редседатель совета, бывший президент Ассоциации региональных банков «Россия» Александр Мурычев— Как вы относитесь к возможному объединению банковских ассоциаций?

— В перспективе в целом я отношусь к этому положительно. Я всегда относился к этому процессу позитивно. Ровно шесть лет назад, в марте 2005 года, на конференции Ассоциации «Россия» я сформулировал предложение об организационном объединении двух национальных банковских ассоциаций. Тогда это было вполне ожидаемое решение, потому что тоже витали разговоры в духе «Чего делить? Давайте консолидировать усилия, не надо соперничать на одном поле». Многие поддерживали создание единой площадки законодательных инициатив, единых экспертных групп, объединенного календаря банковских мероприятий и минимизацию расходов для участников обеих ассоциаций. Весомым аргументом было и то, что органы власти и управления в этом случае не смогут использовать в своих интересах подчас разные предложения, которые исходят от национальных банковских ассоциаций. Тогда это поддержали многие: мы получали сотни писем в основном положительного характера. При этом крупные банки, в первую очередь Сбербанк, были категорически против, аргументируя свою позицию тем, что у каждой из ассоциаций есть своя ниша. Стучаться в закрытую дверь мы не стали.

На тот момент в обсуждение была втянута вся банковская система России, но после такой позиции АРБ и крупных банков совет Ассоциации «Россия» тоже отказался от идеи объединения. Главным отличием той ситуации от нынешней было то, что тогда имел место другой психологический тренд, состояние рынка было более позитивным. Он был успешным, банковские бизнес-программы были востребованы, шло развитие.

— Насколько, по-вашему, возможно слияние ассоциаций в текущей ситуации?

— В текущий момент к объединению я отношусь настороженно. Объединяться в ближайшее время, учитывая сегодняшнюю ситуацию, не нужно. Во-первых, сейчас больше проблем на рынке, связанных с тем, что государство стало доминантой, его влияние даже сильнее, чем это было до кризиса. В банковском секторе государство также играет первую скрипку — за время кризиса госбанки сильно укрепили свои позиции. В этих условиях я не вижу тренда в сторону поддержки частного банковского сектора. Конечно, есть заявленные правительством программы, направленные на разгосударствление банков с госучастием, но они пока слабо реализовываются. Даже если программа будет реализована при сохранении контрольного пакета у государства, я не вижу, что от этого поменяется — все рычаги влияния на развитие бизнеса останутся в руках государства.

Во-вторых, чувствуется негативное отношение к небольшим кредитным организациям. Регулятор и законодатели за последнее время создали условия, связанные с выдавливанием малых и средних банков с рынка как таковых. Была повышена планка по капиталу, также задействованы и другие инструменты. Без сомнения, небольшие банки это чувствуют. На протяжении 20 лет они функционировали с капиталом, который устраивал законодателя, а сейчас требования меняются. В стратегии развития банковского сектора значится сумма в 300 млн, но даже эти цифры — компромисс, потому что предлагались и более высокие планки. Это отчетливо говорит о том, что власть не интересуют малые банки — ставки сделаны на крупные банки.

Решать сегодня вопросы с объединением двух совершенно разных по духу организаций не актуально. Когда обозначится тренд выхода государства из экономики и банковского сектора в частности, когда будет меньше тревог по поводу будущего малых и средних банков, когда будут создаваться реальные условия для снижения административных и прочих барьеров для развития бизнеса, мы вернемся к вопросу объединения.

В конце марта было проведено заседание совета Ассоциации «Россия», на котором все члены совета за исключением одного проголосовали именно за такую позицию.

— Чем, по вашему мнению, обусловлена инициатива объединения, поступившая от крупных банков?

— Кредитные организации насторожило письмо, подписанное госбанками и крупнейшим частным банком. Ведь все понимают, что этим банкам ассоциативная поддержка не так важна, так как они сами в состоянии решать проблемы, с которыми сталкиваются.

При этом в письме руководители крупных банков совершенно верно отмечают, что надо находить инструменты для консолидации усилий. Все эти 20 лет каждая из ассоциаций живет по своему календарю и отдельным планам. Это часто приводит к дублированию мероприятий, направлению в госорганы разнородных предложений. Это не очень хорошо нас характеризует. Без сомнения, нужно находить общий язык, и Ассоциация «Россия» будет его искать. Прежде всего это касается проблем системного характера, которые затрагивают все банки, независимо от их величины. Очевидно, что в этих вопросах очень важно выступать единым фронтом, и мы готовы на это идти.

— Когда, по вашим оценкам, может произойти консолидация банковских ассоциаций?

— Когда мы почувствуем, что власти настроены на создание благоприятных условий для развития кредитных учреждений разной величины. Когда не будет отчетливых действий, связанных с выдавливанием с рынка малых банков и частного рынка в целом за счет административных и налоговых рычагов. Сегодня у нас неконкурентная среда: это проблема не только небольших банков, но и крупных частных кредитных организаций — от величины ничего не зависит.

Наверное, можно представить, что такой вариант возможен. Это произойдет, если интересы малых и средних, региональных банков будут учтены в полном объеме и изменится тренд, появится место для небольших банков. Когда будет уверенность в том, что правила никто не будет менять в течение 10–15 лет, эта тема может стать актуальной.

— Сможет ли объединенная ассоциация быть мощнее в смысле лоббистских возможностей?

— Многие банкиры рассматривают Ассоциацию «Россия» как единственную площадку, где может быть услышано мнение региональных банков. Несмотря на то, что в «России» состоят и крупные банки, все-таки довлеет членство региональных кредитных организаций. Как правило, решают все их голоса, поскольку у нас действуют принцип «один банк — один голос», а «регионалы» при этом активны.

Не факт, что объединенная ассоциация так же дотошно, профессионально и целенаправленно будет отстаивать интересы регионального сектора банковской системы.

— Какие проблемы возможного объединения вы видите?

— Объединение — не присоединение одной ассоциации к другой, так как это противоречило бы уставам организаций. Ни в уставе АРБ, ни в нашем нет присоединения как процедуры — есть только ликвидация. Возможно слияние с последующей ликвидацией, но подобные процедуры в столь крупных общественных структурах — очень непростое дело. Несмотря на то что у ассоциаций много перекрестных функций и до 40% двойных членов, многим представителям банков нравится наличие двух ассоциаций, и они готовы платить за двойное членство. Самая главная проблема — создание нового юридического лица, это трудоемкое дело займет как минимум год.

Прежде всего должна быть лояльность к этой идее со стороны советов ассоциаций. Также важны принципы, на которых будет основываться программа: равность членства для представителей обеих ассоциаций, вопрос с названием новой организации, определение состава президиума совета, руководителей рабочих органов. Работа по объединению требует компромиссов и лояльности.

У консолидации может быть и другой подтекст: выход на единую саморегулируемую организацию. Сейчас закон не позволяет банковскому сообществу иметь институты саморегулирования. Когда разрабатывался этот закон, шла бурная дискуссия в сообществе. В 2005 году руководство АРБ выступало за ведение саморегулирования в банковском секторе, Ассоциация «Россия» — против. Те, кто выступал за, полагали, что это приведет к созданию, по сути, единой общефедеральной организации, которой могут быть переданы частично функции контроля, регулирования и надзора за деятельностью банков. То есть ЦБ должен был бы поделиться функциями. Ассоциация «Россия» считала, что это приведет к дополнительной нагрузке для банков, которые вынуждены будут дополнительно нести отчетность перед банковским СРО, помимо пресса со стороны Банка России и других регулирующих органов.

Если саморегулирование подразумевает выработку корпоративных стандартов ведения бизнеса, банковских операций, профессиональных стандартов, то с этим, мне кажется, никто не поспорит. Но кто мешает банковским ассоциациям эти стандарты внедрять уже сейчас? Кстати, некоторые из них уже внедрены, и для этого закон не нужен.

— Правда ли, что ассоциации будут вырабатывать механизм объединения в рамках комиссии на базе РСПП?

— Комиссии и рабочие группы по выработке подобных предложений создавались на моем веку несколько раз. Однако их деятельность нельзя было назвать успешной: создавая рабочие группы, мы с АРБ ни разу даже не смогли собраться вместе. Памятуя об этом опыте, на этот раз было решено не создавать рабочие группы, а поручить правлению Ассоциации «Россия» к маю 2011 года подготовить аналитическую записку о текущей ситуации с глубоким анализом этого вопроса и учетом международной практики. Также обсуждалось вынесение этого вопроса в РСПП, единственную на сегодняшний день площадку, на которой присутствуют руководители обеих ассоциаций. Помимо этого в РСПП входят региональные ассоциации, не имеющие никакой вертикальной подчиненности ни АРБ, ни Ассоциации «Россия», а также собственники и акционеры всех региональных и федеральных кредитных организаций. Надеюсь, АРБ присоединится к этой инициативе.

— Как вы можете прокомментировать появлявшиеся в СМИ сообщения о предстоящей смене руководства АРБ?

— За долгие годы существования банковского сообщества были сформированы достаточно демократические принципы выборности и назначений, при этом все происходило в рамках устава и традиций. Не было такого, чтобы руководителя ассоциации снимали раньше времени. Да и для этого не было причин. Исключением стала добровольная отставка первого президента ассоциации промышленно-строительных банков Владимира Царегородцева в 1995 году. Поводом для этого послужили возникшие проблемы в Кредитпромбанке, которым он руководил. Я тоже ушел с поста президента ассоциации добровольно в 2006 году в связи с переходом на исполнительную работу в РСПП, оставаясь при этом председателем совета ассоциации. Любая национальная банковская ассоциация — не та площадка, где могут быть перевороты. Назначенцы — вариант непроходной. Все решает совет и съезд.

— Какова, на ваш взгляд, вероятность создания третьей ассоциации?

— Я не верю в возможность этого со стороны крупных банков, но если насильственно проталкивать идею объединения и произвести его против воли большинства, небольшие банки могут создать альтернативную организацию.

— Можно ли усилить возможности обеих ассоциаций без объединения?

— Сам факт существования банковских объединений на рынке в течение такого длительного времени говорит о том, что это организации с очень хорошей репутацией. Своей сложной судьбой они уже заслужили право на существование, они доказали право на жизнь своим опытом.

Без сомнения, нужно вывести нашу работу на более высокий уровень координации, согласованности в принятии решений. Нужно искать компромиссы, руководствуясь защитой интересов всего банковского сообщества.