Наверное, автора этих строк можно упрекнуть в эгоизме, но прозвучавшие в конце прошлого года высказывания президента России об Интернете – бальзам на душу любого из Интернет-медиа, так долго доказывавших не только свое право на существование, но и право быть услышанными.

По словам Дмитрия Медведева, «политики на всех уровнях — от федерального до муниципального — должны следить с помощью Интернета за общественным мнением, поскольку в последнее время оно формируется именно там — в Сети. Тот, кто пользуется электронными СМИ, кто использует глобальную сеть, тот знает, что зачастую мнение формируется в сети. Оно может быть абсолютно ошибочным, но, тем не менее, оно формируется… И, я считаю, сегодня любой политик, кем бы он ни был, — президентом или сельским старостой, должен обязательно смотреть за общественным мнением, получать информацию и непосредственно общаясь с людьми, и через всякого рода электронные возможности».

Президент не исключил, что именно Интернет может стать инструментом прямой демократии – принятия решений путем сетевых референдумов. «Интернет-демократия не за горами» - так называлась новостная заметка, посвященная этим высказываниям президента.

Первой пробой такого подхода стал недавний Интернет-опрос, организованный «Единой Россией» на тему похоронить наконец Владимира Ленина в земле или еще поддержать в стеклянной витрине. Подавляющее большинство участников опроса высказались за то, чтобы похоронить. Будем надеяться, что Медведев рискнет станет первым руководителем России, который наконец рискнет предать относительно бренное тело вождя мирового пролетариата земле и перестанет попирать его ногами во время всевозможных парадов и торжеств.

Второй, куда более мощный отклик, эти идеи получили у подножья других мавзолеев – фараоновских. События в Египте уже названы «революцией блогеров», так как именно Интернет, в полном соответствии с выражением уже упомянутого г-на Ленина, сыграл роль «не только коллективного пропагандиста и коллективного агитатора, но и коллективного организатора» массовых выступлений. Правда, Хосни Мубарак с прямым волеизъявлением Интернет-демократии пока не согласился. И, в отличие от Ленина, живее всех жив.

С тотальной интернет-демократией, которая «не за горами», есть одна проблема. Коль скоро она такая важная и перспективная штука, с ней может произойти один казус, до которого Хосни Мубарак в силу культурно-исторических причин, видимо, пока не дошел. А именно – столь же тотальный Интернет-контроль.

На популярном Интернет-ресурсе знакомств Mamba, где зарегистрировано почти 13 млн. россиян, сейчас практически невозможно что-либо предпринять, не имея статуса «Real». Статус «Real» можно получить, отправив SMS со своего мобильного телефона. А номера мобильные телефоны, как известно, у нас можно получить лишь с фиксацией паспортных данных. Таким образом, база данных паспортов с базой данных службы знакомств уже вполне коррелируются. Осталось только сравнить адреса выхода на Mamba с адресами выхода на Одноклассники, Мой мир или ВКонтакте – и вот вся картинка сложилась. А уж на перечисленных сайтах люди сами с удовольствием сообщают о себе все – от политических взглядов и подробностей работы до круга знакомств и бывших любовников. Такая вот выходит Интернет-демократия… с двоичным кодом.

Автор, разумеется, далек от поклонения теории заговора и поисков старшего брата, который бдит за нами. Остается надеяться, что президент не «сглазит» своим отношением к Интернету сам Интернет. А то он в конце прошлого года призвал считать Бориса Немцова публичным политиком. И тот почти тотчас оказался в кутузке.

Возможно, сказываются разночтения во властных коридорах. Недавно вот власти разошлись во взглядах на теракт в Домодедово. Одни говорят: «преступление раскрыто». Другие: «негоже так говорить». Так что по делу высказался пока только новый мэр Москвы. Он сообщил, что власти договариваются на случай будущих терактов с московскими таксопарками о вывозе людей с форс-мажорной территории. Логика тут любопытная: если уж мы не можем предотвращать теракты, то давайте выстроим логистику форс-мажора. Ведь насколько будет позитивно для общества, если один невольный свидетель теракта сможет повторить другому такому же свидетелю легендарную фразу: «Поедешь на таксо? Шикарно!».

Грустно все это как-то. Такси с теракта это, конечно, хорошо, но все же лучше для начала организовать борьбу с терактом. Интернет-демократия – это еще лучше, но вряд ли она возможна как «вещь в себе».

Как написал Сергей Лукьяненко в своей трилогии о Диптауне, «нельзя связать воедино миллионы компьютеров и ожидать от этого лишь количественных изменений. Мы оставляем в глубине свои следы. Слепки, отпечатки слов, поступков, желаний». Но нельзя и свои желания переносить только в Сеть. Прежде надо придать статус «Real» невиртуальной демократии.