственной задолженности, в основе своей, - это банковский кризис. Банки владеют массой государственных долговых обязательств. Если вкладчики изымают капитал, эти банки должны продать правительственные облигации, чтобы не обанкротиться. И меры EFSF необходимы для того, чтобы обеспечить банки ликвидностью, которая нужна им, чтобы выжить в случае набега вкладчиков. Вопрос в том, что будет, если в EFSF тоже закончатся средства.

На наш взгляд, вкладчики, решившие вывести свои средства из местных банков еврозоны, заслуживают некоего одобрения, потому что «понимают, что к чему». Европейские банки – по-прежнему являются корнем этой проблемы, а вкладчики правы в том, что сомневаются в сохранности своих депозитов в этих банках. Мы всегда утверждали, что реальная проблема нашей финансовой системы – это чрезмерная закредитованность. Нам постоянно напоминают об этом факте каждую пятницу, когда сообщают о банкротствах американских банков. Если сравнить активы ликвидированных банков с тем, сколько Федеральная корпорация страхования депозитов тратит на компенсации вкладчикам, становится ясно, сколько раз банки теряли свой капитал. Здесь следует помнить о том, что банки ссужают наши деньги, а в резерве оставляют совсем немного. Если допустить, что они оставляют 5 центов капитала на каждые 95 центов, которые они дают взаймы, то «приблизительный размер списаний» в 25% на рис. А означает, что банк понес убытки, в шесть раз превышающие объем собственного капитала.

Ситуация в банковском секторе Европы не отличается от вышеописанной – европейские банки тоже сильно левериджированы, но ситуация еще больше усугубляется тем, что некогда ликвидный и надежный заем на балансе европейских банков – государственные долговые обязательства – больше не является ликвидным и надежным. Из-за этого банки ЕС чрезвычайно уязвимы из-за набега вкладчиков, потому что он вынуждает их обращаться за помощью ЕЦБ, чтобы сохранить ликвидность. ЕЦБ только на это и способен – если случится реальное «кредитное событие», мы все можем быть уверены, что на обесценившиеся активы в тех масштабах, которыми сегодня владеют европейские банки, покупателей не найдется, будь это государственные облигации или что-то иное.

В этом месяце мы обсуждаем банковский кризис в Евросоюзе, чтобы напомнить все, что мы недавно пережили два события, когда вся финансовая система едва не рухнула. Первое произошло в разгар кризиса 2008 года. Второе случилось в мае 2010 года, когда ЕЦБ вмешался с программой помощи в объеме $1 трлн., чтобы предотвратить катастрофу. Все финансовые спасения до этого момента были продиктованы желанием предотвратить падение первой костяшки домино. Они проводились, чтобы остановить распространение инфекции – всеобщего финансового спада, который, по сути, превратил бы мировую банковскую систему в исландскую денежную ловушку – когда капитал не может ни войти, ни выйти.

Мы по-прежнему не знаем, возможно ли предотвратить финансовый коллапс в Европе, потому что инвесторы и вкладчики не так наивно смотрят на реальность. Сбой в работе финансовой системы продолжается, и его не предотвратить с помощью этих постоянных ошибочных финансовых махинаций. Если вкладчики еврозоны переведут свои деньги, потребуется больше спасений, увеличивающих уровень государственной задолженности и еще больше усугубляющих и без того безнадежную ситуацию.

Как предполагает опрос выше, мы полагаем, что все больше европейских вкладчиков выводят свои средства из банков ЕС, и многие из них повторно инвестируют свой капитал в золото и серебро. Нас не удивляют исторические максимумы золота в долларах и евро. Стоит признать, что эти инвесторы в Исландию и Ирландию, предусмотрительно обратившие свои наличные в золото до набегов на банки, достигли реальных результатов в номинальном и реальном отношении. Мы полагаем, что золото и серебро – это главная альтернатива расчетному счету в уязвимой банковской сфере, и неважно, напечатает ли ЕЦБ новые евро или объявит дефолт, оба исхода будут по-прежнему стимулировать мощный спрос на альтернативную валюту – драгметаллы.

1Lyall, Sarah (November 1, 2008) "Iceland, Mired in Debt, Blames Britain for Woes". New York Times. Retrieved July 28, 2011 from: http://www.nytimes.com/2008/11/02/world/europe/02iceland.html?pagewanted=all

2Onaran, Yalman (February 1, 2011) "Iceland Shows Ireland Did ‘Wrong Things’ Saving Banks". Bloomberg. Retrieved July 28, 2011 from: http://www.bloomberg.com/news/2011-02-01/iceland-proves-ireland-did-wrong-things-saving-banks-instead-of-taxpayer.html

3 Lyons, Tom and O’Brien, Stephen (January 18, 2009) "€4bn ‘run’ triggered Anglo move".The Times. Retrieved July 28, 2011 from: http://www.timesonline.co.uk/tol/news/world/ireland/article5537566.ece

4 Ibid.

5 O’Brien, Dan (June 1, 2011) "€12bn decline in bank deposits in April is smallest since September".The Irish Times. Retrieved July 28, 2011 from: http://www.irishtimes.com/newspaper/finance/2011/0601/1224298206493.html

6 Humphries, Conor (July 8, 2011) "Irish banks’ ECB borrowing inches up in June". Reuters. Retrieved July 28, 2011 from: http://uk.reuters.com/article/2011/07/08/uk-ireland-centralbank-borrowings-idUKTRE76728R20110708

7Finfacts Team (June 30, 2011) "Irish household bank deposits fell by €709m in May; Domestic banks’ central bank borrowing was €74bn". Finfacts.ie. Retrieved July 28, 2011 from: http://www.finfacts.ie/irishfinancenews/article_1022646.shtml

8 Ibid.

9 Humphries, Conor (July 8, 2011) "Irish banks’ ECB borrowing inches up in June". Reuters. Retrieved July 28, 2011 from: http://uk.reuters.com/article/2011/07/08/uk-ireland-centralbank-borrowings-idUKTRE76728R20110708

10 Ibid.

11 Brereton-Fukui, Natasha (June 27, 2011) "Moody’s warns on deposit outflows for Greek banks".Wall Street Journal. Retrieved July 28, 2011 from: http://www.marketwatch.com/story/moodys-warns-on-deposit-outflows-for-greek-banks-2011-06-27

12Georgiopoulos, George (June 23, 2011) "ECB funding to Greek banks rises 12.3 pct m/m in May". Reuters. Retrieved July 28, 2011 from: http://www.reuters.com/article/2011/06/23/greece-ecb-idUSATH00620520110623

13Koutantou, Angeliki and Melander, Ingrid (July 25, 2011) "ECB funding to Greek banks rises 5.6 pct m/m in June". Reuters. Retrieved July 28, 2011 from: http://www.reuters.com/article/2011/07/25/greece-banks-ecb-idUSATH00628220110725

14 Davis, Andrew (July 12, 2011) "Plunge Brings Europe Debt Crisis to Italy".Bloomberg. Retrieved July 28, 2011 from: http://www.bloomberg.com/news/2011-07-11/italian-plunge-brings-debt-crisis-to-europe-s-biggest-borrower.html

15 Baker, Luke and Toyer, Julien (July 21, 2011) "Europe agrees sweeping new action on debt crisis". Reuters. Retrieved July 28, 2011 from: http://www.reuters.com/article/2011/07/21/us-eurozone-idUSTRE76I5X620110721

График недели: Количество американцев, получающих талоны на питание, выросло на 1,1 млн человек за май

После того как вышли данные по количеству получателей талонов на питание за апрель мы подумали, что может быть все-таки достигнут предел роста ее участников, - ведь их стало больше только на 60 тыс. человек. Но только что опубликованная статистика по количеству участников Программы дополнительной пищевой помощи (SNAP) за май просто потрясает, - ведь количество ее участников выросло всего за месяц на 1,1 млн. человек. Как показывает график ниже, это самое сильное одномесячное увеличение с середины 2009 года, когда произошло изменение критериев доступа к ней. Таким образом сегодня услугами программы пользуется 45,8 млн. американцев, получая в месяц $133,80 на человека или $283,65 на домохозяйство. Если умножить сегодняшние данные на 12 месяцев, то мы увидим, что через год более 13 млн. американцев будут жить на эквивалент одной трети стоимости самого дешевого iPad.

Но и это еще не все. Если внимательно посмотреть на эти данные, то мы увидим, что почти все новые участники живут только в одном штате: Алабама. Количество жителей штата, получающих талоны на питание выросло с 868 тыс. до 1,762 млн. человек, - это 36% его населения.

Количество участников по штатам

Вопрос: станет ли Обама первым президентом, при правлении которого суммарное количество участников программы достигнет 100 млн. человек? Мы уверены, что к тому времени будет учреждена нобелевская премия за уничтожение своего среднего класса быстрее, чем любая коммунистическая диктатура в истории.

Карикатура недели

Президент Обама в окружении лидеров Конгресса и экономических советников произносит речь по поводу снижения американского кредитного рейтинга агентством S&P