Белла ЗлаткисПеречень ее достижений на государственной службе для молодых финансистов выглядит отчасти непонятно, отчасти страшновато. «Непонятно» – потому что опыт «освоения» функций Министерства финансов СССР чиновниками Минфина РСФСР, где тогда работала Белла Златкис, уникален и сравнить его не с чем, особенно когда под окнами стоят тысячи людей с плакатами и каждый требует от тебя машину. А «страшновато» – потому что одно дело – торговать на бирже ММВБ, а другое – знать человека, не только принимавшего участие в создании биржи, но и написавшего правила торговли акциями АО, созданных согласно постановлению, написанному этим же человеком. Сейчас кажется, что выполнить такой объем работы один чиновник, пусть даже самый ответственный, не в состоянии. Но Белла Златкис обеспечивала преемственность ведомства – за время ее службы министрами побывали 13 человек. 

«На самом деле я очень горжусь, что в 1990 году мы довели до ума постановление об акционерных обществах: нас было всего трое, и это делалось у меня в департаменте, – сообщила Белла Златкис «Ф.». – Пять лет вся страна создавала акционерные общества исключительно по нашему постановлению, по нашим инструкциям, которые были подписаны мной и моими заместителями, и потом это переросло в закон об АО, который сейчас уже другой – значительно более подробный. Точно такая же судьба – только на год позже – постигла закон о рынке ценных бумаг. Он тоже не прошел как закон, а прошел как постановление и в течение пяти лет жил в таком виде. Я очень горжусь ММВБ – той, которую мы создали в начале 1990-х. И, в общем, горжусь тем, что мы написали все законы, которые касаются внутреннего государственного долга, нашу часть Бюджетного кодекса, потому что это привело рынок в организованное состояние».

Были деяния и менее благодарные. Например, запуск рынка ГКО, при помощи которых покрывался дефицит бюджета до августа 1998 года. Дефолт, объявленный по этим бумагам, стал для Беллы Златкис очередным испытанием на прочность. Испытанием, впрочем, выдержанным – в феврале 2004 года Минфин погасил последние обязательства, в которые был реструктурирован долг по ГКО. Тогда же были завершены и расчеты по целевым расчетным чекам СССР (те самые демонстранты, требовавшие от Минфина машин в 1991-92 годах). Расплатой по этому долгу, кстати, Белла Златкис гордится больше, чем расплатой с инвесторами в ГКО: «Мне казалось, что такое невозможно сделать, но, тем не менее, в 2004 году мы это закончили – выплатили все товарные долги и при этом вышли в полный ноль. А их, на минуточку, было на полтора годовых выпус­ка «Автоваза» плюс еще другие товары народного потребления».

В том же 2004 году тогда уже замминистра финансов Белла Златкис перешла на работу в Сбербанк. И занялась привычным делом – выстраиванием работы на рынке ценных бумаг. Первые «народные IPO» – размещения акций «Роснефти» и SPO самого Сбербанка – тоже в числе ее заслуг. «В отличие от других, наши инвесторы увидели прибыль и видели ее в течение длительного времени, пока кризис не начался». 

А потом в Сбербанке появился Герман Греф. «Хорошо помню, как три месяца спустя после его прихода мы все вместе сидели и определяли, что для нас ценности и что для нас миссия, – говорит Белла Златкис. – И когда он задал первый вопрос: «Что для вас самое главное в жизни?» – мы с Ольгой Канович (старший вице-президент Сбербанка – «Ф.») написали: «Семья». А Греф сказал, что думает, что важнее всего счастье. И я тогда подумала, что счастье – это очень общо. Нужен конкретный вопрос, без чего ты точно не можешь быть счастлив».

Семья так и остается у нее на первом месте. И только на втором – интересная работа: «Я за постами не очень гонюсь. Мне очень важно, чтобы работа была интересной. И, как показывает жизнь, я, наверное, права».