«По карманам были рассованы бубличные связки обручальных колец, перстней и браслеток. На спине в три ряда висели на крепких веревочках двадцать пар золотых часов. Некоторые из них раздражающе тикали, и Бендеру казалось, что у него по спине ползают насекомые».
Отрывок из романа «Золотой Теленок» И. Ильфа и Е. Петрова

Сейчас простые рядовые миллионеры, получившие свое состояние незаконным путем, вполне могут обойтись без тех мучений, через которые некогда прошел Остап Бендер. Ведь есть такие конторы – «прачечные». Причем развивается теневая отрасль ничуть не хуже легальных секторов экономики – там есть своя конкуренция, адаптация под нужды клиента и даже инновации. В общем, многим представителям «белого» бизнеса смотреть на своих «серых» коллег и завидовать их изобретательности.

Конечно, око закона не дремлет и борется со всем этим безобразием как может. Правда, чем больше борется, тем меньше может. И от этой борьбы лбы, как ни странно, трещат у кредитных организаций. Якобы, деньги все равно проходят через них, а потому они и должны отслеживать подозрительные потоки. Кроме того, как известно, многие мелкие и средние банки специализируются на обналичке. В результате честные и ни в чем неповинные кредитные организации вынуждены выполнять огромное количество непрофильной для них работы.

Как банкам проводить такой мониторинг на практике, иногда остается загадкой. Об этом говорит множество вопросов, которые банковские сотрудники ежедневно оставляют в разделе форума на сайте информационного агентства Bankir.Ru под названием «Противодействие легализации».

Кстати, в октябре 2010 года Forbes писал, что сейчас рынок обналички контролируется в основном, сотрудниками силовых ведомств, в то время как до этого лидерство было за криминальными структурами. Поэтому, как правило, борьба с отмыванием денег отражает лишь процесс передела рынка и носит достаточно номинальный характер.

Лед тронулся…

24 января 2011 года вступили в силу поправки к закону «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма», а заодно и в Кодекс об административных правонарушениях (КоАП). Нововведения существенно ужесточают контроль за соблюдением законодательства в соответствующей области. Цель – приведение российского законодательства в соответствие с требованиями ФАТФ (Группа разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег, англ. - Financial Action Task Force on Money Laundering — FATF).

Теперь банкам придется выявлять, кто реально стоит за той или иной компанией-клиентом, а за одно и то же нарушение банк смогут наказывать сразу три регулятора: Центральный банк, Росфинмониторинг и Федеральная служба по финансовым рынкам (ФСФР). Ранее штрафовать банки за нарушение закона о противодействии легализации имел право только ЦБ, и для него это не было обязанностью.

Кроме того, в случае предоставления «непрозрачной» отчетности будет отвечать не только руководство кредитной организации, но и менеджеры среднего звена, ответственные за финансовый мониторинг. Штрафы для сотрудников банка увеличились более чем вдвое – с 20 до 50 тыс. рублей. Помимо этого, сотрудников могут дисквалифицировать на срок 1–3 года. Штраф для банка как организации также удвоился – с 0,5 до 1 млн. рублей.

Впрочем, новый закон сформулирован нечетко, поэтому, скорее всего, банки и к нему отнесутся с привычной формальностью. По крайней мере до тех пор, пока новые нормы не будут конкретизированы, а кредитные организации не получат полномочия, которые позволят им придерживаться этих норм. Прежде всего банки должны получить право отказывать клиенту в открытии счета в случае отказа в раскрытии конечного бенефициара.

Несмотря на то что кредитные организации не могут непосредственно отказать клиенту в обслуживании даже при возникновении подозрений, в реальной жизни такие случаи обычно оборачиваются именно отказом, правда, неформальным: банк начинает предлагать клиенту невыгодные условия и задерживать операции.

«На банки не возложена функция органов следствия, да и запретить клиенту совершать операции кредитная организация не вправе, – рассказывает Кирилл Парфенов, заместитель председателя правления банка «Легион». – В таких случаях банку приходится ломать голову, как «выкурить» подозрительного клиента законным путем. Начинается замедление сделок, ввод разного рода запретительных тарифов и т.д. Проще было бы дать банкам право на свободное заключение и расторжение договоров».

По словам Анатолия Аксакова, депутата Государственной Думы, президента Ассоциации региональных банков России, «индентифицировать не только третью сторону по сделке, но и реальных бенефициаров и владельцев бизнеса клиентов в условиях низкой прозрачности отечественной экономики непросто. Что же касается передачи информации в Росфинмониторинг, то она происходит, когда деньги уже ушли».

Г-н Аксаков рассказал Bankir.ru, что, по идее, выявление лиц, чьи расходы превышают доходы – задача правоохранительных органов и налоговой службы, которые не только имеют соответствующие штат и полномочия, но и возможность вести превентивную работу и воздействовать на подозрительные фирмы и граждан.

… а заседание продолжается

В минувшем 2010 году банки лишались лицензий в основном из-за проблем с капиталом. Если в 2006 году за нарушение закона о противодействии легализации поплатился своей лицензией 51 банк (см. таблицу 1 и график 1), то в 2010 – всего 1 банк (см. таблицу 2 и график 2). Но это еще не говорит о том, что легализация как явление почти исчезла из нашей жизни. Напротив, по мнению большинства экспертов, объемы «отмытых» средств находятся примерно на том же уровне, что и 4–5 лет назад, если не на более высоком.

В январе 2011 года Сергей Игнатьев, председатель ЦБ, оценил серый поток в 850 млрд. рублей в год, правда, эту цифру можно удвоить или даже утроить. По предварительной оценке Росстата, российский ВВП по итогам 2010 года составил 44,5 трлн. рублей. То есть на «серую» экономику в России приходится от 1,9% до 5,7% ВВП.

Есть и совсем радикальные оценки. Так, в сентябре 2008 года заведующий кафедрой антикризисного и стратегического менеджмента Российского государственного торгово-экономического университета Марат Мусин и группа экономистов оценивали нелегальную экономику в 27% ВВП. В отмывании средств экспертами подозревались 519 банков. По мнению экономистов, свыше 15% всех преступных доходов или 2,6% ВВП было отмыто через 10 банков.

Наконец, совсем экстремальную оценку коррупционной экономики дает член-корреспондент РАН Ирина Елисеева – 25 трлн. рублей или 64% ВВП. Из этих денег на «серые» доходы федеральных и местных чиновников, сотрудников налоговых служб и судебных инстанций приходится пятая часть названной суммы или 4,6–5,6 трлн. рублей.

Многие эксперты говорят об увеличении объема «серых платежей», которые уходят за рубеж. Косвенно об этом свидетельствует, например, рост негативного баланса по разделу «чистые ошибки и пропуски» в платежном балансе РФ. В первом полугодии 2010 года чистый отток составил $6,5 млрд., в то время как в первом полугодии 2009 года отток равнялся $4,9 млрд., а в первом полугодии 2008 года – $3,2 млрд. (см. таблицу 1).

Хотя не все согласны с такой трактовкой этой графы в балансе. Некоторые эксперты считают, что нелегальный увод денег за рубеж здесь ни при чем, а причинами роста ошибок и пропусков являются, например, колебания курса рубля или цикличность деловой активности.

Таблица 1. Чистые ошибки и пропуски в платежном балансе РФ, 2008–2010 годы

Период

1П 2008

2П 2008

1П 2009

2П 2009

1П 2010

Чистые ошибки и пропуски, в млрд. долл. США

-3,2

-8,1

-4,9

3,2

-6,5

Источник: Центробанк.

В 2006 году было просто модно отзывать у кредитных организаций лицензии за несоблюдение закона о противодействии легализации. После начала кризиса более актуальными стали другие темы (см. таблицу 2 и график 1). В частности, в 2009–2010 годах большинство банков страдали от оттока денежных средств, в результате чего многие из них были не в силах отвечать нормативам ЦБ (см. таблицу 3 и график 2).

Таблица 2. Динамика отзыва банковских лицензий за 2001–2010 годы

Год

2001

2002

2003

2004

2005

2006

2007

2008

2009

2010

Число отозванных лицензий

26

29

23

36

53

70

62

41

64

45

В том числе, за нарушение закона о противодействии легализации

нет данных

2

14

51

44

7

10

1

Источники: Fingramota.ru, «Коммерсант».

График 1. Динамика отзыва банковских лицензий за 2001–2010 годы.

1-1.jpg

Источники: Fingramota.ru, «Коммерсант».

Таблица 3. Нарушение федеральных законов банками в 2010 году

Нарушение законодательства

Общее число нарушений

Недостоверность отчетных данных

7

О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма

1

О банках и банковской деятельности (90 млн. рублей)

6

Неисполнение банком ФЗ, регулирующих достаточность капитала ниже 2 процентов

5

Снижение размера собственных средств (капитала) ниже минимального значения

7

Неспособность удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам

8

Неоднократное применение в течение одного года мер, предусмотренных Федеральным законом «О Центральном банке Российской Федерации»

1

Итого нарушений

35

Источник: Fingramota.ru.

График 2. Причины отзыва лицензий у банков в 2010 году.

1-2.jpg

Источник: Fingramota.ru.

Если верить информации на сайте Росфинмониторинга, то соответствие РФ международным стандартам противодействия легализации из года в год растет. Так, по итогам 2010 года этот показатель должен достичь 85% (см. таблицу 4). Число финансовых и нефинансовых организаций, сотрудничающих с Росфинмониторингом или, иначе говоря, участвующих в системе противодействия легализации преступных доходов и финансированию терроризма, растет опережающими план темпами и по итогам 2010 года должно составить 195% по отношению к уровню 2004 года.

Таблица 4. Некоторые показатели результатов деятельности Росфинмониторинга

Показатели

единица измерения

отчетный период

плановый период

целевое значение

2008 год план/факт

2009 год план/факт

2010 год план

2011 год

2012 год

2013 год

 

Рейтинг соответствия Российской Федерации международным стандартам

%

70

80

85

85

90

 

100

Прирост сотрудничающих с Рос-финмониторингом финансовых и нефинансовых организаций (участвующих в системе противодействия легализации преступных доходов и финансированию терроризма)

% к уровню 2004 года

22,3/86

105/185,5

195

200

203

205

250

Доля сообщений, полученных от финансовых и нефинансовых организаций, соответствующих установленным требованиям

%

95,7/99,7

99,7/99,5

99,75

99,75

99,8

99,8

100

Доля повторно совершенных финансовыми и нефинансовыми организациями поднадзорными Росфинмониторингу, нарушений, к общему числу выявленных нарушений 

%

13,5/11,3

11/5

10,7

10,5

10,3

10,0

3











Источник: Росфинмониторинг.

Писк моды

Между прочим, в обналичке есть своя мода, которая зависит от доступных технологий и от наличия «дыр» в законодательстве. Так, например, с развитием глобализации для отмывания средств, полученных нелегальным путем, все чаще стали использоваться оффшоры, где клиентам обеспечивается практически полная конфиденциальность.

По словам Ирины Кобзевой, начальника управления финансового мониторинга банка «Петрокоммерц», деньги проще «отмыть» в тех странах, в которых система противодействия отмыванию доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма (ПОД/ФТ) не разработана или не функционирует должным образом. В своих документах ФАТФ перечисляет такие страны как страны с высоким уровнем риска отмывания преступных доходов. Банк России в рекомендательных письмах также указывает на юрисдикции, переводы в которые могут обладать признаками сомнительности. Среди них: оффшоры Великобритании, Латвия, Литва, Молдова, Казахстан, Эстония.

Кризис внес немалые изменения в развитие отрасли по обналичке, если можно так выразиться. Например, по мнению главы ФСФР Владимира Миловидова, во время финансовых потрясений на рынке обналички появился новый лидер – фондовый рынок, которому пальму первенства передал банковский сектор. Схема все та же, что и с фирмами-однодневками: небольшие и никому неизвестные организации проводят операции на огромные суммы. В 2009 году более 30 брокерских компаний остались без лицензии за обналичку.

Кстати говоря, в последнее время изменилась и такая разновидность фирмы, как «однодневка». Раньше слово «однодневка» можно было воспринимать практически в буквальном значении, а ее организм был не сложнее организма амебы. Теперь те функции, которые раньше выполняли однодневки, то есть генерирование дохода из воздуха, выполняют компании, которые помимо нелегальных дел, ведут вполне законную деятельность. Например, управляют рестораном или клубом.

Но и с однодневками до сих пор случаются громкие скандалы. Так, в начале февраля стало известно о раскрытии схемы легализации средств, по которой преступники обналичивали деньги через цепочку фирм-однодневок. Интересно, что обычно злоумышленники получают наличные деньги в отделении банка, а на этот раз – сняли с кредитной карты. «Прогресс» не стоит на месте. По этой схеме обналичивались и бюджетные средства – по максимальной ставке 9%.

Что касается ставок за обналичку, то начиная с 2009 года они растут (см. график 3). По данным Forbes, перед кризисом и в кризис (2007–2009 года) размер комиссии за обналичку стремительно падал, а перед этим (2005–2007 года) – рос. Сейчас средняя комиссия за обналичку находится на уровне немного выше 6%. 9–10% считается максимальной ставкой.

График 3. Размер комиссии за обналичку, 2001–2010 годы.

1-3.jpg

Источник: Forbes

Стремление России соответствовать международным нормам в области противодействия легализации денежных средств реализуется через «перекладывание» полицейской функции на банки. Для последних эта тенденция опасна, поскольку она порождает конфликт интересов. Во-первых, любой банк заинтересован в привлечении, а не распугивании клиентов. Во-вторых, чем больше кредитные организации занимаются мониторингом, тем выше их издержки, а соответственно, тем дороже банковские услуги для клиентов.

Кроме того, нововведения в нашей стране непоследовательны и половинчаты. Поэтому формально может Россия и приближается к выполнению требований ФАТФ, но в реальности она от этого по-прежнему далека. Так что здесь пока еще не Рио-де-Жанейро.