«Настроение тревожно-депрессивное»

13 августа, за три дня до того, как стало известно, что Георгий Боос больше не будет губернатором, на сайте госзакупок конкурсное агентство Калининградской области разместило объявление о тендере на изготовление штандарта губернатора области и губернаторского янтарного нагрудного знака общей стоимостью 700 тыс. рублей. Теперь условиями тендера можно пользоваться, чтобы строить политические прогнозы: штандарт и нагрудный знак должны быть изготовлены к 21 сентября, а значит, у Георгия Бооса есть еще месяц на губернаторство в статусе «хромой утки».

Я ехал к Боосу брать у него последнее губернаторское интервью. Пять лет назад, когда его назначили, я брал первое, оно вышло под заголовком «Здравствуй, Боос!». А этой зимой, когда мы встречались сразу после самого массового антибоосовского митинга, я снова брал у него интервью, и он спросил, не собираюсь ли я озаглавить его «Прощай, Боос!». Тогда, по его мнению, прощаться было рано, а теперь, очевидно, поздно: Боос решил интервью не давать.

Подчиненные уходящего губернатора гадают, кем Георгий Боос будет дальше.

«Никто ничего не знает, но многие надеются остаться в его команде и дальше, версии звучат разные — от полпреда в одном из федеральных округов до мэра Москвы. А так, настроение тревожно-депрессивное»,— описывает обстановку в окружении Георгия Бооса руководитель управления внутренней политики правительства области Александр Бобошин. Управление, созданное по образцу одноименного подразделения администрации президента после январского многотысячного митинга противников губернатора, как говорит Бобошин, должно было «остановить эскалацию протестного настроения вне зависимости от персоналий, целью было сохранение стабильности, неважно, какая личность стоит во главе региона». Бобошин считает, что весной, когда Калининград жил от митинга до митинга, а «Единая Россия» на региональных выборах по всей стране выступила гораздо менее удачно, чем ожидало ее руководство, «возникшая тревога заставила Кремль применить к Калининграду эксклюзивные меры».

Эксклюзивные меры, о которых говорит чиновник,— это продолжительные переговоры между властями и калининградской оппозицией, закончившиеся отказом организаторов первых антибоосовских митингов от дальнейшей борьбы и позволившие фактически остановить протестное движение. Калининград перестал быть столицей российских несогласных, и Боос, как говорят его соратники, до последнего момента был уверен, что именно его кандидатуру «Единая Россия» выдвинет для переназначения. Но 16 августа генеральный совет партии обнародовал список из трех человек, которых «Единая Россия» рекомендует президенту для назначения губернатором Калининградской области. Георгия Бооса среди них не оказалось.

«Весьма весом, но все же недостаточен»

«К сожалению, уровень поддержки нашего друга и коллеги Бооса был хоть и весьма весом, но все же недостаточен для продолжения работы»,— сказал секретарь президиума генсовета «Единой России» Вячеслав Володин, комментируя невыдвижение Георгия Бооса. И хотя Володин называет Калининград особым случаем (видимо, в любом другом регионе такой, как у Бооса, «уровень поддержки» был бы достаточным), эти слова, скорее всего, описывают специфику не региона, а все-таки самого губернатора. Георгий Боос — единственный в стране региональный руководитель, против которого митинговали десятки тысяч граждан. С тем, что именно митинги стали причиной невыдвижения, не спорит никто ни в Калининграде, ни в Москве. Лидер калининградского движения «Справедливость» Константин Дорошок говорит: «Не нужно играть с терминами — это отставка, хоть она и оформлена как невыдвижение».

«Отставку Бооса я считаю нашей победой, победой наших митингов»,— говорит Дорошок. Он действительно имеет право так считать: в начале года «Справедливость», организовавшая антигубернаторские митинги, была, может быть, самой популярной в регионе политической силой, а самого Дорошка, перегонщика автомобилей и телемастера по основной профессии, многочисленные поклонники сравнивали с Лехом Валенсой. Но сейчас комментарии Дорошка звучат двусмысленно. В марте, отказавшись от проведения третьего митинга против Бооса и войдя в специально созданный консультативный совет при губернаторе, Дорошок неожиданно стал одним из наиболее лояльных ему калининградских политиков. Во всех своих выступлениях вплоть до того дня, когда стало известно о невыдвижении Бооса, он говорил, что новый губернатор региону не нужен, что Боос изменился под воздействием народного протеста, и менять его не следует.

Даже когда накануне объявления списка кандидатов стало известно, что несколько месяцев назад министр обороны Анатолий Сердюков по представлению Главной военной прокуратуры лишил Георгия Бооса звания полковника запаса, разжаловав губернатора до капитана из-за нарушений при присвоении этого звания, калининградская «системная оппозиция» во главе с Дорошком не выступила с критикой губернатора.

Теперь Александр Бобошин говорит, что не знает, как должен вести себя Дорошок, «чтобы не выглядеть смешным и жалким». А сам бывший калининградский Валенса, когда я его спрашиваю, не чувствует ли он неловкости в связи с тем, что победа, о которой он говорит, теперь не имеет к нему, поставившему на Бооса, никакого отношения, отвечает: «Политика всегда оборачивается палкой о двух концах». «Боос,— продолжает Дорошок,— крупный управленец с большой федеральной проходимостью, и все трое кандидатов не могут равняться с ним по управленческим и политическим качествам. Но калининградцы хотели сами выбирать из своих калининградских политиков, мы требовали этого на митингах, и «Единая Россия» нам такую возможность дала».

«Снобизм, зашкаливающий до спеси»

Тройка выдвинутых «Единой Россией» кандидатов и в самом деле выглядит как максимально возможная в отсутствие прямых выборов уступка требованию, о котором говорит Дорошок,— чтобы калининградцы выбирали калининградцев. Все трое претендентов — местные, и все трое побеждали на прямых муниципальных выборах. Депутат Госдумы Юрий Савенко был мэром Калининграда с 1998 по 2006 год и дважды выигрывал выборы, его преемник, нынешний глава города Александр Ярошук, также избирался напрямую, третий кандидат — глава Гусевского района Калининградской области Николай Цуканов выиграл выборы в 2005 году и, если не станет губернатором, собирается выдвигаться на второй срок этой осенью (и, как настоящий единоросс, скорее всего, победит).

««Единая Россия»,— говорит Константин Дорошок,— лишила калининградцев возможности упрекать ее в том, что она их не слышит. Все кандидаты пользуются определенным доверием у людей, поэтому итогом такого компромисса, скорее всего, станет снижение активности на весенних выборах (в марте 2011 года в Калининградской области выберут новую областную думу.— «Власть»). Поэтому перспективы нарушения монополии «Единой России» на власть, о которых мы говорили весь год, становятся более туманными».

Другой калининградский оппозиционер — депутат областной думы Михаил Чесалин, лидер профсоюза портовых докеров, представляющий в думе «Патриотов России», считает, что никакой уступки в выдвижении Савенко, Ярошука и Цуканова нет: «Да, они побеждали на выборах, но давно и при помощи административного ресурса своей партии». «Единственная победа демократии, о которой сегодня можно говорить,— это само невыдвижение Бооса,— считает Михаил Чесалин.— И это событие много значит не только для нас, но и для России. Впервые Кремль принял кадровое решение на основании мнения народа, впервые прямо сказано, что Боос не переназначен, потому что не пользуется доверием. Теперь дело осталось за малым — назначить того, кто доверием пользуется, но в предложенной тройке такого человека нет».

Имен политиков, пользующихся, по его мнению, доверием народа, Михаил Чесалин не называет, но говорит, что рассчитывает на президента, который имеет право внести на рассмотрение калининградской областной думы какого-нибудь другого кандидата: «вспомните, как было с Никитой Белых». По словам Чесалина, именно поэтому он и его коллеги по оппозиционной коалиции (в ней Чесалин самый влиятельный политик и единственный депутат облдумы) не перестанут проводить регулярные митинги против Бооса и «Единой России», впрочем, гораздо менее массовые, чем в начале года.

Очередной митинг запланирован на выходные, предшествующие публикации этого номера журнала. Константин Дорошок говорит, что на митинг не пойдет, потому что «это уже чистое лоббирование интересов Дацышина».

Александр Дацышин — работающий в Калининграде заместитель полпреда президента в Северо-Западном федеральном округе. В регионе его считают главным противником Бооса, и Дорошок говорит, что именно на назначение Дацышина губернатором рассчитывали те оппозиционеры, которые не прекратили протестовать против Бооса весной.

«Я действительно общаюсь со всеми оппозиционерами, но считать, что я их поддерживаю только потому, что дверь моего кабинета открыта в том числе и для них,— это полная чушь»,— говорит Дацышин. Своего конфликта с Боосом он не скрывает, но клянется, что занимать место Бооса не хотел.

«Губернаторских амбиций у меня нет,— говорит Дацышин,— меня вполне устраивает та роль, которую я играю сейчас. Я представляю в регионе федеральный центр, координирую силовые структуры и играть в политику не вижу смысла».

Вероятно, Александру Дацышину действительно нет смысла ни во что играть: в тройке претендентов от «Единой России» есть его близкий друг Александр Ярошук, известный калининградский бизнесмен: он владеет крупнейшей в регионе сетью магазинов стройматериалов и сантехники. В 2006 году он был избран главой города, но за четыре года так и не сумел сформировать имидж самостоятельного политика.

Чтобы было понятно: когда я спросил Ярошука, велись ли с ним какие-то консультации накануне выдвижения его кандидатуры в губернаторы, он ответил, что никаких консультаций не было. А когда я, удивившись, спросил, неужели ему никто не говорил, что его собираются выдвигать, ответил: «Конечно, говорили, но разве это называется консультация?»

«Я не знаю критериев, по которым производилось выдвижение,— говорит Ярошук,— поэтому даже не хочу думать, назначат меня или нет. Все в руках президента и Бога, а для меня ставка в этом случае гораздо меньше, чем жизнь».

О Георгии Боосе его возможный преемник говорит: «Губернатор — фигура, которая должна объединять, а не царствовать, а в нашей области эти понятия, к сожалению, перепутались».

Другие формально лояльные Георгию Боосу калининградские политики прощаются с губернатором в чуть более вежливых, но все равно двусмысленных выражениях.

«Он делал все возможное в меру своих способностей и своего видения»,— говорит о Боосе лидер «Единой России» в областной думе Константин Поляков. По его мнению, «единственное, о чем стоит сожалеть: кто бы ни стал губернатором, он начнет с остановки реализации как минимум некоторых проектов, не завершенных Георгием Валентиновичем» (о нереализованных планах Георгия Бооса см. справку).

«Георгий Боос возглавил область, уже будучи полностью сформировавшейся личностью, и не стал меняться под воздействием обстоятельств,— считает Александр Бобошин.— В нем слишком много романтики, он не умеет учитывать мелкие величины, которые имеют здесь значение, и еще свою роль сыграла приличная доля волюнтаризма». Вероятно, спохватившись — даже об уходящем начальнике так отзываться все-таки не стоит,— Бобошин переключается на калининградцев: «Знаете, у них специфический снобизм, зашкаливающий до спеси. За эти годы в ментальном плане они сдрейфовали в сторону мелочного прагматизма, такая инфантильно-стяжательская позиция: пусть Москва дает нам денег, делает нам дешевые авиабилеты и снизит транспортный налог, а мы будем плевать в сторону России, потому что там жизни нет».

Чиновник, наверное, прав — и про спесь, и про стяжательство, и про прагматизм. Но если этих качеств оказалось достаточно, чтобы заставить Кремль считаться с настроениями в регионе и впервые принять кадровое решение под воздействием митингов, может быть, перечисленные чиновником качества не так уж плохи?