Джей Тейлор об инфляции, дефляции, возможности золотого стандарта, судьбе Запада, Третьей мировой войне и Трехсторонней комиссии

Джей Тейлор (Jay Taylor) – редактор инвестиционного письма J Taylor's Gold, Energy & Technology Stocks. На протяжении своей карьеры Тейлор работал в коммерческом, а затем и в инвестиционном банках. Совсем недавно он работал в группе по добыче и металлам ING Barings в Нью-Йорке. До этого он принимал участие в организации первого золотого займа в наше время в США, выданного во главе с Citicorp компании Amax Minerals в размере 250000 унций. В 1997 году он уволился из ING Barings, чтобы целиком посвятить себя исследованиям в сфере акций добывающих и технологических компаний, составлению рассылки и помощи компаниям в привлечении венчурного капитала.

Daily Bell: Спасибо, что снова проводите время с нами. Ценовая инфляция у нас уже закончилась или все еще впереди?

Джей Тейлор: Мы определенно наблюдаем противоположность дефляции с момента обвала рынков в марте 2009 года. Мы увидели кое-какие успехи в отношении ценовой инфляции, которой хочет добиться г-н Бернанке (Bernanke) – но нет, я не думаю, что мы покончили с дефляционной частью уравнения. В экономике присутствуют огромные объемы непроизводительных инвестиций и громадные долги, которые невозможно обслуживать из-за этого самого неэффективного инвестирования. Я также считаю, что на изъятие излишков на кредитных рынках понадобится очень много времени. Теперь и политики, и законодатели, и Федеральный резерв, и центральные банки по всему миру изо всех сил стараются не позволить рынкам делать то, что они должны делать, то есть избавляться от неэффективного капитала и избыточного долга. Я думаю, рынок победит, а политики проиграют, но вопрос в том, сколько времени займет этот процесс.

Daily Bell: Напомните нам непосредственные причины экономического кризиса.

Джей Тейлор: Австрийская школа экономики очень четко объясняет, что причиной наших проблем является избыточные объемы кредита, деньги, созданные из ничего, ведущие к неэффективному инвестированию и вынуждающие людей принимать неверные решения относительно своего капитала. Мы видели это во время пузырей дот-комов и телекомов, пик которых пришелся на 2000 год. Конечно, мы видели это в избытке в случае с жилищным пузырем.

Все это устраивают мировые центральные банки, особенно во главе с Соединенными Штатами, вливающие в систему громадные суммы. Это перераспределяет благосостояние. У людей отбирают капитал; при этом тех, кто реально создает благосостояние, никак не вознаграждают. Пользу извлекают лишь те, кто манипулирует кредитной системой – банкиры – и они манипулируют ей в собственных целях. Правительства тоже в доле, потому что они могут распределять капитал и кредит на расходы. Так правительство присваивает большую долю валового внутреннего продукта (ВВП), но реальная причина заключается в чрезмерных объемах кредита. Кредита, созданного из ничего.

При золотом стандарте это было невозможно; именно поэтому законодатели никогда не говорят о золотом стандарте, поэтому они не хотят принять золотой стандарт – ведь система необеспеченных денег, считающихся деньгами по закону, а не определяющимися рынком, создана, чтобы помогать тем, кто контролирует систему, перераспределять деньги в свои карманы, отбирая их у тех, кто, по сути, создает капитал. Теперь они начнут говорить об этом разными словами, но видя все это, я как бывший банкир могу лишь добавить, что происходит как раз перераспределение капитала. Разрушение принимает такой масштаб из-за неэффективного инвестирования и сдерживающих мер, не позволяющих людям действовать конструктивно для самих себя и страны в целом.

Daily Bell: Что ждет Запад в дальнейшем?

Джей Тейлор: Я думаю, что Запад находится на резком и скользком уклоне. Говоря о Западе, мы говорим о свободных рынках, свободе и вольности, важности отдельного человека. Теперь здесь человек служит государству, а не наоборот. Когда была создана Конституция США, в ней говорилось о том, что государство должно служить людям. Так что каждый раз, когда происходит очередное спасение крупных банков, которые с правительством заодно, мы теряем еще немного свободы.

Запад движется от демократической среды, где каждый человек имеет значение, к государственному тоталитаризму, где все должны работать на государство. Я бы также хотел отметить, что в Конституции США никогда не говорилось о демократии; эта страна должна быть республикой, республикой с ограниченными полномочиями правительства, чтобы в ней управляли рынки, а не политики. Но всему этому приходит конец.

Daily Bell: Когда в США и в других странах начнется гиперинфляция?

Джей Тейлор: Очень сложно сказать, и я все еще думаю, что в США существует маловероятная возможность реальной дефляции. Я знаю, среди сторонников австрийской школы экономики или тех, кто верит в экономику свободного рынка, такое мнение непопулярно. Я вижу, что США несколько отличаются от других стран, потому что у нас есть армия, которая может прийти в разные части света и сказать: «Лучше покупайте наши акции, наши облигации или что-то еще». Конечно, так не может продолжаться вечно.

В конечном счете, мне кажется, победят рынки. Я не исключаю возможность гиперинфляции, я думаю, что она весьма вероятна. Я считаю, большинство людей согласны с тем, что это практически несомненный факт. Конгрессмен Пол (Paul), которого я приглашал на свое радиошоу, думает именно так, как и Джеймс Терк (James Turk). Большинство сторонников твердых денег полагают, что мы неизбежно движемся к инфляции, и, может быть, все так и есть. Но я думаю, что мы приближаемся к пику фондового рынка и, вероятно, товарного; может быть, мы увидим еще один резкий спад.

Когда все это произойдет, никому не известно. Джон Вильямс (John Williams), гиперинфляционист, убежден, что мы прямо сейчас уже стоим на пороге, что мы можем столкнуться со всем этим в ближайшем будущем. Проблема в том, что нужно предугадать, когда изменится скорость обращения денег; когда люди, наконец, решатся и обретут достаточное доверие, чтобы перестать копить «под матрацем» и начать тратить свои сбережения в Соединенных Штатах?

Daily Bell: Что вы думаете о евро? Выживет ли он? Выживет ли Евросоюз?

Джей Тейлор: Думаю, что евро, как и все необеспеченные золотом валюты, разрушит себя сам. Европейцы очень серьезно относились к увеличению денежной базы, но люди слабы, а печатание денег кажется простым выходом из ситуации. С другой стороны, немцы это не одобряют. Так что уже можно увидеть начало политического раскола, который приведет к распаду ЕС. Однако невозможно предсказать точное время.

Daily Bell: Как насчет Китая и ценовой инфляции? Мы думаем, что этот рынок чудовищно перегрет, и является таковым уже два года, еще задолго до начала популярности.

Джей Тейлор: Я думаю, что Китай перегрет и коррумпирован. У меня есть хороший друг из Пекина, который поддерживает близкие отношения со своими друзьями в Китае. Он говорит, что китайская инфляция – это серьезная проблема; они создают пузырь, который может лопнуть в любой момент. Они рассказывают о целых городах, недавно построенных и пустующих из-за политического каприза и некомпетентности. Китайские компании спекулируют и на товарах. Китайцы правильно делают, что не доверяют своему правительству или валюте, в отличие от американцев, которые так наивны и готовы верить всему, что им показывают и говорят крупные СМИ. Я знаю, что у китайцев есть золото; они покупают золото, они любят золото, и как только сняли всяческие ограничения, они начали скупать его в больших количествах.

Daily Bell: Рухнет ли Китай?

Джей Тейлор: Я думаю, что Китай – слишком большая страна, чтобы там все полностью развалилось, но в истории бывали случаи, когда они переживали периоды роста – хорошие времена, за которыми следовали времена очень тяжелого политического подавления. Я бы не удивился, если бы в Китае произошло что-то очень жестокое. Я думаю, что нынешняя система может рухнуть, а на ее месте может возникнуть еще один тоталитарный режим, это реальная возможность.

Daily Bell: Как насчет западных экономик?

Джей Тейлор: Западные экономики, как я сказал ранее, идут на спад. Мы забыли уроки Адама Смита (Adam Smith) и экономики свободного рынка, а все потому, что этому не учат в школах. Через школы и университеты в основном продвигается государственническая пропаганда, а сами учебные заведения принадлежат государству и контролируются им. Это лягушка, сидящая в воде, которая медленно нагревается.

Daily Bell: Расскажите, что нового вы знаете об амеро и МВФ. Как насчет банкора?

Джей Тейлор: Законники спят и видят единое мировое правительство. Об этом говорят все чаще; мы видим движение к объединению рынков в Северной Америке посредством амеро: Мексика, Канада и США объединятся или, по крайней мере, будут пользоваться одной валютой. В целом это – тенденция к усилению тирании и тоталитаризма в правительстве.

На свое радиошоу я приглашал таких людей, как Дэниел Эстулин (Daniel Estulin), крупнейший специалист по Бильдербергской группе, Эд Гриффин (Ed Griffin), Эдриан Сальбучи (Adrian Salbuchi), экономист из Южной Америки; я беседовал с этими людьми, и все они упоминали в нашей дискуссии единое мировое правительство. В экономическом, финансовом, социальном отношении наш уровень жизни снижается, как и наши моральные стандарты.

Daily Bell: Что будет с долларом?

Джей Тейлор: Мне кажется, что в краткосрочной перспективе доллар укрепится, потому что если у нас начнется еще одно кредитное сжатие, а оно наверняка произойдет, доллар усилит свои позиции по отношению к другим валютам, а, возможно, на какое-то время и к золоту. Но в долгосрочной перспективе доллар, безусловно, исчезнет. Когда это произойдет – трудно сказать. Проживет ли он еще десять лет? Я сомневаюсь, что он сможет пережить больше десяти лет.

Daily Bell: Стали ли центральные банки богаче и надежнее?

Джей Тейлор: Нет. Я думаю, что центральные банки теряют доверие, особенно в Соединенных Штатах. Примером тому служит Движение Чаепития. Так как цены на товары сейчас растут, авторитет Уолл-стрит также вырос; но я думаю, что Средняя Америка потеряла веру в систему. Мне кажется, что сейчас к системе относятся скептически, с недоверием. Центральные банки не разбогатели, не стали надежнее, по мнению населения. Народ в целом не проникся уважением к центральным банкам после кризиса 2008 года.

Daily Bell: Смогут ли они успешно возобновить инфляцию? На самом деле, это глупый вопрос, учитывая, что инфляция и так уже высокая. Похоже ли это, по-вашему, на затишье перед бурей?

Джей Тейлор: Они смогут возобновить инфляцию; они занимаются этим с 2009 года, но это зависит от того, что вы называете успехом. Принятые меры не помогли справиться с безработицей, у нас огромные долги. В 1930-х было то же самое. Рузвельт (Roosevelt) пытался решить эту проблему. Через восемь лет его Министр финансов сказал ему: «Господин Рузвельт, безработица осталась на том же уровне, что и восемь лет назад, когда мы пришли к власти, только теперь у нас еще и куча долгов». Ответ, в конечном счете, вылился во Вторую мировую войну. Конечно, если они хорошо постараются, они превратят стагфляцию в гиперстагфляцию. Они усугубят и так непростую ситуацию. Я думаю, все мои друзья, предпочитающие твердые деньги, уверены, что именно так и произойдет. В конечном счете, это приведет к страданиям и слезам.

Daily Bell: Очевидно, кризис еще не кончился. Как люди могут защитить себя?

Джей Тейлор: Кризис не кончился. Так что неважно, чего вы ждете – инфляции или дефляции, как я, единственно верным ответом будет переход на деньги, которые не теряют своей стоимости – то есть золото. Начать можно с нескольких золотых монет, реальных денег, которые невозможно уничтожить инфляцией. Я бы сказал, что серебро тоже необходимо. В долгосрочной перспективе серебро может обогнать золото. Нужно обзавестись мелкими монетами для небольших покупок. Они вам понадобятся, чтобы пойти в магазин и купить хлеба, когда финансовая система рухнет, и я думаю, что это произойдет. Нужно освободиться от долгов. Вам нужен чистый баланс. Обратите свои постоянно дешевеющие доллары во что-то реальное, и начать стоит с золота и серебра.

Daily Bell: Вы считаете, что золото и серебро ожидают еще лучшие времена на максимуме этого рынка?

Джей Тейлор: Да, я скажу, что золото вырастет по отношению к валютам и акциям, но если вы спросите меня об абсолютной цене золота, то ее очень сложно назвать. Лучше рассматривать золото относительно фондового рынка, индекса Доу-Джонса. Я думаю, что соотношение золота к индексу составит 7 или 8 к 1. Когда рынки акций достигают дна, соотношение доходит до 1:1. Но давайте мыслить относительно того, что можно будет купить на унцию золота, а не долларового выражения.

Daily Bell: Немного сменим тему. Джулиан Ассанж (Julian Assange) и WikiLeaks – это по-настоящему?

Джей Тейлор: На самом деле, я не знаю, как расценивать WikiLeaks и Джулиана Ассанжа. Я знаю, что кое-кто из моих гостей, например, Эдриан Сальбучи (Adrian Salbuchi), считают, что Ассанжа могут использовать некие силы. По его теории, внутри правящей элиты может происходить некая махинация, а мы говорим о Бильдербеге, Трехсторонней комиссии и подобных группах, и в этой правящей элите существует конфликт. Он может быть связан с Израилем, или позицией Запада по отношению к исламу, я не знаю. Интрига остается за кулисами и никогда не раскрывается в ведущих СМИ. Все, что вы видите, может быть совсем не тем, чем кажется.

Daily Bell: Обама (Obama) снова будет участвовать в предвыборной гонке?

Джей Тейлор: Мне представляется, что да. Я думаю, многое зависит от возможного ухудшения экономической ситуации или начала ценовой гиперинфляции, как предсказывает Джон Вильямс. Я не знаю, кто еще выдвинет свою кандидатуру. Я бы хотел увидеть конгрессмена Рона Пола (Ron Paul), который по итогам предварительного голосования значительно обогнал Митта Ромни (Mitt Romney). Но что до Обамы – я думаю, он снова будет баллотироваться.

Daily Bell: Будет ли война на Ближнем Востоке? Распространятся ли египетские бунты на соседние страны, помимо недовольства существующим положением?

Джей Тейлор: Полагаю, что США и ЦРУ делают все возможное, чтобы удержать статус-кво. Что касается Египта, что придет на смену нынешнему вакууму? Усиление военного и глобального контроля? Все эти события могут, в конечном счете, создать предпосылки к единому мировому правительству. Очевидно, люди возмущаются, потому что их используют в своих интересах.

Я читал, что 50% ВВП Египта приходится на армию! Это контроль государства над экономикой. В этом направлении движутся и Соединенные Штаты, и Запад в целом – правительственные выкупы, правительственные расходы, расширение, по сути, обанкротившейся империи. Продуктивный сектор экономики вытесняется. Люди, создающие капитал, не получают вознаграждения, они облагаются налогами. Средний класс исчезает, все больше людей нищают. Когда приходит бедность, люди приходят в отчаяние. Все деньги, поступающие из-под печатного станка, увеличивают цены на продукты питания во многих странах, и за это мы должны благодарить председателя ФРС Бена Бернанке.

Daily Bell: Потеряла ли правящая элита в каком-то смысле контроль на Ближнем Востоке и в других регионах?

Джей Тейлор: Думаю, это серьезный вопрос. Я думаю, что правящая элита пытается сохранить контроль. Очевидно, существуют некие трения. И я не полностью уверен, что наша правящая элита не заодно с этими радикалами. Я прочел великолепную книгу Джона Лофтуса (John Loftus) под названием «Нацистский секрет Америки». Лофтус рассказывает об американской правящей элите, о том, как ее главные семьи сблизились с радикальными исламистскими группировками в связи с 11 сентября. Так что я не уверен, что между ними нет никакой связи. Конечно, все это на руку тем, кому нужно усиление мирового правительства.

Daily Bell: Мы тоже так думаем – и писали об этом. Может ли Интернет как-то повлиять на ход событий? Должны ли люди обратиться к Интернету и альтернативным новостным вебсайтам?

Джей Тейлор: Мне кажется, именно туда людям стоит идти за правдой. В Интернете много мусора, но там, по крайней мере, можно найти кое-что еще, кроме заезженной пластинки мейнстрима. Конечно, следующий вопрос – как долго интернет будет оставаться бесплатным. В наши дни не может быть ничего бесплатного. Я думаю, что американцы наивно, глупо и сдуру отдают все свои свободы тем же семьям, тем же элитам, от которых их предки уехали в эти края.

Daily Bell: Мы спрашивали вас о долларе, но давайте рассмотрим более широкую проблему. Как вы думаете, пришел ли конец системе доллара как резервной валюты?

Джей Тейлор: Возможно, резервная система просуществует еще какое-то время, или до тех пор, пока армия Соединенных Штатов сможет получать финансирование. На мое шоу приходил Джон Перкинс (John Perkins); его самая известная книга называется «Признания экономического террориста». Он твердо верит в том, что одной из причин, почему мы уничтожили Саддама Хусейна (Saddam Hussein), было то, что он настойчиво требовал оплачивать его нефть в евро. Это совершенно не устраивало наших законодателей, потому что система доллара как резерва основывается на нефтедолларах. Она также предоставляет инфраструктуру, позволяющую крупным корпорациям загребать огромные суммы денег. Это государственническая, корпоратистская система, которая работает на правящую элиту за счет обычных людей. Так что я думаю, что система доллара проживет немного дольше, чем хотелось бы моим друзьям-золотым жукам.

Daily Bell: Вернется ли мир к золотому стандарту? Мы годами писали об этой возможности – или, возможно, к свободному банкингу в целом…

Джей Тейлор: Знаете, я никогда не верил, что это возможно, но сейчас все больше похоже, что это случится – по крайней мере, появится некая форма золотого стандарта. Но я боюсь, что это необязательно будет связано со свободой. Я думаю, он будет неким фасадом, прикрытием, а правящая элита воспользуется им, чтобы обманом заставить нас использовать какую-то еще более управляемую валюту. Надеяться на возвращение к мировой системе свободного рынка, где каждый волен выбирать, чем пользоваться в качестве средства обмена … ну, это лишь мечта. Я ни разу не видел этого за всю мою жизнь, а мне 63 года. Но мне представляется, что рыночные силы неизбежно вынудят правительство мыслить этими категориями. Почему? Потому что люди перестают доверять центральным банкам и валюте, которую они создают.

Daily Bell: Демократия себя дискредитировала? Вместо нее будет что-то другое?

Джей Тейлор: Я уверен, что демократия никогда не заслуживала доверия. Конституция никогда не допускала демократии, мы должны быть республикой. Как говорит Эд Гриффин, мы идем к государственническим, тоталитарным системам, а люди этого даже не понимают. Шаг за шагом, медленно, но верно. Думаю, демократия, в конечном счете, прокладывает путь к тирании.

Daily Bell: Давайте поговорим о войне. Начнется какая-нибудь война, чтобы как-то отвлечь народ от мыслей об ужасном состоянии мировой экономики?

Джей Тейлор: Очевидно, что войны уже идут, но будем надеяться, что мировой войны не случится. Я думаю, что в Соединенных Штатах это часть игры. Мы можем нанять больше людей, которые больше нигде не трудоспособны из-за этой разрушенной экономики. Я хочу задать вопрос: «С кем мы могли бы вести мировую войну?» В мире вообще войны ведет только одна страна, и эта страна – Соединенные Штаты. Как можно воевать, если ни одна страна не сможет дать отпор США?

Daily Bell: Как правящая элита перенесет все это – или она отступит на шаг назад, как ей пришлось поступить после появления печатного станка Гуттенберга?

Джей Тейлор: Я думаю, что правящая элита по-прежнему контролирует ситуацию, но вопрос в том, что произойдет, когда рухнет сегодняшняя система доллара. Будет ли элита и тогда сохранять контроль? США – это место, где элита пока не обрела полный контроль. В нас укоренились культурные ожидания свободы, послужившие толчком Движению чаепития и таким людям, как Рон Пол. Мы можем надеяться и молиться, что если и когда система рухнет, в результате получится что-то лучшее. Я – оптимистично настроенный скептик.

Daily Bell: Есть ли здесь какие-то духовные подоплеки?

Джей Тейлор: Да, определенно, и я предполагаю, что тяжелые времена раскрывают лучшее и доброе в людях. Мне кажется, это зависит от теологических взглядов каждого; если вы верите в Бога, я думаю, что вы, вероятно, можете увидеть, как когда-нибудь трудные времена станут немного лучше.

Я думаю, что после окончания Второй мировой войны в Соединенных Штатах наблюдалось некое духовное пробуждение, благодаря которому люди стали вежливее друг к другу относиться, больше заботиться друг о друге. Но мы сделали шаг к государственнической системе, которая обязывает вас продаваться императору, и именно об этом нас и просят – продаваться императору.

Наш пропагандистский аппарат в этом отношении не имеет равных. На моем шоу присутствовал русский ученый, который сказал, что люди в России, по крайней мере, видели советский серп и молот, и они знали, откуда они взялись. В Америке точка зрения правящей элиты представлена нам в виде свободного мышления или свободного рынка, но это обман. Так что определенно существует духовная подоплека. Очевидно, есть духовная связь с происходящим с нами и в материальном мире.

Daily Bell: Чем вы сейчас занимаетесь, о чем вы могли бы поведать аудитории? Что из этого вы считаете самым важным?

Джей Тейлор: Мне кажется, многим бы понравилось мое радиошоу – «Превращая тяжелые времена в хорошие времена». Нас слушают чуть менее 100 000 человек в месяц. Мы приглашаем интересных людей и рассказываем о хороших инвестиционных возможностях в различных достойных компаниях. У меня есть и видеошоу, «Встреча с аналитиком», где я беру интервью (JayTaylorMedia.com). Конечно, всем стоит прочесть такие книги, как «Чудовище с острова Джекилл» Эдварда Гриффина, а также «Нацистский секрет Америки» Джона Лофтуса. Список книг есть на сайте MiningStocks.com.

Daily Bell: От лица всех наших читателей мы благодарим вас за то, что поделились с нами своим мнением. Мы всем рекомендуем слушать ваши программы, чтобы больше узнать о ваших прогрессивных идеях.

Послесловие Daily Bell

Мы хотим поблагодарить Джея Тейлора за его мнение об инфляции и дефляции. Он – самый компетентный специалист, а его репутация говорит сама за себя. Но в этом послесловии мы хотим попытаться высказать противоречивое мнение. Вот оно (после долгих раздумий): вероятно, не существует реального способа определить, находится ли экономика в состоянии инфляции или дефляции, с помощью рыночных индексов. Если цены растут, а процентные ставки падают (особенно долгосрочные), тогда в экономике происходит инфляция (денег слишком много). Если цены падают, а процентные ставки растут, тогда экономика находится в тисках дефляции (денег недостаточно).

Мы рассматривали проблему инфляции и дефляции в многочисленных статьях и пришли к выводу, что это и есть лучшее, что мы можем сделать – помимо повторения общепринятого представления, что в период кризиса дефляция (или хотя бы снижение темпа инфляции и кредитные сжатия) имеет тенденцию происходить перед неизбежной инфляцией необеспеченных денег (рефляцией). Идея о том, что кто-то может устанавливать объем «денежной базы», определяя ее содержанием валюты в банках, фондах и так далее, а также объемом кредитования, становится все более неудовлетворительной, учитывая путаницу в цифрах.

Как можно точно определить объем денежной базы, к примеру, в системе необеспеченных денег? Это количество денег в обращении? Или это деньги в банковских сейфах, не находящиеся в обращении? Относятся ли сюда деньги в матрацах? Сегодняшние многочисленные кейнсианские финансовые аналитики не дают ответы, а лишь создают еще большую неразбериху.

Как насчет сторонников твердых денег? Экономисты свободного толка склонны определять инфляцию (в нынешнюю эпоху необеспеченных денег) как увеличение объема средств, доступных для банков (наравне с другими видами доступного финансирования). Но мы не можем говорить об увеличении денежной массы, если деньги не находятся в обращении. Денежное обращение стимулирует восстановление, но, как уже обсуждалось ранее, обращение денег само по себе стимулируется человеческой деятельностью. Делать упор только на денежное обращение – значит не улавливать главного. Именно готовность людей делать вложения и тратить увеличивает циркуляцию денег. Восстановление начинается с людей.

Когда говорят о дефляции, то, по большей части, имеется в виду ценовая дефляция (или отсутствие инфляции). В среде необеспеченных денег валюту сложно полностью извлечь из обращения; банку пришлось бы изъять из обращения бумажные или цифровые деньги (вернуть их в центральный банк), а не повторно их инвестировать. Таким образом, можно возразить, что во время нынешнего кризиса на Западе, по большей части, не было особой денежной дефляции, а только ценовая дефляция и кредитные сжатия.

Одним из последствий существующей мировой мошеннической (необеспеченной золотом) денежной системы стало обесценение самых основных денежных понятий. Однако, к сожалению, в среде реальных денег (золота и серебра) определение денежной базы, на самом деле, не намного проще. Мы приняли определение «реальной» денежной массы, предложенное Мюрреем Ротбардом (Murray Rothbard): «Реальная денежная масса включает следующее: валютный компонент М1, совокупные чековые депозиты, сберегательные вклады, балансы по вкладам до востребования и векселям правительства США, средства на вкладах до востребования иностранных коммерческих банков и иностранных официальных организаций».

Это определение, на первый взгляд, включает все деньги, находящиеся в «немедленной» доступности. Но мы также отмечаем, что в многочисленных дискуссиях Ротбард различал «накопленные» деньги (в экономике золота) и деньги в обращении. По мнению Ротбарда, инфляция начинается, когда в экономике появляется слишком много золота и серебра (таким образом, большое значение имеет скорость обращения денег). Дефляция происходит, когда в экономике не циркулирует достаточное количество денег (когда их накапливают).

Но здесь возникает проблема: если кому-то необходимо более широкое определение, не включающее «вклады до востребования» и скорость обращения денег в качестве важного критерия, денежную массу можно определить с учетом накоплений – денег, доступных вне банковских депозитов, и не находящихся в обращении. Самое широкое определение инфляции может включать подтвержденные запасы на золотых или серебряных рудниках. Это золото или серебро, не добытое и не находящееся в обращении. Есть множество историй о владельцах рудников, которые приезжают на свои шахты и увозят золото и серебро напрямую в течение 24 часов (тайком или нет). Мы рассматриваем это как «вклады до востребования».

С учетом всего этого кому-то может показаться, что навязчивое желание «измерить» денежную массу – это неотъемлемая часть большого технократического общества, которое постоянно пытается сформировать правящая элита. (Ротбард, вероятно, участвовал в этом, только чтобы проиллюстрировать фундаментальную глупость современных определений денежной массы). Да, нам говорят, что только «эксперты» могут определить денежную массу, а потом сообщить нам, куда движется эта масса – в сторону инфляции или в сторону дефляции.

По сути, современные определения денежной массы, предложенные популярными экономистами, удваивают предложение, а также волшебным образом вычитают деньги из денежной массы, когда люди платят правительству. Сама идея измерения денежной массы кажется в целом бессмысленной – полной вопросов и противоречий. Даже определение реальной денежной массы Ротбардом, на наш взгляд, вызывает множество вопросов.

Увеличивается или уменьшается денежная масса? Возможно, на этот вопрос может ответить только рынок. Если цены растут, а процентные ставки падают, тогда денег становится больше. Если цены падают, а ставки растут, денег становится меньше. Конечно, это упрощенный анализ «реальных денег», потому что разнообразные экономические и правительственные меры оказывают громадное влияние на ставки; нужно просто смотреть несколько шире, чтобы определить, какие факторы воздействуют в данный момент, возможно, больше ориентируясь на цены, нежели на ставки. Но, по крайней мере, такое исследование можно провести, пользуясь новостными ресурсами и аналитикой, а не заумными, неубедительными данными. Все остальное, как нам кажется и как показывает нынешний кризис, - обычные домыслы.

Греки платить не будут, и все …

Автор: The Daily Bell

Движение под названием «Я не буду платить» разрастается в Греции. … Его участники блокируют будки оплаты за проезд по шоссе, чтобы водители ездили бесплатно. Закрывают турникеты в метро с помощью пластиковых мешков, чтобы пассажиры не смогли оплатить проезд. Даже врачи присоединяются к движению и не дают пациентам оплачивать услуги государственных больниц. Кто-то называет это гражданским неповиновением. Другие – триумфом духа халявы. Как бы то ни было, греческое движение «Я не буду платить» породило жаркие споры в стране, потрясенной долговым кризисом, который заставил правительство принять меры жесткой экономии, включая повышение налогов, сокращение зарплат и пенсий и рост цен на государственные сервисы. - MSNBC.com

Господствующая социальная тема: Все отлично. Пусть греки наслаждаются своими «пятнадцатью минутами славы».

Анализ с точки зрения свободного рынка: Мы давно убеждены, и повторяем это много раз, что европейские племена не воспримут с улыбкой меры жесткой экономики, которые были навязаны Европе, особенно южно-европейским странам. Мы говорим, что европейские племена очень древние и являются потомками орд варваров, опустошивших Рим. Эти граждане Европы принадлежат к различным кланам и этническим группам, и пока Евросоюз обещал процветание, они были рады принимать во всем этом участие. Однако теперь членство в Евросоюзе приносит мало преимуществ и поэтому хаос усиливается.

Странно, но очень немногое из всего этого попадает на первые страницы газет, а если и попадает, то не регулярно. Западные СМИ сфокусировались на событиях на Ближнем Востоке и Африке и забыли на время о Европе. Это, без сомнения, господствующая социальная тема: Европе нанесено несколько ударов, но она идет на поправку, жесткая экономия требует привыкания, но граждане Европы справятся с этим ради общего блага.

Мы в этом не так уверены. Англо-американская элита власти загнала Западный мир в банкротство с помощью создания центральных банков. Она, по всей видимости, считает, что европейцы, зажатые между дефицитом еды и безработицей, не будут способны так активно сопротивляться росту милитаризма за границей и глобальной централизации. Но мы всегда считали, что в эру интернета такие манипуляции становятся все более прозрачными и к ним относятся менее терпимо. Мы следим за новостями, как и положено охотникам за идеями, и видим свидетельства того, что сопротивление происходит на нескольких фронтах.

Во-первых, британские студенческие бунты удостоились большого внимания до настоящего наступления зимы. Однако события в Греции продолжаются и расширяются без освещения из основных новостных каналов. Ирландские избиратели только что дали пинка своему правительству из-за договоренности о жесткой экономии с Евросоюзом, а Исландия смогла выдержать давление по поводу помощи своим банкам и явно чувствует себя лучше экономически, чем Ирландия. В этой статье мы более подробно рассмотрим эти тенденции.

Греческое движение «Я не буду платить» не получило много внимания от основных СМИ, но разрастается в Греции. Участники части носят жилеты с нашитыми на спину словами «полное неповиновение», и скандируют: «Мы не будем платить за их кризис!» MSNBC также говорит, что доктора в государственных госпиталях блокируют кассовые окошечки, чтобы пациенты не смогли оплатить €5 за визит.

Критики, с другой стороны, обрушиваются на такое поведение. Статья на MSNBC цитирует греческого обозревателя Дионисиса Гусетиса (Dionysis Gousetis): «Движение от первоначальных беспорядков к финальной полной безответственности разрастается как раковая опухоль. … Теперь, используя кризис в качестве алиби … халявщики больше не прячутся. Они появляются на публике и ведут себя гордо как герои гражданского неповиновения. Что-то вроде Розы Паркс или Махатмы Ганди».

Премьер Джордж Папандреу (George Papandreou) сказал в своем парламентском обращении следующее: «Вы думаете, что в беззаконии есть что-то революционное, что помогает греческому народу. … Именно за беззаконие в нашей стране платит сегодня греческий народ». Папандреу остается основной движущей силой реорганизации Греции на платформе жесткой экономии, что подразумевает использование кредитов из Брюсселя и огромное сокращение государственных расходов. Наиболее видимой частью этого плана стала агрессивная политика сбора налогов, которую внедряет администрация. По некоторым оценкам уклонение от налогов стоит стране $30 млрд.

Были приняты различные законы, дающие государству больше прав в сфере налогообложения. Так Греция объявила все платежи наличными на суммы более 1500 евро вне закона, для обеспечения бумажных следов транзакций. Правительственные агенты производят высотную съемку греческих домов, чтобы определить количество плавательных бассейнов необложенных налогами. Ударная правительственная налоговая команда уже действует и ей даны все полномочия для того, чтобы заставить греков соблюдать налоговое законодательство.

Но все эти усилия за последний год не увенчались значительным успехом. В действительности греческое правительство увидело такой крохотный рост налоговых поступлений, что оно запустило налоговую амнистию, предоставляющую скидку в 45% на все недоимки в случае их выплаты. Это также разъярило критиков, считающих, что налоговая амнистия противоречит политике закона и порядка, пропагандируемой греческим правительством.

На минутку оставим Грецию и переместимся в Ирландию. Недавние выборы с треском сбросили с пьедестала партию Фианна Файл, потерявшую 2/3 мест в парламенте, и это было очевидное проявление протестного голосования. Победитель, Энда Кенни (Enda Kenny) из партии Фине Гэл, во время своей предвыборной кампании призывал изменить условия пакета финансовой помощи Ирландии и смягчить политику жесткой экономии. В день объявления победы Кенни объявил, что он уже вошел в контакт с лидерами Евросоюза по поводу изменений условий пакета помощи размером в 85 млрд евро от МВФ-ЕС.

Горячая предвыборная кампания пестрела упоминаниями Исландии, также небольшой страны в схожих обстоятельствах, которой удалось выстоять под нажимом и не выкупать свои банки-банкроты после краха 2008 года. Ирландия, США и другие страны влили ликвидность в свои банки, тогда как Исландия обанкротила их и заставила кредиторов, а не налогоплательщиков нести убытки. В то время крона подешевела на 58%, инфляция испытала взрывной рост, а ВВП рухнул. В результате правительство ушло в отставку вместе с премьером.

Но в этом году экономика должна вырасти на 3%, а реорганизованные банки отлично себя чувствуют. Уровень занятости также вырос. Даже нобелевский лауреат Джозеф Стиглитц (Joseph Stiglitz) одобряет: «С другой стороны, Ирландия поступила совершенно неправильно», заявил в недавней статье в газете New Zealand Herald. «Это, наверное, худшая модель». Ирландия подперла свои полумертвые банки с помощью 46 млрд. евро и конца этому не видно.

Исландии еще придется заняться выплатой долга Британии и Нидерландам, оставшегося от кризиса. В стране пройдет второй референдум о выплате $5 млрд. британским и голландским вкладчикам, которые потеряли деньги на счетах Icesave, когда рухнул исландский банк Landsbanki.

В либертарианском сообществе распространено мнение о том, что экономия полезна для Южной Европы, потому что ее правительства слишком долго были мотами. По нашему мнению это не совсем верный взгляд на вещи. Евросоюз дал взятку южно-европейским элитам, чтобы они вошли в валютный союз, с помощью займов для коррекции экономических дисбалансов. Но эти деньги оказались в карманах крупнейших политиков и бизнесменов этих стран.

Западные ЦБ щедро инфлировали в первую декаду века и нам интересно как Евросоюзу удалось провести такую чистку дома прямо перед крахом. Создается впечатление, что еврократы знали, что должно произойти и наводили порядок в союзе как можно тщательнее до наступления этого момента. Средние классы были «распропагандированы» в Евросоюз до коллапса, а теперь их налоговые доллары текут в сундуки банков по мере того как страны Южной Европы с огромным трудом стараются выплатить огромные займы, которые принесли выгоду единицам за счет миллионов. Экономия – это еще один способ манипуляции элит, не являющийся неизбежным или справедливым.

Вывод: Мы считаем, что в эпоху интернета слишком многие члены беспокойных европейских племен слишком хорошо понимают, что произошло. Посмотрим, что принесет весна. Тем временем мы ждем немецкого референдума по поводу конституционности программ финансовой помощи. В кажущемся крахе Евросоюза есть много сюжетов и суб-сюжетов, но самый важный из них, который не освещается сегодня СМИ, это постоянное и растущее недовольство статус-кво. Последствия этого как экономические, так и другие, очень значительны.

Последствия краха Ближнего Востока

Автор: Мартин Хатчинсон

Серия революционных движений на Ближнем Востоке увеличивает вероятность общего краха существующих там режимов и их замены популистскими правительствами. Судя по сегодняшней риторике, эти движения будут антизападными и анти-капиталистическими и превратят их экономики в рассадник неэффективности и беспорядков. Учитывая, что Запад получает значительную долю своей нефти из этого региона, всегда считалось, что такой переворот на Ближнем Востоке окажется катастрофой. Но будет ли это так?

Чтобы ответить на этот вопрос нам надо сперва оценить степень влияния, которое революция на Ближнем Востоке окажет на рынки энергии, так как это единственный сектор хаос в котором может серьезно навредить глобальной экономике. Сегодня демонстрации происходят главным образом в странах Ближнего Востока и Северной Африки и поэтому разумно предположить, что смена режимов затронет только членов ОПЕК с Ближнего Востока и Северной Африки (то есть, например, Нигерия будет исключена из этого списка). Мы также можем предположить, что это не затронет Иран, где смена режима, после небольшого перерыва, возможно, приведет к росту добычи нефти. С несколько большей долей сомнения мы можем предположить, что демократическое правительство Ирака (и 50 тыс. американских солдат) смогут защитить эту страну от такого развития событий. Таким образом прекращение добычи затронет только Саудовскую Аравию (крупнейшего производителя нефти с 8,13 млн. баррелей в сутки в 2010 году), ОАЭ, Катар, Кувейт, Ливию и Алжир и Нейтральную Зону между Саудовской Аравией и Кувейтом.

Эти страны в сумме добывали 16,61 млн. баррелей в день в 2010 году или 56% суммарной добычи ОПЕК. Если добавить сжиженный природный газ, то вместе это составило 22,7% общемировой добычи углеводородов по сведениям Международного энергетического агентства.

В краткосрочной перспективе битвы на улицах могут полностью закрыть кран в конкретной стране. Если смотреть чуть дальше, то можно сказать, что революции в этих странах могут быть относительно короткими и концентрироваться в основном в городах, хотя если Каддафи положит начало новой моде по подрыву нефтепроводов, нам придется произвести перерасчет. Новые правительства почти точно будут антизападными, анти-капиталистическими и экономически некомпетентными, как, например, клерикальный режим в Иране после 1979 года.

Тем не менее, эти страны в огромной степени зависят от нефтяных доходов, и они продолжат продавать нефть, - возможно Китаю, как и поступает антизападный, анти-капиталистический и экономически некомпетентный режим Уго Чавеса (Hugo Chavez) в Венесуэле или антизападный, анти-капиталистический, но на данный момент не полностью экономически некомпетентный режим в Иране. Поэтому маловероятно, что будет потеряно 100% добычи нефти. Размер потерь после стабилизации положения новых режимов будет несомненно варьироваться. Саудовская Аравия, ОАЭ и Кувейт, где производственная эффективность была выше, вызывают несколько больший пессимизм, чем Ливия или Алжир, где правительства уже анти-капиталистические и в высшей степени коррумпированные.

Для сравнения объем иранской добычи упал за период 1979-1980 гг. с около 6 млн. баррелей в день при относительно эффективном и рыночно-ориентированном режиме шаха до 3 млн. баррелей при аятоллах, и с тех пор объем добычи медленно рос и несмотря на истощение запасов достиг уровня в 3,7 млн. баррелей в день. Таким образом мы можем оценить объем потерь нефтедобычи в 50% сегодняшнего объема или 9,85 млн. баррелей в день (включая все виды энергоносителей) или 11,4% мировой добычи за 2010 год (87,3 млн. баррелей). Потери в краткосрочной перспективе могут быть и выше, но с другой стороны, источники вне ОПЕК обладают некоторым количеством производственных резервов, а помимо этого можно использовать глобальные запасы.

Потеря 11,4% мирового объема добычи не звучит так уж серьезно. Мировая экономика пострадает куда больше, если Китай начнет обваливаться, так как в этом случае будет потеряна не только продукция бесчисленных китайских фабрик, но и более 90% мирового предложения редкоземельных металлов также окажется под угрозой и вызовет серьезный дефицит предложения материалов для сложных электронных изделий. Тем не менее, даже если новые воинственные ближневосточные режимы откажутся иметь дело с Соединенными Штатами или их близкими союзниками, опасности прекращения поставок не возникнет, так как поставки новых режимов в Китай и другие не западные страны просто заменят предложение не из ОПЕК в мировой системе дистрибуции. Более того существование огромных нефтяных шельфов и песков вместе с потенциальным расширением источников предложения не из ОПЕК подсказывает, что проблемы не продлятся дольше 4-5 лет, после чего будут задействованы нетрадиционные и другие новые источники предложения. Однако если сокращение предложения и кажется небольшим, анализ эластичности спроса говорит, что его влияние на цену может быть мощным.

Чтобы рассчитать краткосрочную (до 24 месяцев, прежде чем заработают долгосрочные механизмы приспособления к ситуации, или появится значительный объем нового предложения) эластичность цены на нефть, у нас есть отличный контролируемый эксперимент в виде событий 2007-2008 годов. Между апрелем-сентябрем 2007 года и летом 2008 года американская экономика выросла в реальных терминах на 0,45%. Средняя мировая цена на нефть выросла на 70% между этими двумя полугодиями, с $68,43 до $116,34. С другой стороны, американский спрос на нефть снизился на 3,54% с 20,902 млн. баррелей в день до 20,163. Если предположить, что, учитывая неменяющиеся цены, спрос вырос бы так же как и вся остальная экономика на 0,45%, то рост цены на 70% вызвал бы падение спроса на 3,99%, то есть на 4%, что дает нам эластичность спроса 4/70.

Учитывая такую эластичность, требуется рост цены на 200%, чтобы заставить спрос упасть до отметки достаточной для поглощения падения предложения на 11,4%. Иными словами, цены на нефть должны вырасти втрое с текущего уровня в $100 до $300. Цена на бензин в США вырастет с текущих $3,19 за галлон (3,78 литра. – Ред.) до $9,57.

Американский рынок, конечно, не типичен. Во-первых, налоги на нем значительно ниже европейских. Так как большинство налогов на бензин плоские, то британские цены вырастут с текущих 1,29 фунтов за литр не до 3,87, а до 2,40 фунтов. Падение спроса будет соответственно ниже. Однако в более бедных странах или в тех, где стоимость бензина сегодня субсидируется как, например, в Китае и Индии, падение спроса может быть куда больше. В этих странах поддерживать текущие уровни субсидий станет невозможно дорого, поэтому транспорт вернется к тому от чего он недавно отошел, - велосипеды заменят машины, и т.д. Поэтому рост цен в три раза кажется вполне возможным в свете текущих политических проблем на Ближнем Востоке.

Краткосрочные последствия нефти по $300 не будут так значительны, как считают многие, особенно сторонники защиты окружающей среды, выступающие за меры по ограничению выбросов. Дополнительная нагрузка для среднего водителя, даже для того кто сегодня использует 500 галлонов в год, и покрывает 12-15 тыс. миль (19-24 тыс. км. – Ред.), будет равняться $2,700, - он немного экономит, сокращая пользование на 11,4%. Это очень далеко от того, чтобы позволить себе платить $41,000 за Chevy Volt. Поэтому даже мощный крах на Ближнем Востоке оставит нашу автомобильную культуру приблизительно в таком же виде, как и сегодня. Произойдет частичный возврат к общественному транспорту и некоторые из самых отдаленных окраин будут оставлены. Однако новые и более строгие стандарты пробега для автомобилей, которые будут принять в 2016 году, все равно станут огромным экономическим бременем, так как они исказят систему по сравнению с диктатом свободного рынка, даже с нефтью по $300.

С экономической точки зрения это совершенно другая история. Чистый импорт бензина в США оценивался в $265 млрд. в 2010 году или около 1,8% ВВП по средней цене $79 за баррель. С нефтью по $300, даже учитывая сокращение импорта на 20% (Америка покрывает около половины своего нефтяного потребления), эта цифра будет равняться $800 млрд. Она вытолкнет американский платежный баланс на уровень выше $1 трлн. и высосет дополнительные 4% ВВП из американской экономики. Вероятно, что это вызовет вторую рецессию, несколько более глубокую, чем рецессия 2008-2009 гг., которая без сомнения будет сопровождаться значительной инфляцией, почти точно двухзначной, - чтобы ни случилось с сердцевинной инфляцией, цены на улице вырастут более чем на 10%.

В этот момент важнее всего будет сдерживать политиков и Фед. Реакция подобная 2008-9 гг., при которой процентные ставки были снижены до нуля (- 10% в реальных терминах), а $1 трлн. дополнительного стимула» был влит в экономику и толкнул федеральный бюджетный дефицит к отметке в $3 трлн. (если добавить прямое фискальное влияние рецессии), вызовет буквально катастрофический результат. Дефицит в $3 трлн. в сочетании с $1 дефицитом платежного баланса вызовет крах доллара и сделает невозможным дальнейшее финансирование федерального бюджетного дефицита. Такие сверх негативные реальные процентные ставки, вместе с уже двухзначной инфляцией, превратят инфляцию в гиперинфляцию. Соединенные Штаты разделят судьбу Веймарской Германии 1923 года с инфляцией в триллион процентов и экономическим крахом. То есть если президент Обама и Бернанке все еще у власти, когда произойдет крах Ближнего Востока, мы в смертельной опасности.

Однако правильные управленческие решения сделают фискальное и монетарное регулирование лишь чуть сложнее, чем схожее, хотя и не такое интенсивное регулирование скачков цен на нефть 1973 и 1979-1980 годов. Как и Фед времен Пола Волькера (Paul Volcker), правильно будет поднять процентные ставки чуть выше уровня инфляции, тем самым вернув ее под контроль, а с помощью поощрения сбережений воссоздать американскую базу капитала, столь печально опустошенную. Удорожание капитальных инвестиций заставит компании нанимать и вернет энергичную эру создания рабочих мест начала правления Рейгана. Компетентный Конгресс и исполнительная ветвь также сократят государственные расходы, создав место на рынках капитала на которых частный сектор сможет получить финансирование и смягчить нагрузку на платежный баланс, образовавшуюся из-за излишнего потребления государства. Рецессия может быть глубже рецессии 2009 года, а ее худший квартал охарактеризуется падением ВВП на 8%, но восстановление будет скорым и энергичным, затянет людей на новые рабочие места и возродит здоровую экономику.

Крушение нынешних ближневосточных правительств и их замена на радикальных исламистов, неприятна, но не должна вызвать краха западной цивилизации и экономики. Только наши собственные правительства и монетарные власти могут добиться такого результата!

График недели: Вспомним, что произошло последний раз, когда Европейский центральный банк поднял ставки во время скачка цен на нефть

Жан-Клод Трише намекнул 2 марта, что возможно ставки будут подняты. Он явно испуган ростом цен на нефть.

Мы должны бояться повторения истории. Последний раз ЕЦБ поднял ставки 03.07.08 во время схожего скачка цен на нефть, но уже после того как рынки начали валиться в пропасть.

Это была глупая мера, - сжимать деньги, чтобы биться с ценами на нефть, когда финансовая система показывала признаки напряжения. На этот раз под давлением находятся европейские суверены. Не повторяет ли он своих ошибок?

1.jpg

Карикатура недели

2.jpg

Дуэль: американский долг против американского рынка