Мировым банкам грозит новый кризис ликвидности

Европейские банки всерьез обеспокоены кризисом государственной задолженности, но, помимо этого, существует еще одна угроза, которая не привлекает столь массового внимания: по мнению авторов статей в газетах The New York Times и Washington Post, в ближайшие год-два финансовые организации по всем миру должны погасить краткосрочные долги на триллионы долларов.

В последнее время со стороны Европейского ЦБ, Банка Англии и Международного валютного фонда звучали предупреждения о грядущем кризисе, особенно в Европе, где банки и так испытывают достаточные трудности с привлечением средств.

5.jpg

Источник: Банк международных расчетов

Их опасения состоят в том, что банки, нуждающиеся в финансировании, будут конкурировать с правительствами за интерес рынка облигаций. В результате кредит для бизнеса и потребителей может стать еще дороже и дефицитнее, что неблагоприятным образом скажется на экономическом росте.

Сумма задолженности мировых банков перед держателями облигаций и другими кредиторами достигла почти $5 трлн., и срок погашения этого долга наступит, согласно расчетам Банка международных расчетов, в 2012 году, при этом на Европу приходится обязательств на $2,6 трлн. К 2012 году банки США должны рефинансировать около $1,3 трлн., и хотя эта сумма вовсе не смехотворная, аналитики больше опасаются за банковскую систему Европы, которая и так отягощена долговым кризисом.

Вопрос о том, откуда банки возьмут такие деньги, остается открытым. Притом, что инвесторы обеспокоены чрезмерной задолженностью Греции, Испании, Ирландии и других стран Европы, многие банки неохотно продавали облигации, обычно используемых для привлечения средств, которыми они затем кредитуют компании и потребителей.

Кризис финансирования берет свое начало от общемировой тенденции краткосрочных займов.

Практика краткосрочного заимствования и долгосрочного кредитования стала причиной кризиса мировой финансовой системы в 2008 году, когда краткосрочное финансирование иссякло, и банки остались без ликвидности, при этом некоторые из них были бы банкротами без господдержки.

Правительственные банковские гарантии, выданные в ответ на кризис, также непреднамеренно стимулировали краткосрочное кредитование. Обычно гарантии выдавались на несколько лет, и банки выпустили соответствующие облигации.

Другие банки, воспользовавшись разницей между краткосрочными и долгосрочными ставками, брали дешевые кредиты на рынках капитала или в центральных банках и выдавали своим клиентам по более высоким долгосрочным ставкам.

Проведенное в ноябре исследование Moody’s Investors Service показало, что срок погашения новых облигаций, выпущенных банками за последние пять лет, в среднем достигает 4,7 лет – а это самый короткий средний срок за 30 лет.

С тех пор появились новые проблемы, связанные с опасениями по поводу Греции и Испании и возможной рецессии в Европе. Инвесторы не уверены, какие из организаций в хорошей форме, а какие сидят на пачках плохих долгов и потенциально «скисших» правительственных облигаций.

В мае выпуск облигаций финансовыми организациями в Европе снизился до $10,7 млрд. по сравнению с $106 млрд. в январе и $95 млрд. в мае 2009 года. С тех пор объем эмиссии более-менее восстановился до $42 млрд. в июне и $19 млрд. на текущий момент в июле.

Здесь мог бы помощь стресс-тест, который проводят европейские регуляторы, если бы им удалось убедить рынки, что состояние большинства банков хорошее. По мнению Сандипа Агарвала из Credit Suisse, участники рынка могут разделиться на две категории: на те, у кого есть, и те, у кого нет. Здоровые банки смогут относительно легко привлекать финансирование, но более слабым придется платить больше.

Из-за этого самым слабым из банков, возможно, придется прибегнуть к слиянию, обратиться за госпомощью или сократить объем операций, а некоторые из них и вовсе свернуть. С таким трудным выбором могут столкнуться земельные банки Германии, сберегательные банки Испании и другие проблемные организации.

Недостаточное банковское финансирование может создать сложности для Европейского Центробанка, который стремится отучить банки от дешевой наличности, которую он начал предоставлять в разгар финансового кризиса. Если банки не смогут привлечь необходимые средства на открытом рынке, ЕЦБ придется решать, поддерживать ли их в дальнейшем.

При этом сами банки настаивают, что рынки им доверяют, и что они смогут получить нужный объем финансирования. К примеру, в немецком Bayerische Landesbank убеждены, что позиция банка устойчива, и что он обладает необходимыми средствами и почти не нуждается в дополнительном финансировании. В Commerzbank, которым частично владеет правительство Германии, также настаивают, что ликвидность банка отвечает требованиям регуляторов.

Но даже если с привлечением средств проблем нет, банкам все равно грозит переход к периоду более высоких ставок, что негативно скажется на прибылях. По мнению аналитиков, стоимость заимствования возрастет быстрее, чем банки смогут переложить ее на плечи клиентов.

Жизнь без доллара

По многим причинам для доллара настали не лучшие времена, и он, возможно, неспособен соответствовать высоким требованиям резервной валюты. Авторы журнала Fortune пытаются представить мир без всемогущего «зеленого» в этой почетной должности.

Допустить такую мысль непросто. Доллар США давно существует как мировая валюта: по данным МВФ, примерно 64% мировых валютных резервов составляют доллары. Но, учитывая скачки «зеленого» в последние годы, возможно, настало время диверсифицировать мировые резервы. Как раз именно этим и занимаются руководители некоторых центральных банков.

Такая ситуация сложилась именно тогда, когда ряд экономистов и законодателей призывают уйти от доллара в качестве главной мировой валюты. В недавнем отчете ООН говорится, что колебания доллара были слишком беспорядочными, а центральным банкам рекомендуют заменить его чем угодно, кроме единой валюты, или даже различными международными валютами.

Одной из возможных замен являются специальные права заимствования (СПЗ), международный резерв, созданный Международным валютным фондом в 1969 году. СПЗ не носят в кармане, как наличные. Они представляют собой потенциальные требования на валюты членов МВФ. Так как стоимость СПЗ базируется на корзине главных мировых валют (доллары США, иены, евро и фунты), она обычно не настолько волатильна, как отдельная валюта. Центральные банки России и Китая высказались в поддержку этой идеи.

Проблема ухода от доллара поднималась уже не единожды. Идея мировой валюты витает в воздухе десятилетиями, а британский экономист Джон Мейнард Кейнс зашел так далеко, что предложил концепт независимого всемирного центрального банка с собственной валютой. Вряд ли эти идеи будут вскоре воплощены в жизнь, но, похоже, наступает пора изменить лицо мировой резервной системы.

В апреле прошлого года страны G20 санкционировали выпуск МВФ новых СПЗ на $250 млрд., чтобы помочь странам увеличить резервы на фоне финансового кризиса. Подобные решения принимаются нечасто, поэтому они имеют большое значение. Последний раз предложение о выпуске СПЗ рассматривалось еще в 1997 году, но не получило необходимого количества голосов. Обычно МВФ выдает займы в СПЗ, которые страны могут обменять на любую валюту. К примеру, по сегодняшнему курсу $1 млн. обменяли бы на 670000 СПЗ.

Несмотря на недавнее укрепление доллара к евро, за последние восемь лет он потерял более четверти своей стоимости. Такая ситуация особенно беспокоит страны с развивающейся экономикой, которые владеют крупными объемами долговых обязательств, номинированных в долларах, и, в основном, это казначейские ценные бумаги США. При этом снизилась не только стоимость доллара, официальные ставки также близки к нулю, и доходность облигаций упала до рекордных минимумов.

Руководители центральных банков начали избавляться от американских долговых обязательств на фоне растущего дефицита и замедления роста экономики США. Согласно информации Morgan Stanley, за первый квартал центробанки сократили долю долларовых резервов почти на один процентный пункт с 58,1% до 57,3% и увеличили долю других валют, в основном, канадских и австралийских долларов.

Догнать и перегнать реформу

Не успели американские законодатели принять новые законы для Уолл-стрит, как банкиры снова оказались на шаг впереди. Газета The New York Times рассказывает, как им это удалось.

Опасаясь, что новые законы снизят прибыли, банки, вначале основательно потратившись на лоббирование против реформы, теперь перешли к плану Б: адаптироваться к новым правилам и извлечь максимум преимуществ.

К примеру, столкнувшись с новыми ограничениями комиссий по дебетовым картам, Bank of America, Wells Fargo и другие банки вводят комиссии за пользование расчетным счетом. Вынужденные открыто торговать производными, титаны вроде J.P. Morgan Investment Bank и Goldman Sachs наращивают брокерские операции с деривативами.

Даже когда дело доходит до запрета ставок, сделанных на собственные средства, банки нашли некое подобие выхода из ситуации: позволяя некоторым трейдерам продолжать делать такие ставки при условии, что они также работают с клиентами.

По подсчетам аналитиков, в краткосрочной перспективе изменения, навязанные новой реформой, могут сократить прибыли банковской индустрии на 11%. В долгосрочной перспективе Уолл-стрит сможет заделать эту брешь, поступив, как обычно: изобретая продукты, помогающие заработать на новых законах.

Совет директоров Morgan Stanley заслушает предложения о том, как адаптировать стратегию банка. Citigroup уже избавился от рискованных инвестиционных подразделений, запрещенных законом, направив вырученные средства в другие сферы деятельности. 90 участников проектной команды J.P. Morgan ежедневно работают над планом адаптации.

Если банкам придется потерять миллиарды долларов из-за новых законов, они также будут вынуждены найти новые источники дохода, чтобы возместить этот ущерб. К примеру, клиентам, скорее всего, придется попрощаться с бесплатными расчетными счетами, а также приготовиться к повышению комиссий на другие услуги.

Такие банки, как Wells Fargo, Regions Financial и Fifth Third, взимают с новых клиентов ежемесячную плату за обслуживание большинства базовых счетов в размере от $2 до $15, то есть до $180 в год. Даже TCF Financial, чья маркетинговая кампания строилась на «абсолютно бесплатных расчетных счетах», начал брать комиссии в преддверии новых законов.

Конечно, во многих случаях клиенты могут избежать комиссий, оставляя на счету минимальный остаток или пользуясь другими услугами, к примеру, дебетовыми картами.

Накануне принятия законопроекта Bank of America объявил о введение нового счета без комиссий. Ловушка состоит в том, что вкладчикам придется отказаться от обслуживания в местном отделении, пользоваться только банкоматами Bank of America и получать выписки только в онлайн-режиме.

И такие предложения будут появляться все чаще. К примеру, Fifth Third ввел дополнительные услуги в добавление к базовому расчетному счету, такие как оповещения о мошенничестве и брокерские скидки, но теперь клиентам придется платить за обслуживание. JPMorgan Chase намеревается повысить размер годовой комиссии по дебетовым картам с призовыми баллами или уменьшить количество самих баллов.

В то время как коммерческие банки первыми почувствуют перемены, связанные с принятием закона, инвестиционные банки готовятся к более фундаментальным изменениям в таких прибыльных видах деятельности, как торговля производными.

Раньше банки продавали сложные деривативы клиентам напрямую, прикарманивая приличные комиссии, при этом принимая на себя значительные риски. Теперь же большинство производных будут продаваться через клиринговые палаты, которые возьмут риски на себя, а банки просто станут посредниками в этих операциях, и им придется конкурировать по цене и качеству обслуживания. В результате банкам пришлось потратить десятки миллионов долларов на замену компьютерных систем для лучшей эффективности в сложные времена.

Несколько месяцев более ста человек, от трейдеров до риск-менеджеров и программистов, вели работу по модернизации гигантского подразделения J.P. Morgan Investment Bank по продаже деривативов. Citigroup направил несколько десятков сотрудников на похожие проекты, и может создать подразделение международных клиринговых услуг.

Чтобы копить или чтобы тратить?

К потоку сложных лекарств, призванных облегчить боль в процессе выздоровления после рецессии добавилось еще одно, теперь уже простое: недавно британская компания Bank Machine запустила первую в Великобритании сеть банкоматов, которые выдают только пятифунтовые банкноты. По словам представителей фирмы, 21 аппарат, набитый купюрами самого мелкого достоинства, поможет британцам меньше тратить и больше экономить.

По словам управляющего директора компании, наличные, особенно мелкие купюры, помогают людям планировать бюджет. Журнал Time рассуждает, так ли это на самом деле.

Согласно бихевиористской (поведенческой) экономике – быстро развивающейся области науки, которая изучает влияние психологии на принятие финансовых решений – высказывание руководства Bank Machine одновременно и справедливо, и ошибочно: если у человека все время под рукой только наличные – это хороший способ сэкономить, но только если эти банкноты достаточно крупные.

В ходе исследования в 2001 году ученые исследовали две группы людей, которые боролись за заветные места на баскетбольную игру, при этом испытуемые в первой группе пользовались кредитной картой, а во второй – наличными. Оказалось, что участники эксперимента, платившие кредитной картой, в среднем предлагали вдвое больше тех, кто платил наличными. Еще один эксперимент показал, что люди, которым выдавали подарочный сертификат для покупок в магазине и предоставляли возможность обменять этот сертификат на наличные и оставить их себе, были склонны тратить больше, чем те, у кого были наличные (при этом они также могли их не тратить и оставить у себя).

Причина такова: необходимость платить снижает удовольствие от покупки, как полагают экономисты, при этом, чем очевиднее физический переход денег, тем сильнее психологический удар. Так что, покупая новую пару обуви по подарочному сертификату, человек страдает меньше, чем отдавая хрустящие купюры за эту же пару. Кредитные карты, лишая человека необходимости отдавать деньги прямо сейчас и давая при этом возможность заплатить гораздо позднее, еще лучше смягчают эту боль. Иными словами, побороть тягу к транжирству можно, если хранить деньги в виде наличных.

Конечно, для некоторых шопинг с пятифунтовыми банкнотами может сработать как тормоз. При этом данные ЦБ показали, что потребители с более низкими доходами предпочитают платить наличными, чтобы контролировать свои расходы, а возможность выбора номинала купюр при снятии наличных в банкомате могло бы помочь им планировать бюджет.

С пятифунтовой банкнотой свои проблемы. В обращении таких купюр мало: если в 1990 году на них приходилось 11% всего объема выпущенных Банком Англии билетов, но в наши дни едва набирается 3%. Эта купюра в основном выдается как сдача, и поэтому не так часто возвращается в систему оптовой дистрибуции, как более крупные банкноты. В связи с этим их не часто заменяют новыми. Операторы банкоматов, стремясь избегать слишком частой заправки машин, а также постоянной необходимости обрабатывать потрепанные купюры, всегда неохотно держали пятифунтовые банкноты.

Однако общественный спрос на них высок. Примерно 93% платежей в Великобритании на сумму менее Ј5 производятся наличными. Неудивительно, что, по сведениям ЦБ, примерно половина британского населения отправится на поиски не очень удобно расположенного банкомата, если будет знать, что он выдает «пятерки». ЦБ усиленно работает, чтобы увеличить доступность банкнот, которые появились более двухсот лет назад. В последнее время Банк Англии запустил несколько пилотных проектов совместно с ведущими банками и супермаркетами именно с этой целью, а также публично одобрил новые банкоматы Bank Machine.

Но вот в чем загвоздка. Если человек будет снимать по одной купюре за раз, то он будет отказываться от покупок, на которые не хватает этой суммы. Но большинство снимает больше одной купюры, следовательно, тратить будут еще больше.

Еще одно исследование показало, что люди реже тратят наличные, имея одну более крупную купюру, чем несколько мелких. Естественное нежелание разбивать крупные банкноты означает, что если иметь одну 20-фунтовую бумажку вместо 20 по одному фунту, человек реже выкладывает деньги. Таким образом, выходит, что пятифунтовые банкоматы Bank Machine рассчитаны на эффект, противоположный озвученному.

Новые зарплатные тенденции: акции-«призраки»

Скандалы с банковскими бонусами набирают обороты в конце каждого квартала. К примеру, как пишет газета The Guardian, на этой неделе JP Morgan Chase зарезервировал $5,8 млрд. на выплату премиальных сотрудникам инвестиционных подразделений за полгода, и это не считая $550 млн. налога на бонусы, который ввел британский министр финансов Алистер Дарлинг.

Однако банкиры хитры на выдумку. Журнал Money рассказывает, что малоизвестная практика эмиссии так называемых «призрачных» акций может стать новой тенденцией при выплате зарплат сотрудникам финансовых организаций.

Как бы сверхъестественно это ни звучало, акции-«призраки» не имеют ничего общего ни с какими оккультными ритуалами секты корпоративного мира. Скорее, это просто обещание выплатить работнику премию, которая напрямую привязана к курсу акций компании, но сами акции при этом не выдаются.

До недавних пор выпуск «призрачных» акций проводился, по большей части, частными компаниями, которые не хотели передавать работникам реальную долю собственности. Но эксперты считают, что к такому способу могут прибегнуть и многие крупные компании. К примеру, в прошлом году страховой гигант AIG намеревался выплатить 100 самым высокооплачиваемым сотрудникам блоки акций, которые были привязаны к нескольким подразделениям, а не обычными ценными бумагами, торгуемыми на бирже. В итоге компания отказалась от этого, но сейчас ее сотрудники могут получить ценные бумаги, привязанные к акциям и долговым обязательствам.

По словам экспертов, в пользу перехода на акции-«призраки» говорят два фактора. Во-первых, компаниям не придется «разводнять» существующие акции, как это обычно бывает, если платить сотруднику реальными ценными бумагами. Во-вторых, работник стремится поскорее продать реальные акции, и в результате компаниям бессмысленно платить ценными бумагами, если сотруднику они не нужны.

В настоящее время лишь немногие крупные компании выпускают «призрачные» акции: они стремятся избежать возможной головной боли с бухгалтерией, а также опасаются, что в случае крупных прибылей им придется раскошелиться. Кроме того, компании не хотят вводить в заблуждение сотрудников, которые могут не понять, что они в итоге получают. Однако некоторые эксперты полагают, что акции-«призраки» начнут выпускать гораздо больше компаний, особенно в секторе финансовых услуг. На самом деле Bank of America уже выдавал такие бумаги своим топ-менеджерам в 2006 году.

Считается, что примеру BofA последуют и другие банки. Для привлечения капитала в период начала кризиса в 2007 году банки выпустили значительный объем новых акций. В результате институциональные инвесторы и консультанты следят за тем, чтобы существующие акции больше не «разводнялись».