От его паспорта, сложенного обычно вчетверо, милиционеры падали в обморок.
А. Макаревич. «Сам овца»

В ближайшее время все документы гражданина, включая паспорт, все платежные средства, страховки и даже стояние в очередях сможет заменить одна-единственная карта. Называется она УЭК – универсальная электронная карта, и именно за нее вчера подверглись президентской критике руководители министерств и ведомств, отвечающих за воплощение в жизнь этой глобальной затеи.

Впрочем, не будем забегать вперед.

Началось все с разговоров о национальной платежной системе (НПС). На роль НПС, начиная с 2002 года, претендовали с переменным успехом Платежная система СТБ, «Золотая корона», «Русский стандарт», Union Card и сбербанковская система «Сберкарт».

В 2003 году Уралвнешторгбанк и «Золотая корона» разработали проект «Федеральная карта» и направили свои предложения в Банк России с просьбой оказать «посильную помощь». Ответа они не получили, но регулятор, видимо, задумался.

С 2004 года о создании общероссийской системы платежных карт заговорили на банковских съездах и конференциях. 

Банк России приобщился к процессу создания НПС только в 2007 году. К этому моменту самыми крупными локальными платежными системами в России были «Золотая корона» (более 5 млн. карт и более 220 банков-партнеров) и «Сберкарт» (3,15 млн. карт). Позицию регулятора по вопросу создания НПС обозначила зампред ЦБ Татьяна Чугунова: «В настоящее время 98% расчетов по всем карточкам (выпущенным российскими банками) осуществляется на территории России. Наши кредитные организации имеют массу издержек, располагая депозиты в зарубежных банках для обеспечения расчетов через международные платежные системы. Естественно, что сам бизнес и финансовая сторона бизнеса требуют того, чтобы подобная система была создана». Предполагалось, что через новую НПС будут проводиться все выплаты бюджетникам.

В августе 2008 года стало известно, что Минфин при участии Банка России занимается разработкой проекта закона, направленного на создание Национальной системы платежных карт (НСПК). Главной целью проекта неофициально считалось получение рычагов давления на международные платежные системы (МПС), в первую очередь – Visa и MasterCard, которые к этому времени фактически монополизировали российский рынок. По мнению некоторых экспертов, такое положение дел представляло собой ни больше, ни меньше, как угрозу национальной безопасности: если Visa и MasterCard вдруг дернут рубильник, тогда российские карты превратятся в бесполезные куски пластика. Основными претендентами на звание национальной системы считались ОРПС (бывшая «Сберкарт») и «Золотая корона». При этом «Золотая корона» лидировала по количеству карт (5,7 млн.). У ОРПС карт было в два раза меньше, но зато у них имелся административный ресурс в лице Сбербанка и ВТБ.

23 декабря 2009 года на заседании Госсовета президент Дмитрий Медведев заявил о необходимости существенно расширить возможности по оплате госуслуг и получению социальных выплат в безналичной форме. Для этого он предложил создать национальную платежную систему и «обеспечить равные условия для участия в ней всем банкам». Срок на определение способа создания такой НПС президент определил короткий – до 1 февраля 2010 года.

В феврале 2010 года президент Дмитрий Медведев поручил премьер-министру Владимиру Путину и главе Минфина Алексею Кудрину до 31 марта внести в Госдуму проект федерального закона «О национальной платежной системе», включающий положения о выдаче чиповых социальных карт всем россиянам.

Однако уже в марте Алексей Кудрин сообщил, что законопроект о национальной платежной системе не будет затрагивать вопрос национальной системы платежных карт, ради которой, собственно, он и задумывался вначале.  «Просьба не путать национальную платежную систему с национальной системой платежных карт. Национальная система платежных карт, которая является наиболее дискуссионной частью этого разговора, в основном базируется не на законе о национальной платежной системе, а на законе о государственных и муниципальных услугах. Это некоторая договоренность между государством и ключевыми банками, которые готовы войти в партнерство и создать совместные стандарты для работы платежных карт», - заявил глава Минфина.

Теперь оказавшаяся «бездомной» НСПК должна была стать предметом регулирования закона о госуслугах.

И она таки этим предметом стала (правда, лишь отчасти): Федеральный закон от 27 июля 2010 года № 210-ФЗ «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг» включает несколько статей, посвященных универсальной электронной карте и ее универсальным электронным возможностям.

В частности, согласно статье 23 Федерального закона № 210-ФЗ, на федеральном уровне УЭК должна обеспечивать:

- идентификацию пользователя в целях получения им при ее использовании доступа к государственным услугам и услугам иных организаций;

- получение государственных услуг в системе обязательного медицинского страхования (полис обязательного медицинского страхования);

- получение государственных услуг в системе обязательного пенсионного страхования (полис обязательного пенсионного страхования);

- получение банковских услуг (электронное банковское приложение).

Несмотря на действующий закон, споры о некоторых аспектах внедрения УЭК продолжаются. В частности, как сообщает РИА Новости, на вчерашнем заседании Комиссии по модернизации и технологическому развитию экономики возникла даже некоторая конфронтация между министром связи и массовых коммуникаций РФ Игорем Щеголевым и главой Сбербанка Германом Грефом. Щеголев предложил наделить государство функцией процессинга услуг, предоставляемых с использованием УЭК. «С нашей точки зрения, центральным элементом системы предоставления госуслуг в электронном виде, в том числе с использованием УЭК, должна быть единая система межведомственного электронного взаимодействия. Подобного же рода системы должны создаваться по государственной линии и должны взаимодействовать с большой федеральной системой», - заявил министр.

Глава Сбербанка с ним не согласился: «Для меня откровение такая постановка вопроса... Попытка сейчас создать государственную инфраструктуру как альтернативу частной - это абсолютный провал проекта. 500 или даже 50 тысяч этих терминалов, выпущенных за государственный счет, - это непонимание масштаба проекта. Ни в коем случае нельзя подрывать главную основу того, что есть, - это частно-государственное партнерство и использование той инфраструктуры, которая уже создана», - сказал Герман Греф.

«У меня есть сомнения в части способности государства создать единую систему, которая все это будет переваривать. Пока позиция Сбербанка мне кажется более мотивированной, - встал Дмитрий Медведев на сторону Грефа. - Когда этим занимаются ведомства, возникает масса противоречий, которые трудно урегулировать».

На самом деле, подозреваю, когда этим займутся банки, противоречий возникнет не меньше… Но все равно, деваться теперь некуда – закон надо выполнять.

В течение двух лет, начиная с 1 января 2012 года, УЭК будут выдаваться гражданам России, достигшим 14-летия, на основании заявлений. С 1 января 2014 года – остальным гражданам, не подавшим в установленные сроки заявление и не заявившим об отказе в получении карты.

Я лично не уверена, что систему УЭК при всех ее достоинствах можно считать аналогом национальной платежной системы (в частности, альтернативой международным платежным системам), но пусть в этом разбираются специалисты.

Кстати, о специалистах. Судя по тому, что сказал мне вчера из телевизора президент, специалистов для воплощения в жизнь положений закона о госуслугах понадобится много, хороших и разных.

Так, помимо перечисленных выше четырех функций УЭК, она, по мнению Дмитрия Медведева,  могла бы:

- стать полноценным платежным инструментом, как в России, так и за рубежом;

- заменить водительские права;

- оплачивать проезд на транспорте и питание в школьных столовых;

- стать действенным средством борьбы с коррупцией;

- осуществлять голосование на выборах (надеюсь, не самостоятельно).

Одной из проблем внедрения УЭК, которую глава государства решил прямо на заседании Комиссии по модернизации и технологическому развитию экономики, оказались карточные «мозги». Как выяснилось, в России отсутствует чип, который позволял бы работать в международных платежных системах и одновременно размещать на нем российскую криптографию. «Создание чипа предполагается в конце марта и еще потребуется 1-1,5 года на сертификацию», - сообщила глава минэкономразвития Эльвира Набиуллина. Иностранные же чипы могут обеспечивать только 85 процентов услуг.

Однако Дмитрий Медведев ждать был не намерен, сообщает «Российская газета». «Внедряйте с иностранным чипом», - распорядился глава государства, заметив, что если ждать сертификации отечественного, то вообще можно никогда не дождаться. После того, как будет завершена работа с нашим чипом, карточки с иностранным могут быть заменены.

Вот это было странно! Неужели Дмитрий Анатольевич не смотрел «Миссию Дарвина», или хотя бы «Я – робот»? Всем же известно, что захват мира с помощью чипов во всяких электронных устройствах – любимое занятие всех злых гениев.

Впрочем, будем надеяться, что до момента восстания машин злые шпионские иностранные чипы успеют заменить отечественными, послушными и бессловесными. И тогда россияне получат в свое распоряжение действительно универсальное устройство, а самым страшным кошмаром каждого гражданина РФ станет потеря или кража УЭК.

Кстати, уже можно начинать писать сценарии фильмов ужасов на эту тему.

Собственно, и сейчас утрата любого из документов является довольно неприятным событием. Зато, будем надеяться, и восстановить все утраченное можно будет одновременно.

Единственное, что вам не удастся сделать со «вторым паспортом», - это сложить его вчетверо и пугать им милиционеров.

Ах да, с сегодняшнего дня и милиционеров-то больше нет…