Очередной виновник кризиса: чрезмерная самонадеянность МВФ и ФРС

Поиски виновных в мировом финансовом кризисе продолжаются. Поочередно в их числе называли банки, правительства, рейтинговые агентства, отдельных личностей, потребителей, жадность, глупость и так далее.

Недавний отчет Бюро независимой оценки об ошибках Международного валютного фонда показал, что «шаблонное мышление» руководства организации, слишком доверявшего рынкам, и недосмотр регуляторов в развитых странах, таких как США и Великобритания, не позволило фонду предвидеть недавний кризис. Об этом говорится в The Washington Post и The Guardian.

Независимый наблюдатель проанализировал публичные комментарии и отчеты, опубликованные сотрудниками фонда с 2004 по 2007 годы, то есть в тот период времени, когда крупные финансовые организации наращивали инвестиции в сложные финансовые инструменты и полагались на судьбу американского и европейского жилищного бума, который был обречен на крах.

Управляющий директор фонда Доминик Стросс-Кан в ответ на результаты исследования признал неспособность своего ведомства «своевременно, точно и эффективно» поднять тревогу. Он добавил, что некоторые изменения уже произошли – в частности, сотрудникам фонда поручено провести анализ всех крупных экономик – до недавних пор Соединенные Штаты не предоставляли МВФ доступ к конфиденциальной информации о своей финансовой системе – а также привлечь организацию к наблюдению крупных стран друг за другом.

Отчет показал, что в преддверии финансового кризиса было множество тревожных сигналов, однако МВФ предпочел проигнорировать худшие варианты развития событий и продвигать образ здоровой мировой экономики, растущей в эпоху «великого успокоения» названной так за сочетание стабильного роста, низкого уровня безработицы и низкой инфляции. 

В докладе утверждается, что бум основывался на зыбком фундаменте, но «способности МВФ правильно оценить растущие риски препятствовала высокая степень группового мышления, интеллектуальная убежденность, общая установка на то, что серьезный финансовый кризис в крупных, экономически развитых странах невозможен, а также неадекватность аналитических методов».

Сотрудники фонда, опрошенные в рамках исследования, характеризуют его как организацию, опасающуюся обидеть государства-участники, в особенности своих крупнейших учредителей, создав культуру самоцензуры. Даже в тот момент, когда сотрудники хотели обратить внимание на потенциальные проблемы, они «полагали, что у их критичности должны быть пределы».

В общем и целом, сотрудники высшего звена в МВФ были «полны оптимизма» по поводу растущей сложности и проникновения инвестиций, связанных с ипотекой, и «хвалили США за мягкое регулирование и надзор, допускавший быстрое создание финансовых инструментов, которые, в конечном счете, привели к проблемам в финансовой системе».

В ту пору фонд пытался разобраться с собственным кризисом – сокращал штат сотрудников, ведь тогда кое-кто предполагал, что в мире без кризисов необходимость в организации вообще отпадет. МВФ был образован после Второй мировой войны для надзора над существующей системой фиксированных обменных ставок, но в последние десятилетия он превратился, по большей части, в кредитора для проблемных стран. Поочередные доклады с 2004 по 2007 годы поддерживали образ здоровой системы, описывая состояние мировой экономики как одно из самых «радужных» за многие годы. В конце 2008 года МВФ утверждал, что худшие события уже «позади».

Однако инвесторы-миллиардеры Джордж Сорос и Джон Полсон убеждены, что причина финансового кризиса кроется в бездействии и отсутствии надзора со стороны Федеральной Резервной Системы.

Агентство Bloomberg напоминает, что в 2007 году фонд Полсона, Paulson & Co., заработал $15 млрд. на ставках против ипотеки класса subprime. Сам инвестор утверждает, что кризис можно было предотвратить с помощью усиленного контроля над жилищными займами. Сорос, председатель совета директоров Soros Fund Management LLC, отметил, что ФРС должна была спасти Lehman Brothers Holdings Inc. от банкротства в 2008 году. Оба инвестора давали показания на слушаниях Комиссии по расследованию причин финансового кризиса в октябре.

ФРС и ее бывшего председателя Алана Гринспена обвиняют не только 80-летний Сорос и 55-летний Полсон, опрошенные комиссией. 70-летний Майкл Стейнхардт, пионер индустрии хедж-фондов, придерживается такого же мнения. По его словам, Гринспен «допустил и, в каком-то смысле, стимулировал чрезмерные злоупотребления в этот период».

Полсон добавил, что с 2000 по 2006 год Федеральный резерв «очень мало» интересовался надзором над оценкой ипотечных заемщиков. По мнению Сороса, кризиса можно было избежать. «Теории регуляторов и участников рынка оказались ложными, - заявил он. – Это касается гипотезы об эффективности рынка и теории обоснованных ожиданий».

Осведомители на Уолл-стрит готовят кошельки

Когда летом прошлого года президент Барак Обама утвердил реформу Додда-Фрэнка, немногие в индустрии финансов знали, что из-за нее ожидаются значительные перемены в законах об информировании о совершении неправомерных действий. Теперь, как сообщает канал CNBC, они знают.

Стивен Кон в National Whistleblowers Center помогает осведомителям связаться с юристами, способные привлечь внимание правительства к своим делам. И он говорит, что он с нетерпением ждет потока исков на Уолл-стрит в рамках реформы.

«Мне нужно, чтобы каждый в зале заседаний правления банка смотрел на остальных и думал: «Этот парень меня выдаст? Или я сдам его?» - признает Кон.  – Такой уровень страха необходим, чтобы все поняли, что мир изменился. И люди, с которыми вы работаете, могут стать мультимиллионерами, выдав вас».

В соответствии с прежними законами осведомители получали выплату, если мошенничество совершалось в отношении правительства. Однако новый закон Додда-Фрэнка санкционирует выплаты для лиц, сообщающих о мошенничестве на Уолл-стрит, даже если правительство оно не затрагивает.

«Те, кто нарушает закон, должны опасаться окружающих их людей».

А масштаб таких мошенничеств на Уолл-стрит может быть огромен. По словам юриста Стюарта Майсснера, он может исчисляться в миллионах, если не миллиардах долларов.

По мнению представителей Американской торгово-промышленной палаты, новые законы станут сигналом для инсайдеров на Уолл-стрит, что им стоит нанять юриста и обратиться к правительству, нежели в бюро внутреннего контроля компаний. 

Закон Додда-Фрэнка стимулирует людей идти напрямую в Комиссию по ценным бумагам и биржам, «потому что они могут выиграть в лотерею», считает Тон Кваадман, директор Палаты по политике финансовой отчетности и инвестиционным возможностям.

Адвокат Майсснер рассказывает, что информация о случаях мошенничества, о которых он уже сообщил, поступала из крупнейших игроков Уолл-стрит, включая  Bank of America, Oppenheimer & Company, Wells Fargo и Morgan Stanley

Представитель Oppenheimer Брайан Мэддокс опроверг заявление Майсснера, сославшись на то, что федеральные регуляторы проанализировали его обвинения и не приняли никаких мер, а отчетность компании была и остается достоверной. Представители Bank of America заявили, что банк не комментирует правительственные расследования; в Morgan Stanley отказались от комментариев, а Wells Fargo вообще не ответил на запрос.

Женщины в Deutsche Bank – это не цветочки

Канцлер Германии Ангела Меркель на треть заполнила министерские посты женщинами. При этом у Йозефа Аккерманна, генерального директора Deutsche Bank AG, крупнейшего банка страны, нет ни одной женщины в правлении, состоящего из 12 директоров. 

По данным Bloomberg, в 30 крупнейших немецких компаний лишь 4 из 186 постов в правлении заняты женщинами. На конференции в Берлине Меркель назвала отсутствие женщин в высшем руководстве компаний «скандалом».

Германия действительно отстает от других стран Европы, где некоторые правительства установили квоты, чтобы увеличить долю женщин в корпоративном управлении. Первой из них в 2003 году стала Норвегия, за ней в 2007 году последовала Испания, к 2012 году Франция планирует ввести 20-процентную квоту, а к 2016 году – и вовсе 40-процентную.

Меркель, выступившая против введения квот, дала немецким компаниям «последний шанс» исправиться до того, как правительству придется насильно внедрять изменения.

В крупнейших компаниях Евросоюза, зарегистрированных на бирже, на женщин в советах директоров приходится одна десятая доля, говорится в отчете Еврокомиссии. В Норвегии женщинами являются 42% членов советов директоров в крупнейших компаниях.

Согласно данным прошлогоднего исследования Ernst & Young и France Proxy, правления французских компаний, входящих в индекс CAC 40 Index, примерно на 12% заполнены женщинами. При этом, по результатам исследования экономического института DIW, в 200 крупнейших компаниях Германии на правящих постах занято лишь 3,2% женщин. Доля женщин в крупнейших банках страны составляет 2,9%, что лишь на полпроцента больше по сравнению с 2006 годом.

По словам Сибилл Буш, возглавляющей консалтинговую компанию в Гамбурге с середины 1980-х годов, проблема заключается в том, что в определенных сферах, таких как банковская и страховая, предпочитают нанимать очень красивых молодых барышень: «Если брать на работу ягнят, они ягнятами и останутся, а волками так и не станут».

Согласно заявлению представителя Deutsche Bank Кристофа Блюменталя, два года назад Аккерманн начал кампанию по повышению женщин по карьерной лестнице. Однако в компании не нашлось топ-менеджера женского пола, чтобы представлять банк на Мировом экономическом форуме в швейцарском Давосе. Женщины составляют около 44% штата Deutsche Bank, при этом 16% занимают пост управляющего директора или директора.

Однако, несмотря на свои усилия, на минувшей неделе Аккерманн оказался в центре политического скандала, заявив, что увеличение числа женщин в руководстве банка сделает жизнь «красивее и ярче».

Как говорится в онлайн-версиях немецкого журнала Spiegel и британской газеты The Guardian, это заявление генерального директора вызвало ряд гневных откликов.

К примеру, министр по защите прав потребителей Илзе Айгнер заявила деловому еженедельнику Handelsblatt, что людям, которым хочется сделать все красивее и ярче, «следует отправиться на цветочный луг или в музей». Она добавила, что Аккерманну следовало быть таким же амбициозным в продвижении женщин на руководящие посты, как и в прогнозировании прибылей.

Сильвана Кох-Мерин, член Европарламента от Свободной демократической партии, также не осталась в стороне. Она рекомендовала Аккерманну повесить на стену картины: «Женщины в руководстве компании не считают себя украшениями, и это определенно касается женщин-менеджеров в Deutsche Bank».

Между тем, Катя Хофем-Бест, глава женского канала Sixx, отметила: «Женщины не только украшают совет директоров – это приятный побочный эффект – но и привносят эффективность и успех. Настало время найти применение женскому профессионализму, включая и самые высокие уровни».

А что вам нравится в вашем банке?

«Ничего» - ответили более 10 миллионов клиентов британских банков, не нашедших ни единой причины порекомендовать свой банк кому-то еще.

Как показал опрос Triodos Bank, двое из пяти опрошенных не удовлетворены или безразлично относятся к банку, услугами которого они пользуются в данный момент.

Газета The Telegraph пишет, что почти четверо из десяти вообще не стали рекомендовать свой банк по причине низкого уровня обслуживания, в то время как 37% недовольны финансовыми излишками, такими как бонусами для сотрудников и чрезмерными прибылями. 29% признали, что в банке к ним относятся не по-человечески.

Такое широко распространенное крушение иллюзий связано с небрежностью при выборе банка. Согласно результатам исследования, лишь 6% клиентов выбирают банк, ориентируясь на его стандарты обслуживания. Вместо этого один из пяти респондентов  выбрали банк из-за его близости к дому или месту работы, а 19% - из-за большого количества отделений. Больше 10% опрошенных до сих пор пользуются счетом, который завели для них родители.

Для шести из десяти клиентов важно, чтобы банк обладал вышеозначенными качествами, однако мало кто руководствуется этим при выборе банка. Более трети упомянули такие критерии, как отношение к окружающей среде, права человека и устойчивость.