bezie150x200.jpgПотребительское кредитование сильно пострадало во время кризиса. Снизилось количество выдаваемых займов, резко возросло число просроченных кредитов, выросли процентные ставки, ужесточились требования к заемщикам. Многие банки вообще временно ушли из наиболее рискованного сегмента потребкредитования - предоставления так называемых товарных кредитов. Российское подразделение Cetelem (Группа BNP Рaribas) их примеру не последовало. В первом интервью, данном российским СМИ после назначения на должность генерального директора Cetelem в России, Филипп Безье поделился своим видением нынешней ситуации на рынке, рассказал о стратегии развития банка и о том, насколько условия работы в России отличаются от условий работы в странах Западной Европы.

Автокредиты пострадали сильнее

- Как вы оцениваете ситуацию на рынке потребительского кредитования в России в настоящее время? Есть ли признаки оживления, какие факторы определяют сейчас, с вашей точки зрения, развитие ситуации?

- Взаимоотношения между рынком потребительского кредитования и банками, анков, либо, наоборот, банки выдают недостаточно кредитов, и поэтому возникают проблемы на соответствующих рынках.

Для всех нас конец 2008-го и весь 2009 год были очень непростым периодом работы. Если говорить о двух видах кредитования - потребительском и автокредитовании, - то как раз более серьезные проблемы возникли в сфере автокредитования. На автомобильный рынок негативное влияние оказало во многом и то, что банки недостаточно поддерживали автокредитование в этот период, были очень осторожными. С конца 2008-го и по середину 2009 года они выдавали гораздо меньше автокредитов, чем раньше.

Такая ситуация сложилась во всем мире, но была особенно характерна для России. Связано это в том числе и с тем, что в России сравнительно поздно по сравнению с Западной Европой и другими странами была запущена программа субсидированного кредитования. Это замедлило стабилизацию ситуации на рынке. В свою очередь, автопроизводители сократили объемы производства, поскольку снизились объемы продаж. В начале 2010 года ситуация улучшилась: у банков появилась возможность выдавать большее количество автокредитов. Однако теперь проблема заключалась в отсутствии достаточного количества машин. Дело в том, что, хотя автопроизводители снова запустили свои мощности, предложение все еще не соответствовало спросу.

- Но на рынке потребительского кредитования ситуация все-таки складывалась иначе?

- Да. В кризисный период все боялись, что обесценивание рубля будет гораздо более серьезным, чем это в действительности произошло. Поэтому в начале 2009 года резко увеличилась покупательская активность россиян, опасавшихся девальвации рубля: люди ускорили приобретение стиральных машин, телевизоров и пр., опасаясь, что потом им будет сложнее это сделать. В декабре 2008-го - январе 2009 года мы выдали огромное количество кредитов на приобретение бытовой техники, при том что рынок был уже в кризисе. Поскольку пик спроса на товары длительного пользования пришелся на этот период, начало 2010 года было сложным как для данного сегмента рынка, так и для банков, которые выдают потребительские кредиты. Это феномен, который наблюдался на рынке в целом, - я неоднократно обсуждал эту тему с коллегами из других банков.

Тем не менее мы продолжали развивать свою деятельность. Ведь посредством выдачи потребительских кредитов банки способствуют оживлению и поддержанию спроса и потребления, то есть в конечном счете - восстановлению экономики.

Риски на приемлемом уровне

- То есть вы настроены достаточно оптимистично?

- Наш оптимизм основывается на нескольких причинах - например, процентные ставки сегодня снизились, и их уровень начинает соответствовать потребностям клиентов. Экономическая ситуация в России стабилизировалась. Россияне проявляют активность на потребительском рынке, в этом отношении они настроены очень позитивно по сравнению с европейскими потребителями. Мы смогли измерить этот показатель с помощью нашего ежегодного исследования потребительских рынков и настроений Observatoire Cetelem. Исследование охватывает 12 стран Европы, включая Россию, и его результаты в 2010 году показывают, что второй год подряд россияне сохраняют наиболее высокий уровень потребительских настроений в Европе: оценка ситуации в стране на 2010 год составила 5,6 балла по десятибалльной шкале против оценки 4,5 в среднем по Европе. Это говорит о достаточно позитивном настрое российских потребителей, а также об их сравнительно высокой уверенности в завтрашнем дне.

- А как вы видите дальнейшее развитие ситуации?

- Если процентные ставки по кредитам останутся на низком уровне, осторожные настроения жителей Восточной Европы не передадутся россиянам, а экономическая ситуация в России будет стабильна и инфляция останется умеренной, то российский рынок сохранит хороший потенциал и перспективы развития. Это обусловлено также и тем, что задолженность российских домохозяйств по кредитам сегодня гораздо ниже, чем в Великобритании, Франции или Германии.

Главное, что сегодня государство и регуляторы осознают: для роста экономики необходимо стимулировать внутренний спрос и потребление. В этом отношении показателен пример Польши: там был высокий показатель внутреннего спроса и потребления даже в период кризиса. Благодаря этому Польша успешно пережила тяжелые времена, став одной из немногих стран, которые продемонстрировали рост экономики в 2009 году.

Я считаю, что российский рынок авто- и потребительского кредитования при благоприятных условиях может прийти в норму примерно через год, начало этого процесса мы видим уже сейчас. Конечно, существует множество внешних макроэкономических факторов, которые могут повлиять на процессы кредитования. Мы сейчас не знаем, например, как сложится ситуация в Западной Европе. А если учесть тот факт, что Европа очень много продукции импортирует из США и Китая, то сложно прогнозировать, как именно будет развиваться ситуация и в этих странах.

Что касается России, то ее банковская система прошла большой путь развития за последние годы, и здесь есть крупные банки с большим количеством представительств и отделений, которые идут по общеевропейскому пути развития, вырабатывая рациональный подход к управлению и предлагая своим клиентам современные продукты высокого качества. Учитывая общую ситуацию на рынке, сегодня больше, чем когда-либо, банки должны предлагать простые, удобные и прозрачные продукты - именно на это мы нацелены в Cetelem, создавая кредитные предложения для наших клиентов.

- Немного странно слышать слова о низкой процентной ставке в ситуации, когда банки часто упрекают как раз за высокую стоимость кредитования. Уточните, пожалуйста, что вы имеете в виду.

- Я имею в виду процентные ставки по потребительским и автокредитам, которые предлагаются клиентам в точках продаж в магазинах и торговых сетях либо в дилерских центрах. С прошлого года ставки снизились: например, сегодня возможно взять автомобиль в кредит по ставкам в пределах 12-15%. Cetelem, кстати, предлагает одни из самых привлекательных условий на рынке: наши ставки по автокредитам начинаются от 9,9% годовых.

Другой пример: средняя процентная ставка по кредитным картам в зависимости от банка может составлять около 30% годовых. Я считаю, что это достаточно низкий показатель. Для сравнения: во Франции процентная ставка по кредитным картам может находиться на уровне 20%, хотя условия, по которым банки привлекают там средства, несопоставимы с российскими (стоимость фондирования для банков во Франции гораздо ниже, чем в России).

Необходимо также отметить, что в России стоимость рисков гораздо более значительна, чем в западноевропейских странах. Риски при кредитовании здесь могут быть примерно в четыре раза выше, чем в Западной Европе. И это нормально, учитывая, что российский рынок кредитования сформировался не так давно и он еще не такой зрелый, как европейский. При этом высокие риски должны быть как-то обеспечены, поэтому нагрузка, возникающая из-за «плохих» заемщиков, частично ложится на плечи «хороших» - более высокий уровень процентных ставок по кредитам в России обусловлен в том числе и этим. Однако в целом, если учесть стоимость рисков и стоимость фондирования, процентные ставки в России находятся на вполне допустимом уровне.

В России мошенничество – главный фактор риска

- Как бы вы оценили ситуацию с «плохими» кредитами в России и других европейских странах? Следует ли, с вашей точки зрения, предпринимать некие специальные меры по борьбе с этой проблемой или рынок все «разрулит» сам?

- Я часто повторяю, что в природе практически ничто не делается само собой - всегда есть какое-то вмешательство извне. В России доля просроченной задолженности по кредитам физическим лицам в банковской системе на 1 июня составила 7,5% (по данным ЦБ), это связано с уровнем рисков, который определяется, на наш взгляд, тремя составляющими. Во-первых, это мошенничество; во-вторых - форс-мажорные обстоятельства, которые могут возникнуть в жизни любого человека: несчастные случаи, болезнь, потеря работы и т.д.; третий фактор - это экономическая ситуация в стране. Например, если наблюдается тенденция сокращения доходов населения, очевидно, что будет расти доля просроченной задолженности. В разных странах каждая из этих трех составляющих играет свою роль, но степень влияния того или иного фактора различается от страны к стране. В России, например, наблюдается высокий уровень мошенничества.

Парадоксально, что второй фактор, ведущий к образованию просроченной задолженности - форс-мажорные обстоятельства, - гораздо чаще встречается во Франции, чем в России. И это несмотря на то, что во Франции прекрасное социальное обеспечение и высокий уровень социальной защиты населения.

Я думаю, что количество инструментов, позволяющих снижать риски мошенничества, в России будет расти. Согласно многим прогнозам, средняя заработная плата здесь также будет увеличиваться, а значит, повысится и уровень личных бюджетов российских потребителей. Это, в свою очередь, позволит гражданам вовремя выплачивать кредиты.

- В связи с кризисом изменились ли как-то системы скоринга заемщиков?

- Я считаю, что решения, которые принимаются в тяжелые кризисные времена, не всегда верные. Хорошие скоринговые системы даже в кризис не требуют замены и продолжают эффективно работать. Это доказала и наша система, поэтому мы не меняли ее, однако стали обращать больше внимания на анализ информации о состоянии наших клиентов - например, учитывать не только наличие работы и уровень зарплаты, но и то, в какой компании человек работает, не испытывает ли эта компания финансовых трудностей и т.д. Если же какие-то банки полностью меняли скоринговые системы, значит, эти системы были не совсем хорошими.

- Как вы работаете с просроченными кредитами? Почему вы предпочитаете не обращаться к внешним коллектор-ским агентствам? Если можно, уточните, какова доля просрочки в кредитном портфеле вашей группы.

- Большинство банков, если речь идет о сборе просроченной задолженности, обращаются к внешним коллекторским агентствам. В течение 30 дней кредитные организации обычно держат досье должника у себя, потом передают документы агентствам по сбору просроченной задолженности. У нас другое решение: мы работаем с досье самостоятельно в течение более длительного периода. Конечно, это не значит, что время от времени мы не прибегаем к помощи внешних коллекторов. Но происходит это только после того, как в течение нескольких месяцев мы предпринимаем попытки своими силами вернуть кредит.

Cetelem работает на российском рынке потребительского кредитования только три года. Мы изначально были нацелены на глубокое понимание и создание собственной техники сбора «просрочки» и на улучшение инструментария по сбору просроченных кредитов в будущем. Наша внутренняя служба работает эффективно, и на данном этапе развития бизнеса нас это вполне устраивает. Более того, я уверен, что работа с клиентами-должниками - очень важная часть экспертных знаний каждого банка. Кстати, Cetelem и в других странах работает с клиентами-должниками собственными силами. Это общее правило.

Вопрос, прибегать или нет к помощи внешних коллекторов, зависит еще и от того, каким образом работает юридическая система в той или иной стране. Так, когда заканчивается этап сбора задолженности, который мы называем софт-коллекшн, наступает этап, когда банк должен обращаться в суд. Во Франции обращение в суд в данном случае - очень эффективная мера, с ее помощью собираются большие объемы просроченной задолженности. В некоторых странах юридическая система не настолько отлажена, и это может быть причиной того, что банки прибегают к помощи внешних коллекторских агентств. В России в настоящее время предпринимается ряд шагов по совершенствованию юридического законодательства, и это действительно важные и позитивные изменения.

Трехэтапная бизнес-модель

- Весной 2010 года в прессе появились сообщения, что Cetelem изменил бизнес-модель на российском рынке и сфокусировался на выдаче автокредитов и кредитов, предоставляемых через прямые каналы продаж (кредитные карты и потребительское кредитование). Это так?

- Действительно, такие сообщения были, однако я хотел бы пояснить более детально. Правда в том, что Cetelem осваивает новые сегменты рынка и развивает свою деятельность. Но это не значит, что мы меняем нашу бизнес-модель. Наоборот, мы четко следуем стратегии развития на российском рынке.

- В чем же заключается бизнес-модель Cetelem?

- В любой стране, куда приходит Cetelem - а компания присутствует в 30 странах на четырех континентах, - первым этапом развития бизнеса является кредитование в точках продаж. На этом этапе создаются партнерские отношения с торговыми сетями, кредитные продукты, вводятся в действие инструменты - например, саll-центры. Таким образом мы создаем клиентскую базу. Это первый этап - первая составляющая развития бизнеса Cetelem в любой стране.

Как только мы понимаем, что данная фаза успешно реализована, мы подключаем вторую составляющую, которая логично вытекает из первой. Cetelem начинает выдавать автокредиты в дилерских центрах. Коммерческая основа здесь, по сути, та же, что и в потребительском кредитовании в центрах продаж. Конечно, за исключением того, что размер кредита становится больше.

К третьей составляющей мы переходим, когда клиентская база уже создана и у наших клиентов возникают новые потребности - например, в кредитных картах. В данный момент в России мы как раз находимся на этой стадии развития бизнеса: к уже существующим направлениям - потребительскому кредитованию в центрах продаж и автокредитованию - летом 2009 года добавился выпуск кредитных карт. Таким образом, сегодня Cetelem развивает эти три направления деятельности. Еще раз подчеркну, что мы последовательно воплощаем в жизнь нашу стратегию развития бизнеса в России по описанной бизнес-модели.

- Вы говорили, что Cetelem планирует увеличить число регионов присутствия почти вдвое - до 51. Какое количество офисов и точек присутствия планируется создать?

- Действительно, мы решили расширить географию нашего присутствия в России. В конце 2009 года Cetelem присутствовал в 25 регионах. На сегодняшний день региональный охват Cetelem увеличился до 44 регионов. До конца этого года мы будем присутствовать в 52-55 регионах. Точное число будет зависеть от потребностей бизнеса и наших клиентов. Невозможно качественно работать на таком большом рынке, как Россия, и удовлетворять все потребности клиентов, если не будем сопровождать их по всей стране и, соответственно, если не будем наращивать свое присутствие в регионах.

Cetelem четко следует плану регионального развития: мы открываем представительства, нанимаем персонал, развиваем отношения с партнерами. При этом для нас очень важно качество услуг, которые мы предоставляем не только конечному потребителю, но и нашим партнерам.

- Cetelem входит в Группу BNP Paribas. Как строится взаимодействие Cetelem с банком «БНП Париба Восток», также входящим в эту группу? Нет ли пересечений на одном и том же поле потребительского кредитования?

- Да, это две структуры, которые входят в Группу BNP Paribas. Возможно, на некоторых сегментах рынка наши интересы теоретически могли бы пересекаться, но на практике мы работаем с различными группами клиентов и имеем разные модели бизнеса.

Если условно разделить клиентскую базу на несколько групп по социо-экономическим параметрам, то банк «БНП Париба Восток» работает с клиентами в сегменте среднего и высшего среднего класса, а клиенты Cetelem -это средний класс и массовый сегмент. Банк «БНП Париба Восток» предлагает розничные банковские услуги через банковские отделения частным лицам, малым предприятиям и корпоративным клиентам - это классический розничный банк, который имеет уже 26 отделений в пяти крупнейших городах России. А бизнес-модель Cetelem предусматривает предоставление кредитов через центры продаж в розничных магазинах и дилерских центрах.

Cetelem и БНП Париба Восток развивают синергию в области предложения продуктов и обслуживания клиентов. Например, мы анализируем, какие продукты БНП Париба Восток могут быть интересны клиентам Cetelem и наоборот.

Подчеркну, что Cetelem специализируется на выдаче потребительских кредитов, и мы хотим заниматься только этим. Бизнес-модель Cetelem не предполагает привлечения депозитов, предложения других розничных банковских продуктов или открытия собственных банковских отделений.

- Как осуществляется финансирование деятельности Cetelem, из каких источников?

- Мы не привлекаем депозиты населения, поэтому главный источник финансирования - это фондирование со стороны Группы BNP Paribas. Принадлежность к BNP Paribas - одному из шести сильнейших банков в мире, по данным Standard & Poor's, и, кстати, крупнейшему банку еврозоны по объему депозитов - позволяет нам иметь доступ к стабильному финансированию и привлекать средства на очень выгодных условиях. Благодаря этому во время кризиса мы имели возможность выдавать большие объемы кредитов, в то время как многие конкуренты снизили свою активность. Cetelem мог бы выдавать и большее количество кредитов, но на тот момент наша деятельность еще не была развита достаточно широко, и в частности - мы были ограничены параметрами регионального охвата в России. Сегодня мы предлагаем всю гамму продуктов в области потребительского кредитования на действительно выгодных условиях.  

досье
Филипп Безье был назначен управляющим директором российского подразделения Cetelem (Группа BNP Paribas) в марте 2010 года.
Филипп имеет более чем 20-летний международный опыт успешной работы в банковской сфере. До перехода в российское подразделение Cetelem Филипп в течение многих лет занимал руководящие должности в подразделениях компании в Чехии и Польше (свою карьеру он начал в 1986 году в Cetelem во Франции).
В 2004 году Филипп был назначен вице-президентом Cetelem в Чехии, а в 2006 году - вице-президентом Cetelem в Польше. В 2007 году под его руководством Cetelem в Польше стал одним из пяти ведущих игроков рынка потребительского кредитования. В том же году Филипп был назначен президентом банка после согласования с Национальным банком Польши. Филипп Безье пришел в Cetelem в России в 2008 году в качестве заместителя генерального директора.