И одновременно заявил, что 1 июля заканчивается ряд принятых в кризисный период послаблений для банков по формированию резервов под выданные кредиты, что по идее должно привести к росту тех же самых кредитных ставок. На самом деле противоречия здесь нет. Власти хотят, чтобы кредиты стали доступнее, но лишь для узкого круга избранных.

С 1 июня Банк России снизил ставку рефинансирования на 0,25% — с 8 до 7,75% годовых. Ставка ЦБ достигла нового исторического минимума. Это уже четвертое снижение ставки в текущем году; с начала 2010-го она поэтапно была снижена на 1%: с 8,75 до 7,75%. Впрочем, до рекорда 2009-го, когда ставка рефинансирования в течение года снижалась десять раз — с 13 до 8,75%, ЦБ пока не дотягивает.

Но, возможно, к этому стремится. Во всяком случае, 28 мая глава ЦБ Сергей Игнатьев, комментируя снижение ставки, заявил, что "снижение ставок Банком России еще в состоянии стимулировать рост кредитования в РФ". Однако от прямого ответа на вопрос о дальнейшей судьбе ставки ЦБ он уклонился, сообщив лишь, что "Банк России намерен сохранить режим ежемесячного рассмотрения советом директоров вопроса о процентных ставках".

Многие авторитетные экономисты полагают, что нынешние рекордно низкие кредитные ставки в России хотя и соответствуют уровню инфляции, но не соответствуют уровню рисков. Так, например, считает экс-министр экономики РФ, а ныне глава Сбербанка Герман Греф. "Ставки, которые есть сейчас в экономике, не отражают реальную оценку рисков. Риски в экономике значительно выше, чем это было в 2006-2008 годах, а ставки значительно ниже",— заявил он 1 июня на форуме "Стратегия-2010, итоги реализации и новые вызовы". "Низкими ставками мы загоним инвесторов в инвестпроекты,— добавил глава Сбербанка.— А когда тренд будет "откручиваться" обратно, у нас появится новое банкротство компаний и банков. В ближайшие годы может появиться большое количество нереализованных проектов, которые могут оказаться в том числе и на балансах банков".

С главой Сбербанка, перешедшим из лагеря чиновников в лагерь банкиров, не согласен, впрочем, глава Агентства по ипотечному жилищному кредитованию (АИЖК) Александр Семеняка. "Если говорить о динамике процентных ставок, мы ожидаем, что к концу этого года ставки вернутся на тот уровень, который был в 2008 году, то есть порядка 12% годовых",— заявил он 1 июня. И напомнил, что, по оценке АИЖК, текущий средний уровень ипотечных процентных ставок составляет 14% годовых, а по оценкам участников рынка,— 17% годовых. Что, кстати, хорошо иллюстрирует зазор между официальной и "народной" точками зрения даже в таком вроде точном вопросе, как финансовый учет.

В этом споре регулятор ставок — Банк России — как будто согласен с опасениями Германа Грефа относительно новых угроз роста уровня рисков. 1 июня ЦБ подтвердил, что антикризисные послабления в нормах обязательного резервирования, как и планировалось ранее, закончат свое действие 30 июня.

Речь идет об указании ЦБ от 23 декабря 2008 года N 2156-У. Напомним, что в документе позволялось не снижать оценку качества ссуды при возникновении краткосрочной просроченной задолженности по ней. В результате банки получили возможность не увеличивать размер отчислений в ЦБ при возникновении просроченной задолженности.

До кризиса при возникновении просроченной задолженности регулятор под угрозой отзыва лицензии требовал увеличить размер отчислений более чем вдвое — с 20 до 50% от суммы кредита. Столько же будет требовать и теперь.

И так же строго.

В кризис ослабление нормативов резервирования ЦБ помогло многим банкам выжить. Но ЦБ с самого начала предупреждал, что документ носит временный характер. Сначала предполагалось, что он будет действовать до конца 2009 года. Однако 11 декабря 2009 года срок его действия был продлен до 30 июня. И вот теперь ЦБ объявил, что нового продления не будет и временно ослабленные нормы резервирования вернутся к докризисному состоянию.

Налицо явное ужесточение политики регулятора. Следовательно, он видит, что уровень рисков в системе действительно возрос.

И для этого есть основания. Так, согласно данным Банка России, общий объем кредитов, выданных экономике банковской системой в текущем году, за март вырос более чем в полтора раза — с 1,9 трлн руб. на 1 марта до 3,4 трлн руб. на 1 апреля. Однако общая сумма задолженности экономики (включая просроченную) перед банковской системой за этот период практически не изменилась: 9,08 трлн руб. на 1 марта, 9,15 трлн руб.— на 1 апреля. Схожая картина наблюдается с начала 2009 года: объем кредитования растет, но общая сумма задолженности почти не увеличивается. Таким образом, имеет место не расширенное кредитование экономики, а скорее, реструктуризация старой задолженности и, быть может, замещение ранее выплаченных кредитов новыми.

Правда, существуют и факторы, толкающие кредитные ставки вниз. Прежде всего в этом направлении действует политическая воля властей. Так, президент Дмитрий Медведев еще 6 февраля заявил: "Мы должны последовательно заниматься снижением кредитной ставки для всей экономики и особенно для субъектов малого и среднего бизнеса". Как видим, для "всей экономики" ЦБ это указание выполнил. В какой мере это коснется тех самых субъектов малого и среднего бизнеса, о которых печется президент и которых ЦБ непосредственно не кредитует, видимо, понятно из слов главы Сбербанка Германа Грефа.

Еще одним фактором, объективно работающим на снижение ставок, является низкая инфляция (по оценкам экспертов, 6% годовых на конец мая). Впрочем, и тут есть "банковская оппозиция". "Никто не верит в длительность тренда снижения инфляции, и до конца года здесь может произойти перелом. Надо очень осторожно относиться к дальнейшему снижению, сейчас самая главная проблема — изменение тренда",— еще одно из заявлений Германа Грефа от 1 июня.

Но есть и чисто рыночный процесс — рост пассивов банков, прежде всего депозитов физлиц. За первый квартал 2010 года общая сумма их вкладов увеличилась на 312,7 млрд руб., или на 4,2%. А за четыре месяца рост составил 552,4 млрд руб., или 7,4%.

Расширяя же пассивы, банки не могут не расширять активы. И не могут не конкурировать за заемщика, в том числе снижая ставки по кредитам.

Наконец, ужесточение норм резервирования ЦБ не является фактором, однозначно толкающим ставки по кредитам вверх. Да, у банков увеличиваются резервы и, соответственно, уменьшается возможный объем кредитования. Но в то же время увеличение резервов означает и снижение рисков для банков.

Так что, скорее всего, ставки по кредитам вверх все-таки не пойдут. Наоборот, для качественных заемщиков они могут даже снизиться. А вот отбор заемщиков банкам теперь придется осуществлять еще строже. Возможно, в этом и заключается смысл решений ЦБ: усилить естественный рыночный отбор, которого в кризис, когда спасали всех, отечественная экономика была временно лишена.