djikovich300.jpgДосье Bankir.Ru. Ассоциация Банков Северо-Запада - негосударственная коммерческая организация, объединяющая банки, НКО и другие организации, деятельность которых связана с функционированием кредитно-денежной системы в Северо-Западном регионе. Образована в 1989 году как Ленинградской Ассоциации коммерческих банков (АКБ), в 2001 году преобразована в Ассоциацию банков Северо-Запада. Президент АБСЗ с 1996 года – Владимир Джикович.

- Владимир Велийкович, как, по вашему мнению, отразился финансовый кризис на банковском рынке Северо-Западного региона? Можно ли уже говорить о «кредитной оттепели», ведь многие банки активизировали свои действия по привлечению клиентов на продукты данной категории?

- Вынужден констатировать, что пока банковский рынок региона находится в фазе стагнации. Да, обстановка перестала ухудшаться, но и отчетливо выраженного направления увеличения объемов кредитования нет. Если обратиться к формальным статистическим данным, то, после резкого падения в 2009 году, сейчас мы наблюдаем увеличение показателя всего на 2,5%. Причем в нем заложена как валютная составляющая (рост курса валют привел к переоценке обязательств), так и погрешность примерно в полтора процента. Вот и получается, что увеличения объемов кредитования нет – по крайней мере, пока мы его не видим. И говорить о том, что кризис закончился – рано.

Безусловно, банки закладывают себе программу развития кредитования, расширяют свой продуктовый ряд. Но делается это в режиме ожиданий на улучшение ситуации.

Что примечательно: в разных банках мы наблюдаем диаметрально противоположные тенденции развития. Некоторые ужесточили условия по кредитованию, а другие, наоборот, либерализуют кредитные продукты, даже делают их более льготными, чем это было до кризиса.

Так что оптимистичные надежды присутствует, но они ещё не подтверждаются какими-то конкретными цифрами, когда можно было бы сказать, что да – рост реально существует.

- Как обстоит дело с ростом пассивов? Не возникает ли у банков в данной ситуации избытка ликвидности?

- Да, на сегодня существует определенная избыточная ликвидность, которую испытывают многие банки. Одна из причин – приток вкладов населения. В условиях кризиса люди стали задумываться о будущем, и, соответственно, больше сберегать. А успешное функционирование системы страхования вкладов обеспечило доверие к кредитным учреждениям, как средствам сбережения. Кроме того, недвижимость, в которую многие инвестировали временно свободные средства, потеряла свойство ликвидности. По сути, осталось не так много альтернатив банковским вкладом.

- Куда банки размещают свободные средства?

- Универсального алгоритма нет. В какие инструменты, и в каком соотношении размещать средства каждый банк определяет индивидуально – будь то фондовый рынок, валюта или другие альтернативы.

- Вы упомянули о либерализации условий кредитования. Какие виды кредитов затронуты этим процессом?

- В большей степени - потребительские кредиты. Что касается бизнес-кредитования, то в нем произошли некоторые изменения, но я бы не сказал, что существенные. Например, обязательным условием теперь является личное поручительство учредителей компании. За время кризиса стало понятно, что вопрос залогов законодательно недостаточно проработан. И реализовать залоговое право, когда клиент не хочет расставаться с имуществом, крайне сложно. Поэтому личные поручительства являются необходимым условием, при котором предоставляется кредит.

С уверенностью могу сказать, что для реально работающего малого бизнеса в Петербурге нет проблем с получением кредитных средств. Существуют все условия: банки располагают средствами для краткосрочного кредитования, и есть возможность на недостающую часть залога получить поручительства Фонда содействия кредитования малого бизнеса. У многих банков, вступивших в программу фонда, неизрасходованные лимиты, а некоторые ни одного договора не заключили – их уже нужно исключать. Вовсе не потому, что банки не хотят кредитовать – нет спроса со стороны субъектов малого предпринимательства. Как показатель, Ассоциация проводила семинар по кредитованию для малых предприятий в одном из районов города – на него пришли представители десяти банков и всего два предпринимателя.

- В чем, по вашему мнению, причины снижения спроса на кредитные ресурсы со стороны среднего и малого бизнеса?

- Первоочередная причина в том, что выжившие компании перестали расширять бизнес – сейчас они поддерживают в рабочем режиме то, что есть. Соответственно, отпала потребность в дополнительных финансовых вливаниях. Плюс часть малых фирм просто закрылась, не выдержав падения спроса на свои услуги. В меньшей степени, но также влияет неспособность компаний компетентно вести учет и предоставлять банкам необходимые для оформления заявок финансовые расчеты.

- По итогам 2009 года показатель просроченной задолженности в Северо-Западном регионе был хуже, чем в целом по России – с какими причинами Вы это связываете?

- Я считаю, что регион не выделяется критическими проблемами с просроченной задолженностью. Если превышение и было, то оно было не значительным. Мы идем где-то вровень с общероссийскими показателями.

Скорее следует говорить о вопросе оценки просроченной задолженности – это не абсолютный показатель с жестким алгоритмом расчета. Реструктурированные кредиты в него не входят. Плюс нет четкого понятия о том, что берется в расчет - тело кредита, весь кредит целиком или только та часть, которую в срок не оплачена. Разница показателей вполне может быть обусловлена погрешностью расчетов.

- На днях закончилось действие измененных правил Центрального банка по оценке просроченной задолженности и связанных с ней норм резервирования. Каким образом будет производиться оценка в дальнейшем?

- Эти изменения свою функцию успешно выполнили – позволили банкам избежать создания избыточных резервов, что значительно сократило бы их прибыль. В дальнейшем по «старым» кредитам, выданным до 30 июня, будут действовать старые правила, а по обязательствам, возникшим после 1 июля – будут действовать новые условия. То есть, по сути, все проблемные долги остались в рамках льготных условий. А при выдаче новых кредитов, банки должны быть достаточно осмотрительны, чтобы не допустить попадания обязательств в разряд просроченных.

- А как вы относитесь к идее банковской докапитализации? В частности, к заявлению о планируемом увеличении капитала до 1 млрд. рублей…

- Плановое увеличение капитала до 90 миллионов рублей прошло достаточно легко. Следующий этап (повышение до 180 млн. руб.) также не сулит никаких проблем. Все закономерно и соответствует текущему состоянию банковского сектора.

Что касается цифры в 1 млрд. рублей – то она, если будет официально названа, вызовет, скорее, отрицательный эффект.

Во-первых, этот показатель будет выше, чем банковский минимальный капитал, установленный в европейских странах. Мне непонятно, почему у нас должны быть требования выше, чем в Европе? Ведь состояние российской экономики пока далеко от европейского. Во-вторых, это искусственное регулирования рынка – что всегда плохо, поскольку перестают работать нормальные рыночные механизмы.

Когда начался кризис, собственники банков, без всякой команды со стороны законодателей, начали увеличивать капитал. Они были вынуждены это сделать, так как в следствие увеличение резервов резко упала прибыль. Вот это и есть естественное регулирование рынка.

- Наверняка этот вопрос будет активно обсуждаться на грядущей Северо-Западной банковской конференции. Возможно, в рамках мероприятия, банковское сообщество сформирует какие-то предложения для дальнейшего обсуждения на законодательном уровне?

- Целью конференции не является формирование каких-то конкретных предложений. Скорее, это возможность обсуждения сложившейся ситуации на межбанковском уровне, анализ происходящих процессов и принятых нововведений – в рамках рабочей встречи и обмена опытом.

- В прошлом году велась дискуссия о жизнеспособность частного банкинга в России. Представители АСВ в своих выступлениях заверяли, что доли участия агентства в проблемных банковских структурах будут проданы частным инвесторам. Много ли таких сделок прошло за год?

- Насколько мне известно, прошла одна сделка с некрупным региональным банком. Но по году судить рано – это очень маленький срок.

Возьмем для примера наиболее проблемный с очки зрения активов банк нашего региона – ВЕФК. Сейчас 50% акций банка принадлежит АСВ, 25% НОМОС-банку и 25% финансовой корпорации "Открытие". Сейчас последняя откупает 25% у НОМОСа и понятно, что в дальнейшем выкупит оставшуюся долю у АСВ. Если даже на такие проблемные активы нашелся покупатель, то можно не сомневаться, что и более благополучные» структуры найдут своих инвесторов и будут откуплены у АСВ.

Даже сейчас я наблюдаю ни одного инвестора, ищущего варианты вложения средств в приобретение кредитного учреждения. Важно, чтобы желания соотносились с возможностями.

- На прошлой конференции было декларировано намерение объединения двух банковских ассоциаций федерального уровня – АРБ и АРБР. За год ни одного шага к объединению предпринято не было. Вы считаете, что наличие двух ассоциаций обосновано?

- Мое мнение, что объединение было бы более полезно банковскому сообществу. Две ассоциации конкурируют между собой, что позволяет «ловить» их на противоречиях. Если бы банки на федеральном уровне представляла одна структура, было бы больше возможностей для лоббирования интересов сообщества.

Так что объединение нужно было сделать давно. Насколько оно реально – об этом я не могу судить.

Мы не говорим о региональных ассоциациях – они занимаются конкретными, прикладными вопросами, и их существование оправдано.

- Но из региональных объединений «на слуху» лишь Ассоциация банков Северо-Запада. Создается впечатление, что наш регион единственный имеет подобную структуру…

- Здесь вы ошибаетесь. Банковских объединений и ассоциаций в нашей стране больше тридцати. Просто, они, как и банки - очень разные. Есть те, где за названием не стоит никакой реальной работы – просто встречи от случая к случаю, как клубы по интересам.

 У нас нормальная хорошая региональная ассоциация, которая построена в соответствии с понятием, что такое профессиональное объединение и как оно должно работать. Есть комитеты, комиссии, центры обучения, информационная поддержка. Принят кодекс – любой банк, становясь членом ассоциации, добровольно принимает на себя дополнительные обязательства. Во многом нам помогает большой опыт работы – в декабре АБСЗ будет 21 год.

Также из успешно функционирующих объединений могу назвать Уральский банковский союз и Ассоциацию кредитных организаций Тюменской области.

- Над какими основными вопросами сейчас работает АБСЗ?

- Мы, как региональное объединение, занимаемся больше прикладными задачами помощи банкам. При Ассоциации создано Северо-Западное бюро кредитных историй, которое позволяет заметно снижать кредитные риски. Восемьдесят процентов всех решений о кредитовании принимаются банками региона после того, как заёмщики пройдут проверку по наши базам данных.

Сейчас возникла новая проблема – работа с плохими активами. В соответствие с потребностями членов Ассоциации, мы приступили к реализации проекта, позволяющего реализовывать непрофильные активы с помощью ассоциации.

Изначально нами было предложено создание фонда для аккумулирования проблемных активов – но проект состоялся бы только в том случае, если бы появилась возможность с его помощью восстановить резервы. Банк России такое предложение не одобрил, поэтому пришлось действовать в других направлениях.

Для реализации автотранспорта нами был создан специальный интернет-портал, где можно выставить изъятый залог на продажу и найти покупателя. Возможности ресурса мы стараемся постоянно расширять и совершенствовать. Помимо этого, существует стоянка, куда банки могут размещать автомобили на сохранение до момента продажи.

Второе направление - реализация недвижимости. Данный процесс крайне сложен и длителен, даже при наличии согласия клиента. У большинства региональных банков отсутствуют специализированные структуры, занимающиеся подобными вопросами – ведь это непрофильная для банка деятельность.

Для того, чтобы снять с банков эту «допнагрузку», Ассоциация подписала договор с Палатой недвижимости Северо-Запада, которая сможет обеспечить сопровождение таких сделок до момента реализации. При этом банк общается по своей проблеме только с нами. Крупные банки, конечно, будут заниматься залогами сами. А местные смогут не разрастаться лишними структурами. Если схема заработает, мы существенно облегчим жизнь многим банкам

- Помимо практических вопросов, участвует ли Ассоциация в разработке предложений по законодательному регулированию банковской деятельности?

- Хоть мы и видим основное направление работы в практической помощи банкам, безусловно, нельзя быть полностью в стороне от обсуждения законодательных вопросов и норм регулирования рынка. Ассоциация занята в межбанковском совете при Совете Федерации, при Союзе промышленников и предпринимателей, в рабочей группе при Госдуме, в структурах АРБ, АРБР и АСВ.

Если говорить о наших достижениях в этой области – нельзя не упомянуть закон о страховании вкладов. Ведь до его принятия, средства наших граждан не были застрахованы никак. И первые же банкротства банков выявили, что люди безвозвратно теряют деньги, а государство за это не отвечает.

Для борьбы с такой ситуацией мы организовали в Петербурге Фонд страхования вкладов. Средства собрали не очень большие, и удалось осуществить страхование вкладов только наиболее социально незащищенной группы населения - пенсионеров. Как пример, на базе этого фонда в дальнейшем был разработан закон о страховании вкладов. Получается, мы стояли у самых истоков, и очень рады, что сумели на базе петербургской ассоциации создать прообраз столь необходимого закона.

Его обсуждали более десяти лет – зато сейчас он эффективно работает и позволяет нивелировать негативные явления, связанные с отдельными банкротствами банков. Он прямого действия – деньги выделены, понятно, откуда они приходят, как работает система. С момента принятия он ни разу не дал сбоев. В условиях кризиса система страхования вкладов просто спасла банковскую систему.

Несмотря на сложную финансовую ситуацию, вклады населения только возросли. Три четверти получателей средств АСВ не теряют доверие к банковской системе а, наоборот, оставляют деньги в новом банке.

- Вы не считаете, что нужно расширять перечень вкладов, подпадающих под действие закона? В частности, страховать средства юридических лиц и индивидуальных предпринимателей?

- В перспективе, безусловно, нужно переходить к западной практике, где существует система страхования всех счетов и вкладов, вне зависимости, принадлежат они физическим или юридическим лицам.

В первую очередь закон должен охватить счета пенсионных фондов и ИП. Очень надеюсь, что соответствующие поправки будут в скором времени приняты.

Я акцентирую внимание на пенсионных фондах, так как это те же средства пенсионеров, и если они пропадут, то пострадает социально незащищенная категория населения. Поэтому они должны быть гарантированы в полном объеме. А малый бизнес – это, по сути дела, те же деньги, что и у частников. И здесь уместно ввести максимальные ограничения.

- Все это очень логично. А что мешает прямо сейчас внедрить западную практику в действие?

- Нехватка средств фонда. Не стоит забывать, что он формируется за счет отчислений банков. И, если на ИП можно их не повышать (страхового покрытия хватит и достаточно расширить закон), то все, что дальше, требует дополнительных вливаний. Чтобы закон не стал декларацией намерений, а продолжал реально работать, для покрытия средств малого бизнеса, например, потребуется дополнительно 400 млрд. рублей. Сейчас система работает четко и отлажено. Если что-то и происходит с банком - в течение двух недель проблем нет. Просто заявить популистки о сохранности средств СМП не позволяет элементарный расчет средств, которые есть в фонде.

- Необходимость принятия каких законодательных актов уже назрела в банковской среде?

- Я считаю, что сейчас уже есть необходимость принятия закона о потребительском кредитовании. Эта идея возникла ещё пять лет назад, но тогда была справедливо отклонена. Не было достаточно практического опыта, наработок, понимания возможных проблем. Сейчас все это есть и остро назрела необходимость принятия законодательного акта, четко регулирующего все нюансы процесса.

Нужно ли брать комиссию за открытие ссудных счетов и, если да, то какую? Какими должны быть штрафы за досрочное погашение, и при каких условиях банк имеет право их взимать? Где должны рассматриваться судебные споры – по месту нахождения банка или месту жительства заёмщика? Когда страхование является навязанной услугой, а когда необходимой, в том числе и для самого клиента? Таких вопросов много, и все они сейчас являются объектом судебных споров. Причем в аналогичных делах суд с равным успехом может встать как на сторону банка, так и заёмщика. Принятие закона о потребительском кредите автоматически сняло бы все эти противоречия.

- Что вы думаете о возможном принятии закона о банкротстве физических лиц?

- Я его не вижу, не чувствую и не понимаю, что он даст. От недобросовестных заемщиков банки и так защищены законом о кредитных историях.

В глазах обывателя нормы закона о банкротстве – это возможность взять кредит и не возвращать. У нас пока и само понятие банкротства мало кто правильно осознает. Население финансово неграмотно – его нужно учить элементарным вещам, финансовым и экономическим. До уровня, чтобы каждый гражданин понимал, что такое банкротство физических лиц со всей глубиной ответственности, нам ещё очень далеко. И сейчас принятием недостаточно продуманного нормативного акта можно нанести существенный вред всей банковской системе.

Прежде всего, это невыгодно самим получателям кредита. Банк, компенсируя возросшие риски невозвратов, обязан будет защищаться ужесточением условий и повышением процентных ставок. Так что пока банковское сообщество выступает против принятия этого законопроекта, в том виде, в котором он существует.