В кризис российский рынок был для многих иностранных банков чуть ли не единственной возможностью заработать. Кредитные ставки выросли тут до бешеных по западным меркам размеров. Та же ипотека под 20% против 4–5% в США или Европе. В свою очередь, россияне отнеслись к иностранным кредитным организациям с большим доверием, нежели к их отечественным коллегам. Так что проблем с «депозитными» пассивами у западных банков тоже не возникло, несмотря на более консервативные предлагаемые проценты.

Нюансы законодательства таковы, что в России не могут функционировать иностранные банки как таковые, поэтому филиалов зарубежных кредитных организаций у нас нет. Действуют же их «дочки», то есть отдельные юридические лица, полностью регулируемые местным законодательством и нормативами Банка России. Но, понятно, что в случае каких-то финансовых проблем «головной» банк поможет своей «семье». Потому иностранные кредитные организации выглядят надежнее в глазах россиян.

Ограничения для работы банков-нерезидентов практически отсутствуют. А запрет на открытие филиалов имеет конкретную цель – создание равных условий для российских и иностранных кредитных организаций. Существует еще законодательно закрепленное ограничение на долю иностранного банковского капитала в суммарном капитале банковской системы. Однако, по признанию экспертов, за все время действия данной нормы прецедент, когда бы данное ограничение стало причиной отказа в выдаче необходимых разрешений и лицензий на банковскую деятельность иностранному финансовому институту, не возникал.

Сейчас кредитные организации с участием капитала нерезидентов занимают менее пятой части рынка. Однако именно они зачастую являются «законодателями моды» в банковском секторе. Дело в том, что они предоставляют большее количество услуг, массу разнообразных и нестандартных продуктов, удобное обслуживание нового поколения. Да и вообще, иностранные банки в большинстве своем работают значительно эффективнее и экономичнее российских коллег.

Отечественному банковскому сектору есть куда развиваться в плане модернизации и новых технологий. Так вот именно иностранные кредитные организации, как правило, задают вектор движения. Материнские банки нерезидентов не жалеют инвестиций в инфраструктуру, осознавая, что именно за этим будущее российского финансового рынка. И не какое-то далекое будущее, а самое что ни на есть ближайшее. Практически, настоящее.

Интерес подкрепился

Вряд ли кризис повлиял каким-либо серьезным образом на отношение иностранных коллег к банковскому бизнесу в России – интерес был, есть и остается стабильно высоким. Кризис, возможно, лишь внес определенные коррективы: изменил приоритеты и стратегии, сроки кредитования и рефинансирования, да и сам состав потенциально заинтересованных – «иных уж нет»... Да и, по большому счету, некоторым финансовым институтам и без России есть чем заняться в ближайшие годы.

Хотя перспективы развития российского банковского сектора продолжают находиться под пристальным вниманием зарубежных банкиров. Фундаментальные основы этого интереса остались неизменными, несмотря на кризисные и посткризисные явления. «Низкая доля кредита относительно размера экономики, и в корпоративном, и, тем более, в розничном секторах, слабый уровень проникновения банковских и финансовых услуг, размер населения, его высокий образовательный уровень – вот тот потенциал долгосрочного роста банковского бизнеса в России, который ни сегодня, ни даже послезавтра не могут предложить рынки большинства других стран», – говорит Павел Гурин, председатель правления Райффайзенбанка.

По сути, сегодня практически каждый четвертый банк из списка 100 крупнейших (по активам) – иностранный. А 100 крупнейших банков – это почти 90% всех активов банковской системы. «В группе частных банков из числа 100 крупнейших на долю иностранных организаций приходится 29% всех активов! Это свыше 3 трлн. рублей, очень серьезные средства, – говорит Павел Гурин. – На этом фоне, когда «кто-то пришел, кто-то ушел» – считайте, никто не заметил». Отметим, что группа «Райффайзен» пришла в Россию почти 15 лет назад, и, надо сказать, интерес данного банка к рынку за это время не ослаб. Напротив, сейчас Райффайзенбанк является самым крупным по капиталу иностранным банком в России. «Поверьте, интерес, во-первых, стабильный, во-вторых, высокий и, наконец, в-третьих, растущий, – подчеркивает Гурин, – до кризиса, во время кризиса и долго будет после него».

«Начиная примерно с 2002 года, когда уже были окончательно пережиты последствия кризиса 1998 года, интерес к российскому рынку со стороны иностранных банков только усиливается, – соглашается Антонио Фаллико, председатель совета директоров банка «Интеза». – За 2007 год иностранное присутствие выросло особенно сильно. И кризис совсем незначительно повлиял на эту тенденцию, лишь немного сдерживая темпы роста». «Сейчас доля прямых иностранных инвестиций в банковский сектор больше, чем была в начале 2008 года», – подчеркнул банкир. Согласно статистике Центрального банка, сегодня доля иностранного капитала в российской банковской системе не превышает 28% зарегистрированного уставного капитала. По мнению Фаллико, такую долю можно оценить как оптимальную для продолжения развития российских банков. Посему интерес «иностранцев» очевиден.

А вот по словам Михаила Доронкина, ведущего эксперта службы рейтингов кредитных институтов «Эксперт РА», кризис приостановил активную экспансию западных игроков на российский рынок. Она началась в 2000 годах и особенно усилилась в последние три докризисных года. В этот период рост спроса на российские банковские активы заметно «подогревал» стоимость покупаемых бизнесов. В результате Россия за короткий срок по основным мультипликаторам оценки стремительно приблизилась к странам Восточной Европы, где консолидация банковского сектора к тому времени уже завершалась. За период 2005–2008 годов среднее соотношение цены к капиталу находились на уровне 3–4 (последняя докризисная сделка по покупке Юниаструм банка обошлась в 3,1 его капитала).

С приходом кризиса ситуация кардинально поменялась, по мнению Доронкина, не в пользу западных игроков. «Никаких крупных сделок с участием иностранного капитала за последние два года анонсировано не было, – рассказывает эксперт. – Происходили лишь организационные изменения в иностранных «дочках», в частности, консолидация банковских активов группы Societe Generale на базе Росбанка». Российская система в период кризиса существенно пострадала. Если в 2008 году рентабельность капитала российских банков находилась на уровне других развивающихся стран, то по итогам 2009 года ее значения в два и более раз отставали от рентабельности банков отдельных развитых стран, например, Канады, Австрии, Испании, Австралии.

Несмотря на негативные тенденции в кризис, по словам Доронкина, в 2010 году ситуация с рентабельностью банковского бизнеса в России существенно улучшилась. Это случилось как за счет роста доходов, так и вследствие стабилизации качества кредитного портфеля и величины проблемных активов. Подобные позитивные тенденции будут стимулировать иностранных игроков к более внимательному изучению российского рынка в 2011 году. «Ведь в кризис стоимость сделок упала в разы, и сейчас есть возможность приобрести хороший банк по достаточно умеренной цене, – говорит эксперт. – Существующие участники в большинстве своем сохранили интерес к банковскому сектору. Хотя есть несколько иностранных банков, которые уже сменили (недавняя сделка по продаже дочернего банка группы Santander – Сантандер Консьюмер банк банку «Восточный») либо скоро сменят акционеров».

Основные игроки

За последние годы экономическая ситуация в стране изменилась кардинально, так же как и в мире в целом. Сегодня экономическая и политическая стабильность стимулирует развитие бизнеса, требуются все большие кредитные ресурсы. Клиенты становятся разборчивыми и требовательными: возросли запросы к качеству и стоимости банковских услуг. Это касается и корпоративных клиентов, и физических лиц. В свою очередь, окрепли российские коммерческие банки. В корне изменилась конкурентная среда. Поэтому организациям с участием иностранного капитала не всегда приходится легко.

По данным ЦБ, в России пятая часть банков с участием иностранного капитала. Всего работает 1147 кредитных организаций (данные ЦБ на 31 декабря 2010 года), а банков с участием нерезидентов – 222. Но 20% (по количеству) – это, в целом, «грязный» результат. Дело в том, что некоторые банки имеют вливания иностранных денег, но, по сути, основополагающие решения принимаются российскими владельцами. В список таких иностранных банков ЦБ включаются кредитные организации с сильным участием резидентов, в которых совокупная доля участия нерезидентов составляет более 50% от их вклада в уставные капиталы этих финансовых институтов. При этом доля всех нерезидентов в уставных капиталах банков должна быть более 50%. Всего таких банков 17 (на 1 октября 2010 года).

Есть другая тема. Некоторые банки находятся в юридическом владении организаций из льготных налоговых зон, например, Кипра. Но от этого они иностранными не становятся, потому что работают эти банки в России и имеют местное руководство – как формальное, так и реальное. А есть просто финансовые институты, где участие иностранных денег в уставном капитале менее 1%. Но их ЦБ также учитывает в списке банков-нерезидентов, хотя, по большому счету, такие структуры вообще сложно назвать иностранными.

Таблица 1. Количество кредитных организаций с участием нерезидентов на 1 октября 2010 года

  Количество кредитных организаций с участием нерезидентов
Имеющих лицензию, всего В том числе с долей нерезидентов в уставном капитале
100% 50–100% 20–50% 1–20% до 1%
Всего по России 222 80 28 26 54 34
Банки, в которых существенное влияние на принимаемые решения оказывается резидентами РФ 17 7 10

Источник: Центробанк РФ.

Мы составили двадцатку крупнейших по капиталу иностранных банков со 100% участием капитала нерезидентов. В кризис доля банков с иностранным участием в активах снизилась только на доли процента, а в капитале – даже немного возросла. Совокупный зарегистрированный уставный капитал всех действующих кредитных организаций на 1 октября 2010 года составил 1 191 996 млн. рублей и за третий квартал увеличился на 1 648 млн. рублей, или на 0,1%. Отметим, что банк «Русфинанс» является 100% дочкой группы БСЖВ, входит в эту группу и ипотечный банк «Дельтакредит». Учитывая эти данные, можно сказать, что второе место по капиталу среди иностранных банков в России занимает именно группа БСЖВ. Хотя по нашему списку «серебро» досталось другой кредитной организации.

Таблица 2. Двадцать крупнейших кредитных организаций со 100% участием нерезидентов на 1 октября 2010 года

Название банка Уставный капитал в млрд. рублей
Райффайзенбанк 36,711  
Юникредит банк 23,064
БСЖВ (BSGV) 12,918
Русфинанс банк 12,017
банк «Интеза» 10,820
Промсвязьбанк* 10,433
ИНГ банк (Евразия) 10
Эйч-Эс-би-си банк 6,888
Юниаструмбанк 5,099
Сведбанк 5,038
НОМОС-банк* 4,704
Хоум кредит энд финанс банк (ХКФ-банк) 4,173
Барклайс банк 3,134
«Национальный стандарт»* 3,035
Банк оф Токио-Мицубиси ЮФДжей (Евразия) 2,918
Креди Агриколь корпоративный и инвестиционный банк 2,883
Королевский банк Шотландии 2,751
Дж. П. Морган банк Интернешнл 2,715
«ДельтаКредит» 2,587
Морган Стэнли банк 2

* Кредитные организации, в которых на решения, принимаемые участниками-нерезидентами (совокупная доля которых в уставном капитале составляет более 50%), существенное влияние оказывают резиденты.

Источник: Центробанк РФ.

Интересно, что в России работает ряд довольно крупных иностранных автобанков, которые поняли, что самостоятельно проще кредитовать покупку авто, чем налаживать кредитные взаимоотношения с российскими финансовыми институтами. К этой группе относятся, в частности, Тойота банк (1,36 млрд. рублей уставного капитала), новый Фольксваген банк Рус (0,88 млрд. рублей уставного капитала), Мерседес-Бенц банк Рус (1,75 млрд. рублей уставного капитала).

Общая сумма инвестиций нерезидентов в уставные капиталы действующих кредитных организаций на 1 октября 2010 года составила 326 млрд. рублей. За третий квартал 2010 приток средств увеличился на 12 млрд. рублей, то есть – на 3,9%. Это произошло в основном по причине увеличения работающими банками уставного капитала за счет средств нерезидентов (Зербанк, ИНГ банк (Евразия)), а также государственной регистрации новой дочерней кредитной организации иностранного автоконцерна – Фольксваген банк РУС.

Таким образом, за третий квартал 2010 года рост инвестиций нерезидентов в уставные капиталы действующих кредитных организаций в 3,9% существенно опережал увеличение совокупного зарегистрированного уставного капитала действующих кредитных организаций на 0,1%. В результате доля нерезидентов в совокупном зарегистрированном уставном капитале всех кредитных организаций на 1 октября 2010 года увеличилась и составила 27,37% против 26,39% на 1 июля 2010 года. Если же брать этот показатель в «очищенном» виде, без учета 17 нерезидентов, находящихся под существенным влиянием резидентов, то он составит 23,9% (285 млрд. рублей).

Таблица 3. Показатели, характеризующие участие нерезидентов в банковской системе и ее совокупном уставном капитале

Показатели 1.01.2007 1.01.2008 1.01.2009 1.01.2010 1.04.2010 1.07.2010 1.10.2010 1.10.2010 к 1.07.2010, %
Количество действующих банков с участием нерезидентов 153 202 221 226 224 219 222 101,4
Инвестиции нерезидентов в уставные капиталы действующих банков (млн. руб.) 90 092,8 183 506,3 251 073,3 305 195,6 305 594,7 314 096,1 326 308,9 103,9
Совокупный зарегистрированный уставный капитал действующих банков (млн. руб.) 566 513 731 736 881 350 1 244 364 1 169 037 1 190 348 1 191 996 100,1
Доля нерезидентов в совокупном зарегистрированном уставном капитале банковской системы (%) 15,90 25,08 28,49 24,53 26,14 26,39 27,37 х
Доля нерезидентов в совокупном уставном капитале без учета участия нерезидентов, находящихся под существенным влиянием резидентов РФ (%) 14,86 22,84 26,15 21,26 22,61 22,93 23,90 х

Источник: Центробанк РФ.

График 1. Доля нерезидентов в совокупном зарегистрированном уставном капитале банковской системы в %.

1.jpg

Источник: Центробанк РФ.

График 2. Рост иностранных инвестиций в уставные капиталы кредитных организаций и совокупного зарегистрированного уставного капитала банковской системы в %.

2.jpg

Источник: Центробанк РФ.

Особенности национальной рыбалки

Отдельные требования и нормы российского банковского законодательства могут показаться банкам-нерезидентам непривычными, и поэтому – странными или сложными. К таковым, например, можно отнести большой объем отчетных данных, которые должны предоставляться в различные инстанции, что затрудняет автоматизацию подготовки этих данных и требует значительных дополнительных ресурсов для их ручной обработки. Но, в целом, банковский бизнес – это не индивидуальные предприниматели, потому вероятность возникновения больших проблем в связи с этим крайне мала.

По словам Антонио Фаллико, непривычных или странных законодательных норм в России нет. В Европе не менее строго регулируется финансовая сфера. «Когда ты решаешь всерьез и надолго зайти на новый рынок, ты предварительно и тщательно изучаешь законодательное поле, чтобы исключить возможные сложности, которые могут привести к затруднениям в работе, – соглашается Павел Гурин. – Поэтому к моменту, когда решение принято, «сложности и непривычности», становятся скорее обычной, ежедневной практикой».

Правда, по его словам, за прошедшие годы существенно выросла стоимость «входного билета» для новичков. Но это весьма логично и говорит о том, что условия жизнедеятельности в отечественном секторе существенно улучшились: ведь если увеличилась цена, следовательно, снизились риски. «Сегодня многократно усложнились задачи роста, потому что существенно возросла конкуренция, – говорит Гурин. – Вместе с этим долгосрочный потенциал рынка, повторюсь, еще очень велик. К тому же, остались еще возможности для вхождения на рынок через M&A. Несмотря на то что многие из ведущих глобальных и международных банковских групп уже присутствуют в России, не исключаю, что в следующие 2–3 года мы увидим новые подтверждения того, что многое в российском банковском секторе изменилось в лучшую сторону».

Говорить о какой-либо тенденции по сегментам рынка в случае с «иностранцами» вряд ли приходится. Интерес к рынку определяется, прежде всего, бизнес-моделью самого банка, который планирует выход на рынок или же уже присутствует на нем. Если мы посмотрим на состав иностранных банков, которые сегодня работают в России, то увидим практически весь спектр таких бизнес-моделей. Это может быть и обслуживание, в основном, национальных клиентов, и сугубо корпоративных или, напротив, исключительно розничных потребителей. Другие банки специализируются на предоставлении инвестиционно-банковских услуг и не занимаются коммерческим кредитованием.

«Мы наблюдаем значительный интерес в сегменте комплексного обслуживания как корпоративных, так и розничных клиентов, включая весь спектр расчетно-банковских услуг, в том числе интернет-банкинг, а также широкий набор кредитных продуктов и решений по управлению инвестициями, – рассказывает Гурин. – В этом смысле универсальная модель позволяет эффективно развивать бизнес в смежных областях финансового рынка, таких как страхование и дополнительное пенсионное обеспечение, где также имеется значительный потенциал долгосрочного роста».

В целом, можно сказать, что движение в сторону универсальной бизнес-модели усилилось под влиянием кризиса в мире, поскольку данная модель обеспечивает лучший контроль и управление рисками при максимально полном предложении услуг каждому конкретному клиенту. А ведь только при этом условии можно выстроить долгосрочные взаимоотношения и планировать их развитие.

Достаточно сложно выделить какую-то конкретную страну, для банков которой Россия является наиболее интересной. Первыми пришли немецкие, французские и итальянские банки. Сегодня на российском банковском рынке представлены «дочки» банков из США (Ситибанк), Франции (БСЖВ), Италии («Интеза», Юникредит банк), Швеции («Нордеа»), Чехии (PPF Group владеет, к примеру, НОМОС-банком), Австрии (Райффайзенбанк), Кипра (Банк Кипра владеет Юниаструм банком), Индии (АйСиАйСиАй банк), Великобритании (Барклайс банк). Как видно, территориальная картинка достаточно «пестрая».

«В принципе, большинство банков представляют европейские финансовые институты, – говорит Михаил Доронкин. – У финансовых институтов из стран СНГ крайне слабая позиция, что объясняется отсутствием у этих банков, в отличие от западных игроков, каких-либо конкурентных преимуществ, прежде всего, в стоимости фондирования перед российскими кредитными организациями». Отдельные примеры деятельности «дочек» банков из СНГ, по мнению экспертов, не особо показательны, хотя таковые есть. Взять тот же АМТ банк, который ранее был дочерним банком казахстанского «БТА».

Правда, по мнению Павла Гурина, привязка к «национальности», несомненно, существует. Однако в основном это относится к банкам, которые «заходят» на рынок либо следом за своими национальными клиентами, либо являются, по сути, финансовыми подразделениями крупных промышленных корпораций. «Сегодня такие стратегии в нашей стране единичны, поскольку трудно найти страну из числа основных торговых партнеров России, которая бы уже не была представлена бизнесом и, соответственно, одним, а то и несколькими банками, – говорит эксперт. – Поэтому говорить о том, откуда приходят чаще или реже – уже не актуально. Кто хотел – почти все уже здесь».

Как правило, иностранный бренд играет роль преимущественно для граждан и предприятий с доходами на уровне и выше среднего. Для них важна как надежность вложений, так и качество обслуживания, и именно за этим они приходят в банки с глобальным брендом. «Физлица с низким достатком в основном выбирают банки с государственным участием, – говорит Михаил Доронкин. – Для юридических лиц часто играют роль личные связи в банке: именно по такому принципу происходит выбор «обслуживающего» банка».

«Все категории клиентов доверяют больше иностранным банкам, чем российским, – уверен Антонио Фаллико. – Это можно связать с тем, что российская банковская система очень молодая и отличается низкой капитализацией по сравнению, скажем, с европейской. Кроме Сбербанка, по основным показателям банковской деятельности практически невозможно сравнивать европейские и российские банки». Действительно, например, в Италии активы двух крупнейших банков превышают активы всей банковской системы России. Психологически легче доверять устойчивому крупному банку, который работает уже более четырех столетий.

Тем не менее, за последнее время многие клиенты стали больше доверять российским банкам. «На наших глазах за последние годы на фоне общей экономической стабилизации российская банковская система значительно окрепла, – поясняет Фаллико. – Поэтому сегодня в борьбе за клиента крупные российские банки активно конкурируют с иностранными». «Многие клиенты иностранных кредитных организаций в то же самое время являются клиентами российских банков», – говорит, в свою очередь, Павел Гурин.

Причем количество клиентов, как физлиц, так и компаний, которые научились ценить тот самый иностранный комфорт, увеличивается. «Растет число компаний и частных лиц, которые все чаще при выборе банка руководствуются не только размером депозитной ставки или процентом по кредиту, но и многими другими составляющими своего благосостояния, спокойствия, уверенности в завтрашнем дне», – подытоживает эксперт.