Александр ЛебедевРешение о передаче Национальному резервному банку (НРБ) находившегося в предбанкротном состоянии банка «Российский капитал» было принято 17 октября 2008 года на совещании у министра финансов Алексея Кудрина. «Роскап» владел широкой региональной сетью, на его счетах находились средства клиентов примерно на 16 млрд руб. и депозиты физлиц на 7 млрд руб. Крах достаточно крупного банка в кризисный год мог вызвать цепную реакцию, что повлияло бы на стабильность всей финансовой системы страны. НРБ поручили провести санацию, для этого на его счетах был размещен депозит Центробанка – $300 млн.

Спустя год Александр Лебедев эти деньги вернул. Санация «Роскапа» дорого обходится совладельцу НРБ. Помимо убытков в 1,4 млрд руб., «растворившихся» в проблемном банке, начались сложности и у Лебедева. Проверки НРБ сотрудниками ЦБ, МВД и ФСБ вынудили его пойти на крайний шаг – частично остановить работу банка. В феврале 2011-го в банк с проверкой пришли пожарные и обнаружили, что помещения не соответствуют требованиям безопасности. При негативном развитии ситуации часть помещений головного офиса НРБ могут закрыть на несколько месяцев. В интервью «Ко» бизнесмен рассказал, кто и почему мог его подставить.

– Последние события вокруг НРБ наводят на мысль о попытке отъема бизнеса?

– Проверяющие пытаются состряпать уголовное дело по поводу депозита ЦБ, который мы получили на санацию «Российского капитала». Пишут ложные доносы. Якобы это был ликвидный и хороший банк, а НРБ лишил его активов и вместо оздоровления пытался получить максимальную выгоду. ЦБ нам выдал депозит под 6% годовых. Но эти деньги мы вернули еще осенью 2009-го. Кстати, другие банки-санаторы получали средства от ЦБ на 3–5 лет, и у них до сих пор осталось около 500 млрд руб. Когда санируешь кредитное учреждение, принадлежащее тебе же, то из здорового банка закачиваешь в него живые деньги, которые забирают его клиенты. Наша задача была – сделать его платежеспособным.

– Неважно получилось…

– Клиентская картотека была на 3 млрд руб. НРБ перевел туда в виде межбанковского кредита 4,6 млрд руб. (больше нельзя было, по нормативам ЦБ), но этого не хватило. Тогда НРБ выкупил без дисконта кредитный портфель еще примерно на 900 млн руб. Отток прекратился. ЦБ дал нам $300 млн на год. Но при падении курса доллара мы и на этом потеряли 350 млн руб. В итоге насчитали 1,4 млрд руб. прямых убытков. На депозите ЦБ в кризис этот убыток не «отбить».

– Как вы оказались втянуты в историю с «Российским капиталом»?

– Правительство и ЦБ попросили меня помочь. Я понимал значение санации для выживания банковской системы. Доверие правительства тоже кое-что значит. С другой стороны, у НРБ не была развита филиальная сеть, и мы рассчитывали, что покупка «Роскапа» решит для нас эту проблему. Кроме того, нам обещали, что депозит ЦБ будет на 3–5 лет. В кризис на нем не заработаешь.

– Кто просил помочь?

– Сергей Игнатьев (глава ЦБ. – Прим. «Ко») и Алексей Кудрин лично обратились ко мне, как к собственнику НРБ, с просьбой о санации «Российского капитала». Я дал согласие. Времени на оценку банка у нас было всего несколько дней, мы выкупили его у прежних владельцев за 5000 руб.

– Были ли даны со стороны Игнатьева и Кудрина какие-то гарантии помощи при санации «Российского капитала»?

– Обещали, что в ближайшее время появится новый закон об Агентстве по страхованию вкладов (АСВ), что деньги будут выдавать не на год, а на 3–5 лет. Но дождаться этого не получилось. Было заседание ЦБ, где решили выдать под санацию максимум $300 млн. Сколько уйдет из банка по требованиям кредиторов, подсчитать тогда было невозможно. А если из банка «убежит» 15 млрд руб., ну извините. В результате мы закачали в банк около 7,5 млрд руб.

– Вы могли отказаться от санации, как это, например, сделал Морской банк, которому предложили взять «Тарханы»?

– Конечно, мог. Но я собственник, а не бухгалтер. Поверил своим банкирам, убедившим меня в успехе сделки. Потом выяснилось, что перевести филиальную сеть в НРБ очень трудно: недвижимость была оформлена неверно. Налоговая задолженность у банка превышала 1,6 млрд руб., и из него до банкротства успели незаконно вывести 5,4 млрд руб. Если бы не все это, можно было бы как-то выйти в ноль.

– Почему банк сразу не обанкротили? Возможно, кому-то было необходимо, чтобы при санации вы расплатились с «нужными» кредиторами?

– Чиновники посчитали, что санация правильнее, чтобы не допустить цепной реакции в банковской системе. У «Российского капитала» было 57 филиалов, более 100 000 клиентов, его баланс превышал 30 млрд руб. – немаленький банк. И если бы народ перепугался, побежал бы отовсюду.

– Не верится, что в ЦБ об этом ничего не знали…

– Утверждают, что нет. Как они проводят проверку? Вспомнить, например, историю с банком «Славянский». Сначала говорили, что все в порядке и учреждение платежеспособно, а спустя неделю-другую после этого отозвали лицензию. Руководство ЦБ утверждает, что не знало, что НРБ заставили передать «Российский капитал» АСВ.

– Складывается ощущение, что вас должны поддержать именно Сергей Игнатьев и Алексей Кудрин. Они прекрасно знают реальное положение дел…

– Они помогают. Но и «оборотни» не сидят сложа руки – фабрикуют ложные составы. Вот генерал Глухов (начальник Главного следственного управления при ГУВД Москвы генерал-майор Иван Глухов.– Прим. «Ко») написал ложный донос. Я не люблю перекладывать отвественность – сам виноват. Должен был знать о существовании налоговых претензий, успеть за ЦБ проверить, выводились ли активы, понять, что за сеть у банка, каковы остатки и насколько плохи его кредиты.

– Кто заставил вас вернуть «Российский капитал» в АСВ?

– После того как мы получили банк, при ЦБ была создана контрольная комиссия, в которую вошли Анатолий Паламарчук (начальник Главного управления по надзору за исполнением федерального законодательства Генеральной прокуратуры. – Прим. «Ко»), Юрий Шалаков (начальник департамента экономической безопасности МВД РФ. – Прим. «Ко») и Виктор Воронин (замглавы департамента по экономической безопасности ФСБ. – Прим. «Ко»). Эти генералы почему-то пришли к выводу, что НРБ вел игру с «Роскапом». Решение о передаче банка в АСВ было принято в апреле 2009-го этой комиссией. Казалось бы, расследуйте хищения: ведь АСВ их тоже подтвердило. Но силы МВД и ФСБ брошены на НРБ. В банке проводится новая проверка ЦБ, инициированная после доноса генерал-майора Ивана Глухова.

– На каком основании МВД может отдавать распоряжения Центробанку?

– Генералам легко запугать комитет банковского надзора ЦБ. Выглядит это примерно следующим образом: к Глухову приходит куратор из ФСБ с требованием подписать бумажку. Тот понимает, что это ложный донос, но подписывает, поскольку «на крючке». Затем кураторы приходят в ЦБ с требованием провести проверку банка на основании подложных документов и ссылаясь на приказ сверху. Запускается маховик: Глухов и его подчиненные возбуждают уголовные дела, проводят обыски, допросы сотрудников. Расчет на то, что после «маски-шоу» разбегутся клиенты, и банк обанкротится. Однако НРБ невозможно утопить, даже если уйдут все вкладчики. Его норматив достаточности капитала составляет 54%.

Кстати, на встрече Андрея Манойло (предправления НРБ, не один год проработал в Сбербанке. – Прим. «Ко») с Кареном Галустьяном (замначальника Московского главного территориального управления Банка России. – Прим. «Ко») последний при свидетелях заявил, что истинной причиной проведения проверки стали якобы карикатуры на Владимира Путина в моих британских газетах. И премьер вроде приказал найти компромат, чтобы уничтожить банк.

– То есть команда дана из Белого дома?

– Да это же какой-то бред! Вы можете себе представить, что это правда? Конечно, нет. Просто этим ребятам так легче осуществлять рейдерскую атаку. Люди, не стесняясь, прикрываются именем премьер-министра. Для чего это власти? Чтобы я не смог профинансировать контракт на покупку 44 самолетов Ту-204? Или чтобы картофель перестал выращивать? Я не рассматриваю версии политической мести от высшего руководства страны, тем более что никаких карикатур не было и в помине.

– Почему тогда идет такой наезд на НРБ?

– Одна из задач – прикрыть воровство бывших собственников в «Российском капитале» (Алексей Иващенко, Олег Мартынов и Ирина Киреева. – Прим. «Ко»), а еще лучше – обвинить в этом банк-санатор. Мы провели собственное расследование. Например, черная касса формировалась за счет избыточных зарплат топ-менеджеров. Они приносили Иващенко кэш, который шел на взятки ФГУПам и МУПам, чтобы госконторы держали в банке свои денежные остатки. Без хорошей «крыши» здесь было не обойтись.

– Кто покрывал собственников «Российского капитала»?

– Иващенко получил скандальную известность после операции ФСБ в 2005 г. Он был «подсадной уткой», когда при передаче взятки в $1 млн взяли с поличным высокопоставленных сотрудников ФНС и ГУ ЦБ по Москве…

Дальше объяснять? К нам в НРБ приходил экс-начальник банковского отдела управления «К» ФСБ генерал-лейтенант Сергеев, чтобы погасить векселя «Российского капитала» на 135 млн руб., выписанные на предъявителя. Мы обнаружили расписки, которые брали бывшие собственники. Видимо, за прикрытие вывода средств они давали взятки. Многие сейчас боятся раскрытия этих документов.

В отношении НРБ работает организованная банда, куда входят работники банковского надзора ЦБ, бывшие и действующие сотрудники ФСБ и МВД, завербованные на компромате. А все ниточки ведут к двум генералам ФСБ – экс-начальнику банковского отдела управления «К» Сергееву и нынешнему – Новикову. Думаю, что средний уровень надзорных органов всем заправляет. Люди, подобные Карену Галустьяну, занимают свои места годами. Эти же люди «крышевали» владельца Межпромбанка Сергея Пугачева и Матвея Урина, которому принадлежало несколько небольших банков. Матвей Урин обманом попал ко мне на встречу – он хотел купить банк «Воронеж». Получив отказ, стал угрожать мне неприятностями по линии «Детского мира» (имеется в виду здание ФСБ на Лубянке. – Прим. «Ко»). Я его вежливо выставил за дверь, а через пару месяцев произошла история с «маски-шоу». Вторая цель, которую могут преследовать эти люди, – отомстить за уволенных после моего расследования хищений в ФЛК (Финансовая лизинговая компания. – Прим. «Ко») четырех сотрудников ФСБ из управления «К», «крышевавших» эту компанию, отобрать у НРБ лицензию, ввести временную администрацию и разворовать банк.

– Некоторые банкиры говорят о следе Лужкова…

– Мы обнаружили вывод из «Роскапа» 150 млн руб. через ООО «Интеко». Между тем все фирмы в Москве с таким названием так или иначе были связаны с головной структурой Елены Батуриной. Уголовное дело, формально связанное с «Роскапом», но непосредственно затрагивающее НРБ и лично меня, появилось, когда у власти в столице еще был Юрий Лужков. Это произошло спустя несколько недель после моего обращения в правительства России, Франции, Великобритании и США. Я просил проанализировать на предмет коррупции свидетельства партнерства Шалвы Чигиринского и Елены Батуриной, которыми располагал Верховный суд Великобритании.

– Неужели в Центробанке верят в «команду от Путина» загубить НРБ?

– Они боятся. «Оборотни» в погонах с коррумпированной частью надзора фабрикуют ложные обстоятельства для отзыва лицензии. Пока суд да дело, они уже все украдут. После того как в Инкомбанке ввели временную администрацию, его несколько лет разворовывали. Несколько бригад этим занималось. Если все сходит с рук, то почему подобное нельзя повторить? Ну, уволит президент несколько человек, подумаешь… Ведь даже после теракта в Домодедово многие усидели на своих местах. В деле Магнитского так и не нашли виновных. У замминистра финансов Сергея Сторчака было липовое обвинение. Он отсидел 11 месяцев в Лефортово, но так никого и не наказали. Кстати, закрыли дело его те же сотрудники ФСБ из управления «К», что занимаются и делом «Роскапа».

– Но Сергей Игнатьев и Алексей Кудрин имеют прямой выход на премьер-министра…

– Вы смеетесь? Они что, спросят, не давал ли премьер команду «кошмарить» Лебедева неким Панкратову, Галустьяну (кстати, правой руке Ашота Егиазаряна в почивших в бозе Моснацбанке и Тверьуниверсалбанке) и другим клеркам в МГТУ ЦБ? А «оборотни» – их не так легко поймать. Они работают втемную, прячутся за спинами ГСУ при ГУВД. Но это только кажется, что в стране темно – все очень хорошо видно. Например, вся бригада «оборотней» – и есть «крыша» «отмывочных» банков Матвея Урина и Межпромбанка, откуда украли $4 млрд. Теперь понятнее?

– Чья тогда это компетенция? И как действовать в ситуации, когда в правительстве не очень понимают, что происходит? 

– Пишу официальное письмо в ЦБ и Минфин с просьбой передать расследование по «Роскапу» в Следственный комитет и Счетную палату. Документы есть, только процессуально все правильно оформите! Допустим, ЦБ и Минфин просят открыть доследственную проверку и пригласить специалистов СК и СП. Тогда и разберемся, есть ли заказ или нет. Минфин и ЦБ согласны.