президент Юниаструм Банка Гагик ЗакарянВ интервью главному редактору НБЖ президент Юниаструм Банка Гагик Закарян рассказал о предварительных результатах деятельности банка в 2010 году, планах Юниаструма на 2011 год, новых продуктах, которые банк вывел на рынок, и о ситуации на банковском рынке в целом.

- Гагик Тигранович, расскажите о предварительных результатах деятельности Юниаструм Банка в 2010 году. В принципе, насколько этот год был успешным для банка, какую прибыль вы ожидаете по РСБУ и какие направления бизнеса Юниаструма генерировали основную долю прибыли?

- По МСФО подсчеты пока не готовы, по РСБУ прибыль составит 476,3 млн рублей. Если сравнивать с прошлогодними результатами, то этот показатель увеличился более чем в пять раз и оказался выше, чем аналогичный показатель 2008 года.

- То есть 2010 год оказался для банка даже более удачным, чем 2008 год, который - по крайней мере, на протяжении первых девяти месяцев - был для российских банков весьма благоприятным?

- Да. В прошлом году мы продолжали наращивать объемы кредитного портфеля, причем достаточно активно банк развивал кредитование малого бизнеса и розничное кредитование. При развитии второго направления упор делался на предоставление потребительских кредитов через банковскую сеть, то есть речь шла не о POS-кредитовании, а о предоставлении кредитов своим клиентам, привлеченным в том числе и через корпоративный канал, - например, в рамках кредитных или зарплатных проектов. За счет этого розничный кредитный портфель банка вырос на 16% по сравнению с аналогичным показателем 2009 года, а портфель кредитов, предоставленных предприятиям малого и среднего бизнеса, увеличился на 32%.

- На российском банковском рынке, как известно, нет четкого выделения малого и среднего бизнеса: на законодательном уровне к субъектам малого бизнеса относятся предприятия с оборотом до 400 млн рублей, к среднему - с оборотом до 1 млрд рублей. Но банки обычно сами «разносят» предприятия по категориям малого и среднего бизнеса, соответственно разнятся и максимальные объемы кредитов, предоставляемых таким предприятиям. Каковы лимиты, установленные в Юниаструм Банке при кредитовании МСБ?

- В конце 2010 года мы увеличили максимальную сумму кредита, на которую могут рассчитывать представители малого бизнеса, и сейчас она составляет 50 млн рублей, предприятия среднего бизнеса - до 250 млн рублей. Кстати, объемы кредитования компаний среднего бизнеса выросли за год более чем на 20%, а портфель кредитов, выданных малому бизнесу, - на 90%.

- То есть рост прибыли по итогам года обеспечила активизация банком кредитования? Или весомый вклад внесли и «распущенные» резервы? По мнению независимых экспертов, именно тот факт, что банки «распускали» в 2010 году резервы, сформированные в кризисные 2008 и 2009 годы, обеспечил в 2010 году хорошие показатели в целом по отрасли.

- Мы не «распускали» в 2010 году резервов, а, напротив, продолжали их формировать, так что их объем несколько увеличился по сравнению с 2009 годом. Поэтому одним из основных факторов, обеспечивающих рост нашей прибыли по итогам прошлого года, был не «роспуск» резервов, а рост процентных доходов, вызванный активизацией кредитного процесса. Плюс к этому - нам удалось оптимизировать управление эффективностью бизнеса банка: мы практически не наращивали расходы. Что касается управления рисками и управления просроченной задолженностью, то здесь нам тоже удалось добиться успеха: качество кредитного портфеля улучшилось за счет новых кредитов, а старые проблемные кредиты были в большинстве своем реструктурированы в 2009 году. Так что роста просрочки практически не наблюдалось.

- А обновление команды топ-менеджеров банка сыграло роль в улучшении итоговых показателей 2010 года?

- Конечно. Как известно, летом прошлого года председателем правления Юниаструм Банка был назначен Евгений Туткевич - очень профессиональный и опытный банкир. Также нам удалось кадрово укрепить и ряд направлений бизнеса банка: появились новый финансовый директор, директор по информационным технологиям. Вообще мы уделяем большое внимание совершенствованию ИТ: банк продолжит инвестировать в их развитие, мы планируем модернизацию скоринговой модели для розничного портфеля. Для нас неоспоримым фактом является то, что от качества ИТ зависит эффективность управления бизнесом, и использование передовых информационных технологий позволяет сократить численность персонала, а соответственно, оптимизировать расходы банка.

«Залогофобии» у Юниаструм банка не возникло»

- Отвечая на вопрос о резервах, вы сказали, что продолжали формировать их в 2010 году и их объем увеличился по сравнению с показателем 2009 года. Чем была вызвана необходимость в доформировании резервов? Ведь если судить по ситуации на рынке в целом, в 2010 году значительного роста объемов «плохих» долгов не наблюдалось?

- Формирование резервов, с одной стороны, совершенно нормальная практика: предоставление каждого нового кредита сопровождается резервированием под него определенного объема средств. С другой стороны, нам приходилось учитывать то, что население России психологически еще не оправилось от кризиса и восстановления экономики в целом и докризисных уровней зарплат не произошло.

- Тем не менее доля просрочки в кредитном портфеле Юниаструм Банка перестала расти. По итогам 2009 года она составляла порядка 3-4%. Как изменился этот показатель по итогам 2010 года?

- На сегодняшний день она составляет порядка 4,5% от совокупного объема кредитного портфеля банка.

- Все-таки налицо небольшой рост просрочки. С чем это связано и почему ситуация в этом вопросе у Юниаструм Банка отличается от ситуации с просрочкой в других банках конкурентной группы? Они как раз утверждают, что у них доля просрочки в 2010 году сократилась.

- Думаю, дело в том, что у нас, в отличие от многих банков, изначально не было высоких темпов роста просрочки - наш кредитный портфель был высокодифференцированным и не был «завязан» на кредитовании каких-либо секторов в экономике. Поэтому даже в 2009 году мы не столкнулись с проблемой скачкообразного возникновения проблемных кредитов, соответственно, нам не пришлось и формировать огромные резервы.

- А на сегодняшний день пик реструктуризации кредитов, по-видимому, тоже пройден?

- Да, большинство проблемных кредитов уже реструктурировано, хотя сама по себе реструктуризация -процесс постоянный. Мы в данном вопросе придерживаемся лояльной позиции по отношению к клиентам: не стремимся сразу же обращать взыскание на залог, идти в суд, а работаем с заемщиком, предлагаем приемлемые для него условия реструктуризации исходя из финансовой отчетности компании, перспектив развития ее бизнеса. Если клиент лоялен к банку, понятен и прозрачен для нас, нет смысла «прессинговать» его.

- Наверное, такая позиция банка объясняется еще и тем, что у банка, как и у других участников рынка, после недавнего кризиса возникла «залого-фобия». На пресс-конференции в АРБ, состоявшейся в середине января, говорилось о том, что банки сейчас не только не стремятся «обрастать» залогами, взысканными по проблемным кредитам, - они не хотят выдавать и новые кредиты под залог.

- Мы не согласны с таким выводом. Залог как раз оптимальная форма защиты банка при кредитовании юридических лиц. И политика Банка Кипра во всех странах его присутствия, в том числе и в России, предусматривает предоставление кредитов под залог, составляющий не менее 150% от суммы кредита.

- А это не может привести к «сужению» числа заемщиков Юниаструма? Ведь есть банки, готовые кредитовать заемщиков - юридические лица - на более льготных условиях?

- Возможно. Но сейчас все-таки большинство банков требуют, чтобы залог составлял не менее 130-140% от суммы предоставляемого кредита. До кризиса были прецеденты, когда кредиты выдавались под залог, оценивающийся в 80–100% от суммы кредита, но кризис как раз показал, что такая политика не является правильной. И нет ничего удивительного, что российские банки теперь отказываются от нее. Консервативный же подход Банка Кипра, напротив, очень наглядно продемонстрировал свою эффективность - у него, в отличие от других крупных международных банков, в 2008-2009 годах не было больших проблем с «плохими» долгами, в том числе и потому, что он предпочитал не принимать в залог ценные бумаги.

- Но ситуация на российском банковском рынке будет меняться в лучшую для заемщиков сторону - это очевидно уже сейчас. Конкуренция за заемщиков неизбежно подтолкнет банки к либерализации требований к залогам. Готов ли к этому Юниаструм Банк, а точнее - его владелец в лице Банка Кипра, который, как вы сами сказали, придерживается в «залоговом» вопросе достаточно консервативной политики?

- И Юниаструм Банк, и Банк Кипра вполне способны адаптировать свою кредитную политику в зависимости от изменения общей ситуации в экономике и на банковском рынке. Сейчас, например, многие банки рассматривают возможность кредитования заемщиков под финансовый оборот компаний, мы тоже думаем над этим. Однако здесь важно правильно установить максимальный лимит кредита, который можно предоставлять под такой вид обеспечения. Здесь надо быть очень аккуратным, потому что иногда бизнес заемщика развивается по возрастающей, а потом в силу каких-то причин начинает резко идти на спад. Банкам необходимо в данном случае четко оценивать свои риски.

- Полагаю, что наличие 150-процентного залога от суммы кредита позволяет банкам избежать и другой проблемы - риска «обрасти» непрофильными активами. Не секрет, что проблема непрофильных активов сейчас достаточно остро стоит перед многими российскими банками, а насколько актуальной является она для Юниаструм Банка?

- Я бы не сказал, что она очень актуальна, но, конечно, мы тоже сталкиваемся с ней. На балансе банка есть непрофильные активы - главным образом, жилая недвижимость, которая до кризиса была переоценена и зачас тую приобреталась заемщиками в спекулятивных целях, с расчетом на дальнейший рост цен на недвижимость. Конечно, сейчас такие квартиры тяжело продать, и банку приходится выбирать: либо реализовывать их с дисконтом в размере 10-15% от суммы кредита, либо оставлять их на балансе и пытаться как-то управлять этими активами в ожидании лучших времен.

- И какой из этих вариантов предпочтительнее для Юниаструм Банка?

- Первый. Мы все-таки стараемся избавляться от таких активов, поскольку их реализация позволяет в том числе «распустить» стопроцентные резервы, сформированные под данные кредиты.

- Кстати, о резервировании. Центральный банк настаивает в последнее время на необходимости предоставления ему права выносить мотивированное суждение по кредитам. Если по данному вопросу пожелание регулятора рынка будет удовлетворено, к каким последствиям, с вашей точки зрения, это может привести для банков?

- Мы понимаем, что позиция Центрального банка обусловлена тем, что на рынке действительно были прецеденты, когда некоторые банки вели себя недобросовестно: под выданные кредиты формировались заниженные резервы, в качестве обеспечения принимались заведомо неликвидные залоги и т.д. В этом контексте стремление регулятора минимизировать подобные риски понятно. Но, по моему убеждению, при решении данного вопроса надо придерживаться взвешенного подхода: надо четко определить критерии, по которым регулятором может быть принято мотивированное суждение.

«Борьба за хороших заемщиков приобрела жесткий характер»

- В начале интервью вы привели весьма впечатляющие цифры, свидетельствующие о росте кредитного портфеля банка. А как Юниаструм Банку удалось добиться этого в ситуации, когда практически все эксперты и банкиры констатируют один и тот же факт: на российском банковском рынке возник дефицит хороших заемщиков?

- Я согласен с этим мнением: проблема дефицита хорошего заемщика действительно на сегодняшний день существует. Плюс к этому - сказывается тот факт, о котором я уже говорил: люди психологически не оправились после кризиса. Настроение предпринимателей остается достаточно напряженным: они боятся привлекать кредиты, видя, что экономическая ситуация развивается не так хорошо, как они, возможно, надеялись. Поэтому получается, что, с одной стороны, мало хороших клиентов, с другой - клиенты стараются ограничивать собственные потребности. Но оптимизм внушает то, что из месяца в месяц ситуация улучшается, особенно это стало очевидным с осени 2010 года, и, по моему убеждению, эта благоприятная тенденция сохранится и в 2011 году - тем более что цены на нефть растут, инвесторы снова начинают интересоваться российскими активами и т.д.

- Но пока, очевидно, банкам приходится очень жестко конкурировать за хороших заемщиков.

- Конечно. В условиях, когда, с одной стороны, клиенты ограничивают свои потребности, а с другой, у банков сформировалась высокая ликвидность, жесткая конкуренция неизбежна. Банкам приходится переманивать друг у друга клиентов, предлагать потенциальным заемщикам лучшие условия, новые нестандартные продукты.

- У Юниаструм Банка есть такие предложения?

- Да. Например, мы пошли на «удлинение» сроков кредитования по малому бизнесу - до 10 лет, в исключительных случаях - до 15 лет. По автокредитованию мы в Санкт-Петербурге реализуем сейчас «пилотный проект»: предлагаем заемщикам более низкие ставки при условии, что они возьмут автокредит плюс кредитную карту.

- Два в одном?

- Да - и, как показала практика, это сработало. В Петербурге мы существенно нарастили объемы выданных автокредитов, и сейчас банк планирует предложить аналогичный продукт в других регионах.

- А не возникает при этом риска, что заемщик возьмет автокредит и карту, но последнюю оставит в «спящем режиме» - не будет ею пользоваться?

- Конечно, сто процентов заемщиков не активируют ее сразу же после получения. Но поскольку нет жестко установленных сроков, в течение которых карту необходимо активировать, то это очень удобный инструмент.

- А максимальный лимит овердрафта по таким картам устанавливается в зависимости от размера взятого автокредита?

- Нет, кредитный лимит по карте равен 10% от стоимости приобретаемого автомобиля.

- Итак, Юниаструм Банк продолжает развивать автокредитование, а как обстоит дело с ипотекой? В интервью, предоставленном НБЖ в начале прошлого года, вы говорили, что банк взял тайм-аут по ипотечному кредитованию в связи с неблагоприятной ситуацией в этом сегменте рынка, но не исключает возможности возобновить выдачу ипотечных кредитов в 2011 году. Эти планы в силе?

- Пока, с нашей точки зрения, условия для возвращения не сформировались. Доходы населения, как я уже говорил, не восстановились до докризисных уровней, и люди сейчас не стремятся приобретать квартиры, особенно в долг. Не стоит забывать, что даже минимальный платеж по ипотечному кредиту является очень высоким, а уверенности в том, что их доходы будут продолжать расти, у людей нет. Поэтому рынок ипотеки, с нашей точки зрения, пока маловат, а конкуренция на нем высока, и в нынешних условиях нам будет трудно конкурировать с банками, имеющими доступ к дешевому фондированию.

«U-BALANCE – программа по привлечению хороших заемщиков»

- Одним из продуктов, благодаря которым Юниаструм Банк «выделился» на рынке банковских услуг в 2010 году, стала программа рефинансирования кредитов U-Balance. Она была разработана по инициативе Юниаструм Банка или, в некотором смысле, «перенята» у Банка Кипра?

- Инициатива была Юниаструм Банка, программа была разработана нашим розничным направлением. В то же время у Банка Кипра действительно есть опыт реализации аналогичных программ на Кипре и в Греции, поэтому они поддержали наше предложение, но с некоторыми оговорками. В частности, они порекомендовали нам быть осторожнее в вопросе увеличения лимита овердрафта по картам, выдаваемым в рамках U-Balance. Но при этом есть понимание, что данный продукт нужен, потому что, как я уже говорил, мы не занимаемся кредитованием в торговых точках. И чтобы привлекать клиентов, берущих POS-кредиты, мы должны предложить им возможность улучшить свое финансовое положение - например, объединив несколько таких кредитов, взятых в разных банках, в один.

- С более низкой ставкой?

- Возможно, да. Плюс к этому, мы предоставляем по картам, выдаваемым в рамках U-Balance, grace period на один месяц.

- Сейчас по программе U-Balance рефинансируются потребительские кредиты, а планируется ли расширение этой услуги за счет других продуктов -например, автокредитов?

- Об этом мы пока не думаем, потому что автокредиты - достаточно стандартизированный продукт, в отличие от потребительских кредитов. Здесь сложно предоставить клиентам радикально лучшие условия по сравнению с теми, которые им предлагают банки первоначально. С потребительскими кредитами ситуация иная: зачастую, уже взяв кредит, потребитель выясняет, что ставка по нему является выше декларируемой, а условия обслуживания - менее привлекательными, чем ему казалось ранее. Как раз в таких случаях программа U-Balance может оказаться очень привлекательной для клиента. Есть и еще один момент: автокредиты не являются таким массовым продуктом, как потребкредиты, и, соответственно, спрос на рефинансирование задолженности в данном случае вряд ли будет активным.

- Максимальный лимит овердрафта по картам U-Balance установлен на сегодняшний день на отметке в 600 тыс. рублей. А проверяется ли при предоставлении карты в принципе, сколько всего кредитов имеет человек и какова совокупная сумма его задолженности перед банками? Ведь человек может предоставить для рефинансирования кредиты на сумму в 600 тыс. рублей, а при этом иметь долгов на 3 млн рублей. Как регулируется риск того, что он может «запутаться» в долгах и не вернуть полностью или частично долг Юниаструму?

- Конечно, прежде чем предоставить карту U-Balance, мы внимательно изучаем потенциального заемщика - запрашиваем информацию о нем у бюро кредитных историй, собираем ее из других источников. При этом обязательным условием получения карты является наличие у потенциального заемщика хорошей кредитной истории. Если мы видим, что он добросовестно погашал все взятые им кредиты, не допускал просрочек, то вопрос решается в его пользу. Потому что мы понимаем, что человек способен эффективно управлять своей задолженностью, и нет оснований полагать, что он не будет так же эффективно управлять задолженностью перед Юниаструм Банком. Тем более что в рамках U-Balance у него есть возможность уменьшить совокупную сумму ежемесячных платежей.

- Но все-таки какой-то рубеж устанавливается - какую цифру не должна превышать совокупная задолженность потенциального заемщика?

- Мы исходим из иного критерия: при сумме свыше 400 тыс. рублей совокупный платеж по кредитам не должен превышать 60% от его ежемесячного дохода.

- А нет опасений, что в рамках U-Balance в банк могут прийти - по крайней мере частично - люди, элементарно запутавшиеся в своих долгах? Не возникает ли здесь риска роста просрочки?

- Пока оснований для таких выводов нет. Я уже говорил, что мы привлекаем в данном случае хороших заемщиков - тех, кто доказал, что они способны выстраивать с банками добросовестные отношения.

«Дорогие депозиты постепенно «рассасываются»

- Чтобы расширять кредитование, банкам необходимо наращивать пассивы. По итогам 2009 года депозитный портфель Юниаструм Банка вырос на 30%. Какую динамику он продемонстрировал в 2010 году?

- В 2010 году его объемы немного сократились. Это стало результатом нашей осознанной политики: у банка была сформирована достаточно прочная позиция по ликвидности в 2009 году, в том числе за счет поддержки Банка Кипра. Поэтому задачей на 2010 год было наращивание кредитного портфеля, а не увеличение объемов привлеченных депозитов. Тем более что и ситуация в целом на депозитном рынке в начале и середине прошлого года была не слишком стабильной.

- Почему же нестабильной? Высокая сберегательная активность населения наблюдалась в течение всего года.

- Да, но в первые месяцы на рынке сформировалась необычная для России тенденция: ставка рефинансирования ЦБ быстро снижалась, и для банков было неочевидным: это устойчивый тренд или затем регулятор снова начнет ее поднимать. Хотел бы отметить, что такое развитие событий было необычным не только для банков, но и для наших клиентов: они привыкли к тому, что рублевые ставки по депозитам составляют двузначные цифры, и вдруг они упали ниже 10% годовых. Начиная же с осени прошлого года ситуация стабилизировалась, сформировались уровни ставок по депозитам, которые, по-видимому, устраивают и банки, и регулятора рынка, и клиентов. Соответственно и Юниаструм Банк активизировал свою деятельность на депозитном рынке.

- Тем не менее проблема дорогих пассивов, привлеченных банками в острый период кризиса, окончательно не решена?

- К сожалению, нет, хотя постепенно, по мере истечения сроков договоров по открытию таких депозитов, эта проблема становится все менее острой. Надо понимать, что избежать ее полностью было невозможно - не только для нас, но и для всех участников рынка. Девальвация рубля в начале 2009 года, рост ставок рефинансирования, потребность в формировании «подушек безопасности» - все это привело к тому, что банки стали привлекать депозиты под 16-18% годовых в рублях. И естественно, что обслуживание таких вкладов является теперь серьезной нагрузкой для банков.

- Это то, что называют процентными рисками. Исконный русский вопрос: что делать?

- Выход один: пытаться как-то этими процентными рисками управлять. Тем более что, как я уже говорил, эта проблема не является для банков долгосрочной: в 2011 году большая часть таких депозитов «закроется», поскольку привлекались они в основном на год-два.

- А какую долю составляют средства физических и юридических лиц в пассивах банка на настоящий момент?

- Более 50%. Средства, которые мы привлекли от нашей материнской компании - Банка Кипра, -составляют менее 30%.

- Есть ли планы по увеличению доли Банка Кипра в пассивах банка в 2011 году?

- Нет. Мы планируем в первом полугодии привлечь субординированный заем для увеличения капитала банка, но его размер будет небольшим - 40–50 млн долларов, может, даже меньше. В более масштабных «вливаниях» со стороны Банка Кипра необходимости нет, потому что мы привлекли достаточно большой объем средств и со стороны физических, и со стороны юридических лиц - клиентов банка. В целом мы стремимся обеспечивать фондирование наших операций не за счет средств материнской компании, а за счет внутренних ресурсов.

«2011 год станет годом уверенного поступательного роста рынка»

- В заключение интервью - несколько общих вопросов. В 2010 году Юниаструм Банк стал одной из финансово-кредитных организаций, присоединившихся к вновь созданному в России институту финансового омбуд-смена. Чем было обусловлено это решение? Ведь и до создания этого института были достаточно действенные механизмы урегулирования конфликтов между банками и клиентами.

- По моему убеждению, институт финансового омбудсмена -очень полезный механизм, тем более для Юниаструм Банка, который всегда был социально ориентированным. Если же говорить в целом о рынке, то, на мой взгляд, очень важно, что появился человек, к которому клиенты могут обратиться за разъяснениями, с рассказом о своих проблемах. Банки осуществляют огромные объемы операций и иногда в своей рутинной работе могут не уделить должного внимания пожеланиям или проблемам конкретного клиента. И то, что теперь есть человек, который может обратиться к ним напрямую, донести до них позицию клиента по тому или иному вопросу, - очень позитивный момент.

- Но банки тем не менее фактически отдают себя во власть омбудсмена: как он решит, так они и должны поступить по тому или иному вопросу. Конечно, при условии, что они присоединились к этому институту.

- Так ведь решение может и не понадобиться, в большинстве случаев проблема регулируется еще на стадии переговоров. Решение финансовый омбудсмен принимает только в том случае, если компромисса достичь не удалось и каждая из сторон остается при своем мнении. И почему еще важен институт финансового омбудсмена? Потому что иногда клиент уверен, что банк специально нарушил его права, свои обязательства по договору, а это не так. Задача финансового омбудсмена в том, чтобы объяснить человеку, почему возникла конфликтная ситуация, - возможно, клиент просто не до конца понимает суть вопроса.

- На российском банковском фестивале, который проходил осенью 2010 года в Черногории, Юниаструм Банк получил приз как «Самый благотворительный банк». Есть ли уже какие-то планы по благотворительности на этот год?

- В 2010 году благотворительная деятельность Юниаструм Банка была посвящена 65-й годовщине Великой Победы: 500 ветеранов Москвы получили адресную помощь в размере 10 тыс. рублей. При поддержке банка состоялся благотворительный тур великолепного классического музыканта Дмитрия Когана. В этом году приоритетным направлением нашей благотворительной деятельности станет помощь детям. Сейчас на стадии реализации находится большой социальный проект, который мы реализуем совместно с Банком Кипра, по организации отдыха на Кипре для семей, пострадавших от лесных пожаров летом 2010 года.

- В ноябре 2010 года Юниаструм Банк презентовал «флагманский» офис  на   Комсомольском  проспекте в Москве. Планируется ли в дальнейшем переоформление всех остальных офисов банка по этому «образу и подобию»?

- В долгосрочной перспективе - возможно, да, но пока в наших среднесрочных планах открытие еще 5–10 таких офисов - частично в Москве, частично в регионах. Сейчас уже открываются два новых офиса, оформленных по стандартам «флагманского», - в Казани и Курске.

- А в целом филиальная сеть банка сокращается или увеличивается?

- Ни то, ни другое. Количество офисов остается стабильным, на сегодняшний день филиальная сеть Юниаструм Банка включает в себя более 200 офисов. При этом идет процесс замещения: некоторые офисы, не очень эффективные, расположенные в неудачных местах, закрываются, вместо них открываются более современные и удачно расположенные офисы. То есть в данном случае идет нормальный процесс оптимизации филиальной сети.

- Во время пресс-конференции, посвященной открытию «флагманского» офиса, поднимался вопрос о возможном проведении в 2014-2016 годах IPO Юниаструм Банка, и управляющий группы Банка Кипра Яннис Кипри говорил, что на продажу на открытом рынке может быть выставлен 20-30-процентный пакет акций банка. Уже определено, чьи акции могут быть проданы. Это будет доля, принадлежащая сейчас Банку Кипра, или есть альтернативные варианты?

- Скорее всего, будет комбинация: частично будет продан пакет, принадлежащий Банку Кипра, частично - акции, принадлежащие другим владельцам банка.

- А почему определен такой отдаленный срок проведения IPO -2014-2016 годы? Банк Кипра считает, что до этого благоприятных условий на рынке банковских IPO не сложится?

- Естественно, хочется реализовать акции по хорошей цене и в хорошее время. Мы надеемся, что к 2014-2016 году и экономика России, и Юниаструм Банк выйдут на новый, более высокий уровень развития. В наших планах - ежегодный рост бизнеса банка на 10-15%, соответственно интерес к нему со стороны инвесторов будет к указанному периоду намного более высоким, чем был бы сейчас в случае проведения IPO.

- А почему в качестве места размещения акций Банк Кипра называет именно российскую биржу? Будучи международным банком, он, наверное, легко мог бы вывести Юниаструм Банк на любую из более ликвидных мировых бирж.

- По моему убеждению, надо размещать акции банка там, где банк работает. Это более интересно для инвесторов и более правильно.

- Итак, год вывода Юниаструм Банка на IPO в любом случае наступит еще не скоро. А каковы ваши прогнозы относительно наступившего 2011 года -как в целом, с вашей точки зрения, будет развиваться в этом году ситуация на рынке банковских услуг?

- Я оптимистично оцениваю и перспективы развития бизнеса Юниаструм Банка, и перспективы развития российского банковского рынка в целом в 2011 году. Может быть, еще первая половина года будет не очень понятной, но со второй половины, я уверен, ситуация в экономике страны будет улучшаться.

- И снова начнется «кредитный бум»?

- Вот этого как раз бы не хотелось. Оптимальный вариант развития событий - хороший, уверенный, поступательный рост.