Впервые идея превратить Россию вообще и Москву в частности в мощный мировой финансовый центр публично прозвучала четыре года назад.

Ассоциация региональных банков России (АРБР) выступила в мае 2007 года с инициативой модернизации инфраструктуры российского рынка ценных бумаг, которая могла бы дать стране «исторический шанс стать одним из мировых финансовых центров».

В июле 2007 года президент Ассоциации российских банков (АРБ), председатель совета Московского банковского союза (МБС) Гарегин Тосунян, выступая на ежегодном общем собрании МБС, заявил, что считает необходимым повысить уровень финансового развития Москвы с тем, чтобы город стал международной финансовой столицей.

В России должна быть создана мощная и открытая финансовая система, которая бы позволила ей стать одним из крупнейших финансовых центров мира, - об этом говорил на V Красноярском экономическом форуме в феврале 2008 года Дмитрий Медведев, на тот момент - первый вице-премьер России.

В июне 2008 года, будучи уже президентом России, Дмитрий Медведев впервые дал идеологическое обоснование плана создания в стране мирового финансового центра. Из его слов следовало, что мировой финансовый кризис 2007-2008 годов, глобальный дефицит энергоресурсов, рост цен на продовольствие Россия рассматривает как потенциальную возможность относительно быстро изменить свои позиции в мировой финансово-экономической системе, и «финансовый центр» — лишь часть этого плана, рассчитанного на ближайшие годы.

В каком состоянии сейчас находится этот глобальный проект? Если ли шанс достигнуть намеченных целей в обозримом будущем?

Он-лайн конференция «Финансовый прорыв» проводилась агентством Bankir.Ru совместно с Ассоциацией региональных банков России, журналом «Банковское обозрение», порталами Finarty.ru и TatCenter.ru.

Россия и ВТО

Запланированный на 2 июня очередной раунд российско-грузинских переговоров по вопросу о вступлении России во Всемирную торговую организацию отложен на неопределенное время по просьбе стороны посредника Швейцарии. Об этом «Civil.Ge» сообщил руководитель пресс-службы премьер-министра Грузии Николоз Мчедлишвили. По его словам, причиной откладывания переговоров является необходимость в урегулировании технических вопросов.

Из новостей

Как может отразиться на финансовой индустрии вступление России во Всемирную торговую организацию (ВТО)? Какие последствия можно просчитать?

«Не стану говорить за всю финансовую индустрию, но, что касается банковского бизнеса, то позволю себе выразить оптимистичную оценку, - отвечает вице-президент Инвестторгбанка, Алина Ветрова. - Правительству и Банку России, насколько мне известно, удалось отстоять банковский сектор и, как это написано в стратегии развития банковского сектора до 2015 года. «…сохранить сложившиеся условия инвестирования иностранного капитала, предполагающие равный с резидентами порядок участия в уставных капиталах кредитных организаций - резидентов без предоставления возможности открывать филиалы иностранных банков».

Либерализация доступа иностранного капитала в банковскую систему России по факту и так уже осуществлена, утверждает Ветрова, и можно наблюдать как приход иностранного банковского капитала в российский банковский сектор, так и его уход в связи с изменением их оценок условий и привлекательности бизнеса.

Что касается других секторов экономики, то вступление их в конкурентную борьбу на мировом уровне, приток иностранного капитала в эти сектора в целом скажутся скорее положительно на общем состоянии российской экономики и темпах ее роста, а значит, и на показателях банковской системы, являющейся, по сути, ее «зеркалом». Для российских банков, полагает Ветрова, основными драйверами развития является стабильность и инвестиционная привлекательность предприятий и организаций, работающих в стране, как следствие - кредитоспособность и сберегательная активность населения, а также доступ к мировым рынкам капитала. «Полагаю, что именно это должно стать следствием вступления России в ВТО, а иначе в этом действии нет никакого смысла», - резюмирует эксперт.

Начальник аналитического управления Банка корпоративного финансирования Максим Осадчий наиболее очевидным просчитываемым последствием вступления России в ВТО считает активизацию «бесконечного перехода на МСФО». Причин для усиления давления со стороны иностранцев на российские банки эксперт пока не видит: во-первых, иностранные банки вынуждены присутствовать в России в формате дочерних банков или представительств, что существенно ослабляет их позиции; во-вторых, в последнее время многие иностранные банки активно сворачивают свой бизнес и покидают страну.

Впрочем, разговоры о вступлении России в ВТО идут с 1995 года, а воз и ныне там, напоминает Осадчий: «Так как вступление в ВТО вряд ли можно расценивать как сильный предвыборный ход, то и ожидать его в предвыборный период не приходится».

По мнению генерального директор Агентства по надзору за ростом долговых обязательств Максима Осовского, это долгожданное событие «никак не отразится» на финансовом рынке России – по крайней мере, сначала. «Есть гораздо больше других важных факторов, - подчеркивает эксперт. - ВТО будет одним из самых малозначительных».

Главный редактор агентства Bankir.Ru, вице-президент Ассоциации региональных банков России и Национальной ассоциации кредитных брокеров и финансовых консультантов Ян Арт, напротив, ожидает «глобальных последствий» от вступления России в крупнейшую торговую организацию мира. «Вступление в ВТО – серьезная проверка на прочность российского бизнеса, резкое усиление конкуренции, но и одновременно – значительное сокращение расстояния, разделяющего российский бизнес и западное инвестирование», - уверен он. В целом вступление России в ВТО снизит стоимость заемных денег на российском рынке, полагает эксперт.

«Принципиальные договоренности на этот счет в плане финансового рынка уже достигнуты, неожиданностей не предвидится», - утверждает исполнительный вице-президент Российского союза промышленников и предпринимателей, председатель совета АРБР Александр Мурычев.

Главный «финансовый вопрос», связанный с вступлением в ВТО, по мнению Мурычева, это риск подавления национальной банковской системы. Поскольку филиалы иностранных банков в России пока открываться напрямую не будут, у властей остается инструмент квотирования присутствия иностранных банков в России, рассуждает он; «Впрочем, до сих пор такой необходимости не было и вряд ли этот инструмент понадобится».

Таким образом, для банковского сектора и страхового рынка высоких рисков в процессе вступления России в ВТО нет, подводит итог Мурычев; а вот для промышленности, в первую очередь – машиностроения, это серьезный вызов.

Президент АРБР Анатолий Аксаков также считает, что принципиально вступление России в ВТО на финансовом рынке никак не отразится. Ограничения по открытию филиалов иностранных банков в России остаются, а «дочерние» банки уже присутствуют в полной мере, напоминает эксперт.

А вот на страховом рынке вступление в ВТО усилит приток иностранного капитала, усилит конкуренцию, уверен Аксаков. «Потребителю это пойдет только на пользу. Драматического ничего не ожидаю. Катаклизмов не будет», - заключает президент АРБР.

Все дело в политике?

Современные политологи определяют политику как деятельность по поводу общественных интересов, выраженную в поведении общественных групп, а также как совокупность поведенческих моделей и институтов, регулирующих общественные отношения и создающих как сам властный контроль, так и конкуренцию за обладание силой власти.

Из «Википедии»

Насколько велика «политическая составляющая» в идее мирового финансового центра, и сколько в ней реальной оценки возможностей государства и общества?

Директор журнала «Банковское обозрение» Дмитрий Равкин отводит политике 70-80% в идее строительства МФЦ. «Такой подход характерен для российской общественной жизни и, как следствие, для государственной политики», - говорит он.

По мнению Равкина, описать этот подход можно следующим образом: «желание за счет создания «формы», в данном случае - финансового центра как такового, получить какое-то «содержание», которое может даже не формулироваться и не до конца пониматься». Примеров таких решений много, утверждает эксперт: в современной России это строительство Сити в Москве или планы по проведению масштабных спортивных мероприятий, ранее – БАМ, полеты в космос и освобождение Царьграда. «Что-то получается, что-то нет, что-то оказывается нужным, что-то нет. Реальные возможности при этом могут не браться в расчет», - комментирует издатель.

Генеральный директор Центра развития коллекторства Дмитрий Жданухин полагает, что разделение политики и реальности применительно к идее мирового финансового центра вряд ли возможно. «Политика задает зону ближайшего и стратегического развития, а реальное воплощение проектов не дает слишком быстро сворачивать деятельность из-за изменений в политической сфере», - поясняет он. К сожалению, констатирует эксперт, в России огромное количество недоделанных благих начинаний (национальные проекты, «Роснано», отдельные институты развития и т.д.).

Создание мирового финансового центра – это очень хорошая цель, уверен председатель совета директоров коллекторского агентства «Центр ЮСБ», председатель комитета коллекторских агентств общественной организации «Деловая Россия» Александр Федоров, однако для его построения требуется решить огромное количество проблем. «Если будет решена хотя бы половина из них – жить станет гораздо легче. Причем всем. Так что это, на первый взгляд, чисто политическая цель может принести вполне конкретную экономическую пользу для всех», - прогнозирует эксперт.

По мнению генерального директора PR-агентства «Камертон» Дмитрия Афонина, в долгосрочной перспективе создание из Москвы финансового центра - это вопрос не столько политики, сколько выживаемости, вопрос независимости страны. «Как Петр I  прорубал окно в Европу 300 лет назад, так и сейчас российским властям предстоит создать инвестиционное окно уже в весь мир», - комментирует Афонин.

Анатолий Аксаков видит в идее МФЦ 90% от политики и лишь 10% - от реальной оценки возможностей. Но ничего плохо в политизированности этой идеи нет, уверен эксперт. «Даже если МФЦ в обозримом будущем не появится, сама идея является серьезным драйвером для развития финансового рынка», - полагает он.

Ян Арт и Максим Осадчий отводят «политической составляющей» все 100% глобального проекта. «Идея МФЦ является сугубо политическим лозунгом, лишенным экономического содержания, попыткой компенсировать утрату титула столицы сверхдержавы. Что-то типа формулы Филофея «Москва – третий Рим, а четвертому не бывать!», - комментирует Осадчий.

Что имеем

Главной темой совещания у премьер-министра стали вопросы подготовки бюджета на 2012-й и последующие два года. Как отметил Владимир Путин, в России продолжается экономический рост во всех ключевых отраслях. К началу 2012 г. должен быть полностью компенсирован кризисный спад. В связи с этим предстоит принять посткризисный бюджет, в котором должен быть сделан акцент на долгосрочные цели развития. «Мы должны поддержать качественный рост экономики, процессы инновационного обновления производств, укрепить возможности наших научных и общеобразовательных центров», – подчеркнул премьер-министр.

Из новостей

Возможен ли прорыв в финансовой области, если в большинстве отраслей реального сектора российская экономика находится в упадке?

Действительно, прорыва быть не может, уверена Алина Ветрова; главное – чтобы не было отставания. Сейчас некоторые предприятия нефинансового сектора на порядок отличаются от банков с точки зрения технологичности, применения наилучших практик, клиентоориентированности, стратегического и оперативного управления, говорит она. И потенциал, обеспечивающий прорыв в банковском секторе, находится именно в этом направлении, полагает Ветрова.

А вот Александр Федоров с такой постановкой вопроса не согласен; по его мнению, финансовый сектор – один из самых динамичных и демократичных в российской экономике: он быстрее всех растет, быстрее всех реагирует на рынок. «У нас не только «может» быть прорыв – он уже произошел. В 2002 году почти никто не слышал о кредитах «на любые нужды». В 2005 году они стали реальностью, - напоминает Федоров. - Сейчас бурно развивается интерент-банкинг, сектор кредитных карт. Скоро, я слышал, появятся новые интересные инструменты – к примеру, лизинг автомобилей и кредитные линии для физических лиц».

 «Финансовый сектор является обслуживающим, - рассуждает генеральный директор консалтинговой компании «Финист» Михаил Смирнов. - Поэтому сегодня в банкинге мы видим естественный идеологический кризис: нет запросов от клиентов, нет ориентиров для развития, а настойчиво и последовательно пробивать новые направления банки за годы экономического роста разучились».

Тем не менее, даже при нынешней конъюнктуре рынка у банков есть возможности для роста, полагает эксперт; например, по статистике банка «Траст», более 2/3 малых предприятий в России не кредитуются и не собираются этого делать. Конечно, не только банки влияют на эту ситуацию, но конкретные примеры, в том числе из регионов, указывают на то, что при желании можно наладить финансирование таких предприятий, найти возможности для новых продуктов, утверждает Смирнов.

Максим Осадчий оперирует данными статистики: индекс выпуска товаров и услуг в 1 квартале 2011 года составил 104,3% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, в 2010 году – 105,7% по сравнению с предыдущим годом. «Разумеется, основную роль в этом росте играет эффект низкой базы, однако и упадком такую динамику не назовешь, - рассуждает аналитик. - Идет медленное восстановление экономики».

Конечно, на фоне столь слабого процесса восстановления каких-то прорывов в финансах ожидать не приходится, констатирует Осадчий. Так, корпоративный кредитный портфель за 2010 год вырос всего на 12,1%, а розничный – на 14,3%, что с учетом инфляции (8,8%) – весьма скромный результат. Для сравнения эксперт приводит данные за предкризисный 2007 год, когда корпоративный кредитный портфель вырос на 56,1%, а розничный – на 57,8%.

Сначала нужно определить, что понимается по «финансовым прорывом», уверен Максим Осовский – вряд ли таковым можно считать только одну идею финансового центра. «С одной стороны, действительно, есть общее ощущение, что экономика, особенно, в регионах находится в упадке, - рассуждает Осовский. - Хотя бросается в глаза, что там, например, очень много строят. А с другой стороны, показатели потребления электроэнергии в России остаются примерно на уровне 2006 года, несмотря на кризис».

Структура экономики в целом, в России, в мире меняется, подчеркивает эксперт: в ВВП России растет доля Интернет-экономики, услуг, торговли, в мире постепенно происходят процессы, связанные с мировым разделением труда. «Основные надежды на прорыв в нашей стране, мне кажется, нужно связывать с образованием, с людьми», - резюмирует Осовский.

Как показывает история, российской модернизации свойственны перекосы по отраслям и приоритетам, констатирует Дмитрий Жданухин. «Прорыв именно в финансовой отрасли возможен, хотя мне лично кажется, что более реален успех Сколково, то есть проекта в естественнонаучной, технической сфере, так как там у России задел больше. Что интересно, успех Сколково вполне может помочь и созданию международного финансового центра». - полагает эксперт.

Что нужно сделать

«У нас есть особенность географического положения. Мы находимся между Гонконгом и Лондоном, и мы можем некоторые пиковые нагрузки на себя взять в определенный момент времени в течение 24-часового течения дня. Финансовый рынок должен работать постоянно, и Москва может эту нишу занять», - сказал Аркадий Дворкович журналистам в Гонкоге.

Из новостей

Какие конкретные шаги необходимы для создания в России мирового финансового центра?

С точки зрения Алины Ветровой, все шаги в этом направлении должны быть направлены на формирование благоприятного инвестиционного климата в стране и повышение конкурентоспособности российской экономики. Без этого и создание объединенной высококапитализированной биржи, и усилия Банка России по укреплению и стабильности курса рубля, и развитие платежной системы, и приведение ее на мировой уровень, и меры по совершенствованию корпоративного управления, и все остальные меры, предусмотренные правительственным «Планом мероприятий по созданию международного финансового центра в Российской Федерации», будут оказывать лишь только косвенный, слабый эффект, полагает Ветрова.

Александр Федоров перечисляет три основных шага, необходимых для создания МФЦ.

Первый шаг – это развитие инфраструктуры города. «Иностранные инвестбанкиры не будут воспринимать наш город как финансовый центр, пока у нас не будет нормальных гостиниц, нормальных дорог, нормального делопроизводства – я имею в виду, в частности, процесс регистрации иностранных граждан, - рассуждает Федоров. -  Кто-то, может, скажет, что это «мелочи». Но я не представляю западного инвестбанкира-экспата, который приехал к нам и пошел лично регистрироваться по месту проживания в отделение Федеральной миграционной службы. Побывав там, он, боюсь, скажет начальству: «Купите мне билет до Лондона на ближайший рейс, я не могу здесь работать».

Вторая необходимость, по мнению Федорова, это создание финансовой инфраструктуры. Это, как ни странно, сделать легче, уверен эксперт; было бы желание. «Сейчас, чтобы торговать бумагами иностранной организации, у нас на бирже надо получить массу разрешений, пройти сложные административные процедуры. Да просто открыть счет «иностранцу» в российском банке сложно». Кроме того, в России пока нет всех тех финансовых инструментов (на рынке деривативов, к примеру), к которым привыкли иностранцы, напоминает Федоров. И, конечно, огромной проблемой является отсутствие единого депозитария, единого клирингового центра бирж.

Третий комплекс проблем, который необходимо решить – это снятие административного давления со стороны чиновничьего аппарата: «Легко представляю себе ситуацию, как в офис представительства западного инвестфонда приходит какой-нибудь инспектор пожарной охраны. Находит там стул, который сделан якобы из горючего и ядовитого материала, и выписывает штраф. А потом начинает вымогать взятку. К сожалению, это для нас это реальность. А для иностранцев – нонсенс», - констатирует эксперт.

По мнению Максима Осадчего, действия властей должны носить преимущественно институциональный характер. «Но к ним Россия, увы, не готова, - сожалеет аналитик. - Ибо какой МФЦ можно создать в стране, по индексу восприятия коррупции ютящейся на 154 месте, в одной компании с Лаосом, Камбоджей, Папуа Новой Гвинеей и Таджикистаном? О каком МФЦ может идти речь в стране, из которой иностранный капитал бежит, как ошпаренный? Смысл создавать МФЦ в Москве не больше, чем в Абудже – что из того, что Нигерия является одним из ведущих экспортеров нефти?»

В настоящее время в рейтинге МФЦ Москва занимает 68 место, напоминает Осадчий.

Впрочем, все это прекрасно сознают и «наверху», добавляет он, поэтому идея МФЦ недавно была девальвирована до регионального финансового центра. «Но для этого надо наладить хотя бы стабильно нейтральные отношения с бывшими республиками СССР. Что, согласитесь, практически невозможно в нынешней институциональной среде». По этой же причине идея превращения рубля в региональную резервную валюту пока нереалистична, полагает эксперт.

Александр Мурычев называет 10 конкретных шагов к строительству МФЦ:
- обеспечение прогнозируемости политических процессов;
- обеспечение макрофинансовой устойчивости;
- снижение инфляции;
- комплекс налогового и иного стимулирования (мировые финансовые центры всегда возникали там, где выгоднее работать);
- модификация законодательной и нормативной базы: все процессы должны быть прозрачны, требования регуляторов – понятны и предсказуемы, работа финансовых инструментов – легитимна и встроена в общее правовое поле;
- унификация отчетность, переход на МСФО;
- ликвидация административных барьеров для бизнеса;
- принципиальное снижение уровня коррупции;
- развитие адекватного сервиса и инфраструктуры (транспорт, отели);
- повышения уровня информационных коммуникаций.

Анатолий Аксаков выделяет пять принципиальных позиций:
- создание адекватного правового пространства, обеспечивающего более эффективную работу всех финансовых инструментов и более заметные льготы, нежели сегодня в Британии;
- строгое соблюдение законодательства;
- введение ответственности за нарушения этого законодательства и за нарушение финансовых обязательств;
- поголовное финансовое переобучение и серьезные работы по повышению финансовой грамотности населения;
- инфраструктура.

Если это будет – остальное рынок сделает сам, уверен президент АРБР.