bongartc150x200.jpgВ период острой фазы кризиса многие участники рынка доверили свои средства в управление иностранным банкам. О том, каким образом финансово-кредитной организации удалось справиться с резким притоком ликвидности, а также о том, как изменилась «корзина» доходов в посткризисный период, рассказал председатель правления Дойче Банка Йорг Бонгартц.

- Некоторые участники рынка отмечают, что сегодня существует проблема избыточной ликвидности. Согласны ли вы с этим мнением?

- Банки постепенно вернули ЦБ более дорогие источники ликвидности и заменили их более дешевыми. Например, ритейловые банки за счет привлечения средств населения смогли за короткий промежуток времени существенно нарастить свои активы. И на данный момент мы считаем, что примерно 25% активов в банковском секторе являются ликвидными. Это очень высокий коэффициент: до кризиса - 15%. Однако это объясняется несколькими причинами. Во-первых, российские банки исторически держат больше ликвидности, чем их иностранные «коллеги». Это связано с тем, что в России так и не удалось решить проблему отсутствия «длинных» ресурсов, кредитные организации не могут договориться с вкладчиками о размещении средств на долгосрочный период. В условиях высокой волатильности банки вынуждены страховаться и держать на своих счетах больше ликвидности.

Во-вторых, кредитование восстанавливается очень медленно из-за существования высоких рыночных рисков в стране и мире. Сегодня банки предпочитают работать с узким кругом качественных заемщиков. А заемщики, в свою очередь, как юридические, так и физические лица, стараются «жить» по средствам и сокращают размеры заимствований. Эти два фактора сдерживают рост кредитного портфеля.

Однако, как показывает статистика, основные экономические показатели улучшаются и ситуация стабилизируется. Официальные цифры подтверждают и наши клиенты, которые отмечают рост активности инвесторов на российском рынке. Изменение «настроений» сказывается и на деятельности нашего банка: объемы и количество расчетных операций, «домашних» и международных, увеличиваются.

Нельзя забывать о том, что в период кризиса компании и сами накопили достаточно много ликвидности благодаря тому, что уменьшили свою активность, сократили производство и расходы и отложили инвестиционные программы. В результате компании нефтегазового сектора, например, сформировали большую «подушку» финансовой безопасности и сейчас не нуждаются в заемных средствах.

- Существует ли у вас в банке избыточная ликвидность?

- В четвертом квартале 2008 года очень много клиентов, старых и новых, принесли к нам в банк свою ликвидность. Это было экстремальное время, и коммерческие организации искали инструменты для сохранения своих средств, пытались создать себе «подушку» безопасности на тот случай, если финансовые рынки закроются.

Мы не ограничивали приток средств, расценивая сложившуюся ситуацию как шанс для расширения своей доли на рынке. При этом мы осознавали, что подобная политика может впоследствии нам дорого стоить, потому что мало принять средства - необходимо их еще и адекватно разместить. Сейчас мы понимаем, что приняли правильное решение.

Основной приток ликвидности у нас произошел за счет банков-партнеров, которые размещали у нас свои средства. Стоит отметить, что на тот момент мы могли им предложить минимальную маржу, стремящуюся к нулю. Однако даже на таких условиях они готовы были размещать у нас средства, потому что с рынка поступало много отрицательных новостей даже от крупнейших мировых банков. И наш банк многие рассматривали как «тихую гавань».

Что касается корпоративного сектора, то ситуация развивалась практически так же: казначеи крупных промышленных корпораций, как правило, размещали свободную ликвидность у трех-четырех банков-партнеров. При этом многие предприятия были даже готовы размещать валютные депозиты без процентов.

- Опасен ли, по вашему мнению, избыток ликвидности?

- Дефицит ликвидности можно исправить с помощью поступления в банковскую систему государственных ресурсов. От избыточной ликвидности избавиться гораздо сложнее.

Теоретически в случае возникновения избыточной ликвидности банки должны начать снижать процентные ставки по кредитам. Таким образом, баланс между спросом и предложением восстанавливается и объем ликвидности на рынке оптимизируется. Если проблема избыточной ликвидности растягивается на длительный промежуток времени, то это значит, что рыночные механизмы саморегулирования не срабатывают. То есть банки производят слишком много ликвидности, которую они не в состоянии адекватно размещать. Пока участникам рынка не удастся избавиться от «нервозности» и пока они не достигнут взаимопонимания, рыночные механизмы не включатся.

Отвечая на первый вопрос, скажу, что из-за существования избыточной ликвидности и снижения уровня процентных ставок доходность банковского бизнеса снижается. Как я уже говорил, избыток денежных средств приводит к снижению ставок по кредитам, соответственно, процентные доходы банков падают. Однако данная статья доходов может компенсироваться за счет роста комиссионных платежей. Например, Дойче Банк сейчас значительную часть прибыли формирует за счет увеличения количества и объема расчетных операций, расширения продуктовой линейки.

- То есть если банки не найдут эффективные механизмы для зарабатывания денег, то по итогам года они могут показать отрицательный результат?

- Завершение года «в минусе» некоторыми банками исключать нельзя. Хотя я не думаю, что из-за этого последствия в целом для банковской системы или для отдельных банков будут очень серьезными.

Сейчас спрос на кредитование растет. На рынке существует много фирм, которые хотят получить кредит, но не могут. Прежде всего это представители малого и среднего бизнеса, компании третьего эшелона. Использовать этот «ресурс» банкам пока мешают высокие риски, о которых я уже говорил.

- Вы отмечаете рост конкуренции на банковском рынке?

- Конкуренция увеличивается, но клиенты по-прежнему предпочитают не предпринимать рисковых действий и выбирают надежность. Те клиенты, которые пришли к нам в острую фазу кризиса, и сейчас остаются с нами. Правда, если раньше средства у них были размещены в двух-трех крупных банках, то сегодня число партнеров увеличилось до пяти-десяти. Это нормальная ситуация.

Однако мы должны активно конкурировать с другими банками. Но конкурировать мы должны не за ликвидность (как я уже говорил, у нас сверхликвидность, и она нам невыгодна), а за обслуживание клиентов.

- Некоторые компании досрочно пытаются выплатить дорогие кредиты, полученные в кризис. Не усугубляет ли это явление ситуацию дефицита качественных заемщиков?

- Действительно, такая тенденция наблюдается как на внутреннем, так и на международном рынках. Однако заемщик не всегда может (или не всегда это ему выгодно) досрочно погасить дорогой заем, так как кредиторы в большинстве случаев предусматривали в договоре такую возможность и выставляли достаточно жесткие условия. Поэтому переговоры ведутся, но массового характера данное явление пока не получило.

- Каковы ваши прогнозы на 2010 год? Каких вы ждете финансовых результатов по его итогам?

- Если говорить о результатах первых месяцев, то из-за стабилизации ситуации на рынке начали заключаться крупные сделки, которых в прошлом году практически не было. Второе положительное для банка явление - расширение нашей доли на рынке коммерческих банковских услуг. Я ожидаю, что в этом году комиссионные доходы банка вырастут.

Кроме того, операции на глобальных валютных рынках, инструменты по хеджированию рисков, структурные решения, которые мы предлагаем нашим клиентам, также приносят хорошую прибыль. Замечу, что когда на рынке растет неуверенность, наша доходность в этом секторе растет, потому что клиенты хотят застраховаться от колебаний процентных ставок, валютных рисков.

Какой результат к концу года принесет эффект процентных ставок, пока рано говорить. Многое зависит от того, как будет развиваться ситуация во второй половине года. Однако уже в первом полугодии наша маржа по сравнению с докризисной сократилась практически в два раза.

Если в 2010 году доходность и будет меньше, чем в 2009-м, то эта разница будет совсем незначительной. При этом стоит отметить, что 2009 год был для нас достаточно результативным.