Изучавшим экономическую науку наверняка известен принцип « laissez faire».

«Laissez faire, laissez passer» – это классическая формула, предписывающая государству не вмешиваться в хозяйственную деятельность частных лиц; дословно переводится как «позволяйте идти (кто куда хочет), позволяйте делать (кто что хочет)». В качестве доктрины подобная система взглядов оформилась на рубеже XVII-XVIII веков как протест против чрезмерного регулирования экономической деятельности со стороны правительства; зенита в своем развитии она достигла в 70-х годах XIX века, а затем пошла на спад, поскольку наступили времена неистребимого стремления государств к всемогуществу.

В связи со сказанным возникает естественный вопрос: где же в настоящее время проходит тот «водораздел» между государством и гражданином, как субъектом экономической деятельности, вне зависимости от того, занимается ли последний предпринимательской деятельностью без образования юридического лица, с образованием юридического лица или же вообще не имеет никакого касательства к предпринимательской деятельности, а работает по трудовому договору или осуществляет свою деятельность на основании договоров гражданско-правового характера?

Для ответа на данный вопрос есть смысл обратиться к Конституции Российской Федерации и посмотреть, какие обязанности налагает государство на гражданина по отношению к самому себе, а не в отношении воспитания и образования детей или заботы о нетрудоспособных родителях. Нас не слишком будут интересовать и обязанности, которые, безусловно, имеют отношение и к государству, но в значительной степени касаются просто соблюдения правил человеческого общежития. Имеются в виду нормы статьи 44 о том, что каждый обязан заботиться о сохранении исторического и культурного наследия, беречь памятники истории и культуры; статьи 58, согласно которой каждый обязан сохранять природу и окружающую среду, бережно относиться к природным богатствам и статьи 59 о защите Отечества.

Основной интерес для нас будут представлять те обязанности, которые связаны с перераспределением доходов. Собственно говоря, формально такая обязанность только одна – она предусмотрена в статье 57 и гласит, что каждый обязан платить законно установленные налоги и сборы. Для предметного разговора приведем здесь определения налога и сбора.

Под налогом понимается обязательный (1), индивидуально безвозмездный платеж (2), взимаемый с организаций и физических лиц в форме отчуждения принадлежащих им на праве собственности, хозяйственного ведения или оперативного управления денежных средств в целях финансового обеспечения деятельности государства (3) и (или) муниципальных образований.

Под сбором понимается обязательный взнос, взимаемый с организаций и физических лиц, уплата которого является одним из условий совершения в отношении плательщиков сборов государственными органами, органами местного самоуправления, иными уполномоченными органами и должностными лицами юридически значимых действий, включая предоставление определенных прав или выдачу разрешений (лицензий).

Кроме того, напомним нормы части 3 статьи 35 Конституции Российской Федерации о том, что никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда. Принудительное отчуждение имущества для государственных нужд может быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения.

А теперь – внимание! – вопрос: как субъекты предпринимательской деятельности, скажем, организации, осуществляющие операции с денежными средствами или иным имуществом, должны расценивать те издержки, которые они несут, к примеру, в целях реализации Федерального закона «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» (далее – Закон № 115-ФЗ)?

Для ответа на поставленный вопрос нам придется ответить на несколько подвопросов.

Во-первых, являются ли эти издержки обязательными? Безусловно, так как организации, осуществляющие операции с денежными средствами или иным имуществом, не могут уклониться от исполнения обязанностей, предусмотренных Законом № 115-ФЗ, ибо в соответствии с частью 2 статьи 15 Конституции РФ органы государственной власти, органы местного самоуправления, должностные лица, граждане и их объединения обязаны соблюдать Конституцию Российской Федерации и законы. (Правда, в статье 55 уточняется, что в Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина. Кроме того, осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц).

Во-вторых, возмещаются ли эти издержки организациям, осуществляющим операции с денежными средствами или иным имуществом? Нет, конечно же. Тот факт, что организации, осуществляющие операции с денежными средствами или иным имуществом, стараются перенести бремя этих издержек на конечного потребителя, не говорит об их возмездности. Это же можно сказать и о налогах и сборах. Следовательно, для этих организаций такие издержки носят индивидуально безвозмездный характер.

В-третьих, с какой целью несут эти издержки организации, осуществляющие операции с денежными средствами или иным имуществом? Учитывая тот факт, что, согласно статье 71 Конституции Российской Федерации оборона и безопасность находятся в ведении Российской Федерации (а не юридических лиц), мы должны констатировать, что рассматриваемые издержки организации, осуществляющие операции с денежными средствами или иным имуществом, несут в целях обеспечения деятельности государства.

Конечно, формально данные издержки не называются налогом; акты законодательства о налогах и сборах должны формулироваться таким образом, чтобы каждый точно знал, какие налоги (сборы), когда и в каком порядке (размере) он должен платить. В отношении рассматриваемых издержек мы ничего такого не наблюдаем, однако существование подобных издержек нельзя отрицать. Подобное обременение организаций, осуществляющих операции с денежными средствами или иным имуществом, можно рассматривать как скрытое налогообложение в целях обороны и безопасности. Эти издержки нельзя смешивать с теми издержками, которые организации несут в целях обеспечения безопасности и защиты своего бизнеса, хотя и можно допустить, что они в чем-то пересекаются, но далеко не полностью.

В связи с вышеизложенным возникает вопрос: насколько соответствует Конституции Российской Федерации обременение субъектов экономической деятельности подобными издержками? Видимо, ответить на этот вопрос мог бы только Конституционный Суд Российской Федерации (КС РФ). Однако прямо такой вопрос перед КС РФ не ставился. Можно только попытаться его спрогнозировать.

Перво-наперво КС РФ отметил бы (как он это сделал в своем Постановлении от 17 декабря 1996 г. № 20-П), что согласно статье 35 Конституции Российской Федерации право частной собственности охраняется законом (часть 1); каждый вправе иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им как единолично, так и совместно с другими лицами (часть 2); никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда. Принудительное отчуждение имущества для государственных нужд может быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения (часть 3).

Тем не менее, КС РФ не раз подчеркивал, что право частной собственности не является абсолютным и не принадлежит к таким правам, которые в соответствии со статьей 56 (часть 3) Конституции Российской Федерации не подлежат ограничению ни при каких условиях. Следовательно, по смыслу статьи 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации, оно может быть ограничено федеральным законом, но только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Это соответствует общепризнанным принципам и нормам международного права, в частности Всеобщей декларации прав человека от 10 декабря 1948 года, согласно которой каждый человек имеет обязанности перед обществом, в котором только и возможно свободное и полное развитие его личности (часть первая статьи 29); при осуществлении своих прав и свобод каждый человек должен подвергаться только таким ограничениям, какие установлены законом исключительно с целью обеспечения должного признания и уважения прав и свобод других и удовлетворения справедливых требований морали, общественного порядка и общего благосостояния в демократическом обществе (часть вторая статьи 29). Аналогичное положение о допустимости ограничения прав человека и гражданина предусмотрено также Международным пактом об экономических, социальных и культурных правах от 19 декабря 1966 года (статья 4).

Будучи последовательным в отстаивании своей позиции, КС РФ констатировал бы, что налог является необходимым условием существования государства и поэтому обязанность платить налоги, закрепленная в статье 57 Конституции Российской Федерации, распространяется на всех налогоплательщиков в качестве безусловного требования государства. Налогоплательщик не вправе распоряжаться по своему усмотрению той частью своего имущества, которая в виде определенной денежной суммы подлежит взносу в казну, и обязан регулярно перечислять эту сумму в пользу государства, так как иначе были бы нарушены права и охраняемые законом интересы других лиц, а также государства.

В этой обязанности налогоплательщиков (в том числе граждан, занятых предпринимательской деятельностью с образованием юридического лица) воплощен публичный интерес всех членов общества. Поэтому государство вправе и обязано принимать меры по регулированию налоговых правоотношений в целях защиты прав и законных интересов не только налогоплательщиков, но и других членов общества.

Отталкиваясь от этой позиции КС РФ, мы должны были бы признать, что, заплатив налог, налогоплательщик исполнил свою обязанность по обеспечению прав и охраняемых законом интересов других лиц, а также государства, и уж оставшейся суммой своего имущества он может распоряжаться исключительно в интересах своего бизнеса и занятых в нем людей без оглядки на государство.

Увы! Государство нашло способ «поиметь» организации, осуществляющие операции с денежными средствами или иным имуществом, и за рамками налоговых правоотношений, перекладывая на них часть обязанностей, которые согласно Конституции Российской Федерации являются прерогативой Российской Федерации, то есть государства.

Используя подобный прием, властные структуры могут перекладывать на граждан – в том числе граждан, занятых предпринимательской деятельностью с образованием юридического лица, – множество обязанностей, которые ранее находились в исключительной компетенции государства.

Соответствует ли это статье 2 Конституции России, согласно которой человек, его права и свободы являются высшей ценностью и что признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства, решайте сами.

Может быть, правы были Ильф и Петров, когда говорили: спасение утопающих – дело рук самих утопающих.