konstandyan.jpgВ начале 2010 года в состав акционеров Промсвязьбанка вошел Европейский банк реконструкции и развития. Эта сделка стала одной из самых ярких на посткризисном рынке M&A. О том, как вхождение в капитал нового международного инвестора повлияло на деятельность банка, а также о том, какие источники пополнения ресурсной базы сегодня доступны кредитным организациям, рассказал первый вице-президент Промсвязьбанка Артем Констандян.

Долгоиграющая сделка

- Как известно, в начале этого года Европейский банк реконструкции и развития приобрел миноритарный пакет акций -11,75% уставного капитала Промсвязьбанка. Как вам удалось в кризисное время привлечь ЕБРР, который всегда придерживался достаточно жесткого подхода к оценке активов?

- Промсвязьбанк сотрудничает с Европейским банком реконструкции и развития более шести лет и, кстати, является его крупнейшим заемщиком и крупнейшим контрагентом в банковском секторе. Интерес к вхождению в капитал Промсвязьбанка ЕБРР проявлял и до кризиса, но тогда у нас не было необходимости в расширении круга акционеров. В нестабильной экономической обстановке приход нового инвестора стал дополнительным гарантом стабильности и надежности кредитной организации, поэтому, когда тема возникла вновь, мы согласились. Не скрою, нам было очень приятно, что крупнейший международный инвестор проявил к нам интерес в такое непростое время.

В результате в феврале 2009 года мы приступили к обсуждению условий сделки, в ноябре подписали соглашение, а феврале этого года закрыли сделку. Это достаточно короткий срок для заключения сделки подобного масштаба. Таким образом, сегодня у Промсвязьбанка уже два международных акционера.

- Почему все-таки возникла необходимость привлечь иностранного инвестора? Решение проблем с ликвидностью, проведение докапитализации?

- На момент заключения сделки у нас не было проблем с ликвидностью; более того, сейчас в банке ее переизбыток. Повышение капитализации, безусловно, всегда положительно сказывается на устойчивости банка и повышает его статус на финансовом рынке. Допэмиссия позволила нам увеличить капитал первого уровня на 54 млрд рублей. Однако повышение капитализации банка на момент заключения сделки не являлось нашей основной целью. Дополнительную эмиссию Промсвязьбанк проводит каждый год, а иногда и чаще. Пожалуй, основное значение данной сделки заключается в том, что вхождение такого уважаемого инвестора, как ЕБРР, в состав акционеров повысило имидж банка как в России, так и за рубежом.

- Как отреагировал Commerzbank на приход третьего акционера?

- Наши отношения с Commerzbank всегда были прозрачными и доброжелательными. Когда перспектива заключения сделки по вхождению ЕБРР в капитал Промсвязьбанка прояснилась, мы сразу же сообщили нашему иностранному инвестору о начале ведения переговоров с новым потенциальным акционером. Commerzbank воспринял эту новость очень позитивно и оказывал активное содействие при подготовке тройственного соглашения акционеров. Более того, Commerzbank (через свою дочернюю компанию Commerzbank Auslandsbanken Holding AG) наряду с ЕБРР принял участие в допэмиссии акций Промсвязьбанка, тем самым сохранив свою долю.

- В результате этой сделки у иностранных инвесторов оказался блокирующий пакет акций. Как это скажется на деятельности и структуре управления банка?

- Уточню, что у нас два миноритарных акционера: у Commerzbank - 15,32%, у ЕБРР - 11,75% акций. Только их совокупный пакет является блокирующим. В соответствии с российским законодательством решения, для которых требуется квалифицированное большинство, могут быть заблокированы акционерами, обладающими свыше 25% акций. Теоретически миноритарные акционеры могут объединиться для реализации какого-то совместного плана. Однако мы поддерживаем постоянный диалог с нашими инвесторами, и у нас, как правило, не возникает принципиальных разногласий при принятии решений.

Очевидно, что изменения произойдут в составе совета директоров. В него войдет представитель ЕБРР. Замечу, что мы всячески приветствуем участие наших акционеров в работе совета директоров банка. Таким же правом - наличие представителя в составе совета директоров - обладает и Commerzbank, но он пока им не воспользовался. Совет директоров - это орган управления, который не только формально одобряет решения, предлагаемые менеджментом, но и реально участвует в разработке и утверждении стратегии банка. Кстати, на протяжении уже почти двух лет в состав совета директоров банка входят и независимые члены. Ни в менеджменте банка, ни в системе управления никаких радикальных изменений из-за прихода нового акционера не ожидается, хотя уровень технической поддержки со стороны Европейского банка, скорее всего, возрастет, поскольку ЕБРР накопил большой опыт работы в финансовом секторе стран Центральной и Восточной Европы и, уверен, готов делиться с нами своими знаниями и опытом.

Хотел бы отметить, что Промсвязьбанк идет по классическому пути перехода от структуры частого банка к публичной компании. На всем протяжении своего развития банк последовательно укреплял свою акционерную структуру, и сейчас он постепенно готовится к тому, что число акционеров может увеличиться.

- То есть в банк придут еще акционеры?

- IPO не исчезло из долгосрочной стратегии развития банка. Мы были готовы выйти на публичный рынок осенью 2008 года, однако кризис скорректировал наши планы. Сейчас говорить о том, когда мы соберемся провести IPO, очень сложно. Все зависит от того, как будет развиваться ситуация на рынке.

- Возможно, что ЕБРР увеличит или, наоборот, сократит свою долю в капитале Промсвязьбанка?

- Горизонт вхождения ЕБРР в капитал Промсвязьбанка составляет около пяти лет. В обозримом будущем мы не ожидаем изменения доли международного инвестора, хотя нельзя полностью исключать такой возможности. Например, при размещении акций банка на бирже или привлечении третьего инвестора ЕБРР может частично продать свой пакет акций. Однако, как я уже сказал, наиболее вероятно сохранение той пропорции, которая существует сейчас.

M&A «разморозится» в 2011 году

- А были другие инвесторы, готовые купить банк или войти в состав его акционеров?

- Конечно. Возможно, я сделаю нескромное заявление, но Промсвязьбанк является самым интересным активом в банковском секторе, который остается до сих пор в частных руках. До кризиса нами активно интересовались и стратегические, и портфельные инвесторы. Не секрет, что у нас долго шли переговоры с Commerzbank, который изначально предлагал стратегическое партнерство.

В острую фазу кризиса инвесторы взяли паузу, но достаточно непродолжительную. Признаюсь, я думал, что период затишья будет гораздо дольше. Сейчас интерес инвесторов к российскому рынку снова вернулся. В первую очередь их интересуют портфельные инвестиции, при этом потенциальные акционеры готовы заходить в банк хоть сегодня, до того, как он станет котируемым.

- А с каким мультипликатором инвесторы готовы были купить банк до кризиса?

- Не могу назвать конкретную цифру, но Промсвязьбанк не уступает ни по одному параметру тем банкам, которые были проданы до кризиса.

- Средний мультипликатор до кризиса был около трех капиталов…

- Сейчас таких коэффициентов на рынке не применяется, скорее всего, мы не скоро их снова увидим.

- С каким мультипликатором сегодня могут совершаться сделки на рынке M&A в банковском секторе?

- Сейчас сделок на рынке практически не происходит, поэтому на этот вопрос сложно ответить. Могу только сослаться на котировки публичных российских банков. Исходя из котировок акций мультипликатор к капиталлу для Сбербанка находится на уровне около 2,4, для ВТБ - 1,5. Тем не менее интерес к развивающимся рынкам - в частности, к российским банкам - возвращается. Мы ожидаем пусть и не скачкообразного, но значительного роста мультипликаторов.

- То есть рынок M&A в скором времени оживет?

- Хороших компаний на рынке не так много. Качество большинства «невостребованных» до кризиса активов далеко не самое лучшее. Однако, несмотря даже на эти обстоятельства, сделки будут.

Необходимо понимать, что процесс подготовки к любой сделке, привлечение стратегического инвестора или публичное размещение занимает длительное время, поэтому в 2010 году мы вряд ли услышим о громком вхождении нового инвестора в капитал российского банка. А вот в 2011 году я не исключаю совершения как стратегических сделок с иностранцами, так и публичных размещений российских банков на бирже.

Кредит на благо имиджа

- Вы планируете получить синдицированный кредит. На каких условиях он привлекается? С какой целью?

- С точки зрения ликвидности эта сделка не имеет для нас никакой добавленной стоимости. Средства, привлеченные банком в результате получения синдицированного кредита, по сути дела, только пополнят избыточную ликвидность Промсвязьбанка. Объем этого синдицированного кредита, если рассуждать в масштабах Промсвязьбанка, невелик. Привлечь $200 млн сегодня можно легко и на рынке депозитов. К тому же они будут получены приблизительно на таких же условиях, как и синдицированный кредит.

Однако любое заимствование на внешних рынках содержит элемент публичности: присутствие на рынке, поддержание взаимоотношений с банками-партнерами, кредиторами, в частности с ЕБРР, играет большую роль при принятии решения об организации займа.

- Когда, по вашим оценкам, восстановится рынок синдицированного кредитования?

- Для качественных заемщиков рынок открыт. Примечательно, что предложений от потенциальных банков-организаторов нашего синдицированного займа поступило гораздо больше, чем в докризисные времена. Как я уже сказал, для крупнейших российских банков привлечение денег с внутреннего и зарубежных рынков сейчас проблемой не является. К сожалению, внешние рынки открыты не для всех. Качеству заемщиков и контрагентов сейчас уделяется повышенное внимание.

- Если внешний рынок открыт, то почему другие банки не организуют синдицированных займов?

- Самым крупным банкам это не нужно, а средним, как я уже сказал, недоступно. Пионером на рынке синдицированных займов выступил МДМ Банк, теперь на внешние рынки дорогу «утаптывает» Промсвязьбанк. Возможно, нашему примеру последуют и другие банки.

- Теоретически синдицированные кредиты сегодня доступны для банков ТОП-30?

- Я думаю, что публичные заимствования сейчас ограничены кругом банков ТОП-20, плюс единичные случаи. Есть не очень большие кредитные организации, в основном это банки, в капитал которых входят иностранные акционеры. Подобные структуры также могут выйти на международные рынки. Но это как раз исключение, которое подтверждает правило.

- На каком уровне сейчас находятся ставки и на какой срок привлекаются средства?

- Таких низких ставок на внутренних и внешних рынках не было никогда. Например, нынешний синдицированный кредит окажется даже дешевле, чем все наши предыдущие заимствования. Дело в том, что в условиях избыточной ликвидности ставки везде снизились. Правда, на старте кризиса Центральный банк пошел «против течения» и начал повышать ставку рефинансирования, но сейчас ситуация изменилась, и на внутреннем российском рынке ставки упали до исторического минимума. Поэтому для качественных эмитентов-заемщиков сейчас лучшее время для привлечения заимствований.

Привлекать иностранные кредиты в разумных объемах, по моему мнению, сегодня нужно. Это, во-первых, повышает доверие инвесторов к банку. Во-вторых, деньги с внешних рынков по сравнению с альтернативными источниками являются наиболее дешевым пассивом, а часто - и наиболее длинным.

- Внешние заимствования после кризиса мало интересовали банки из-за произошедшей девальвации и спроса со стороны заемщиков именно на рублевые кредиты. Существует ли сегодня проблема с размещением иностранных займов?

- Такой проблемы сейчас нет. Рубль укрепился, и в краткосрочной перспективе его падения не ожидается. Время, когда от валютных кредитов все разбегались в разные стороны, позади. Немаловажным сегодня является то, что ставки по валютным заимствованиям все-таки ниже, чем по рублевым.

Таким образом, цена хеджирования валютных рисков значительно сократилась, и валютные заимствования вернули свою привлекательность. Другое дело, что банки сами, при определении валюты кредитования, исходят из валютной структуры выручки заемщика, дабы не умножать кредитные риски, уровень которых сейчас, как известно, и так высок.

- Внешэкономбанк свернул программу предоставления субординированных кредитов. Насколько это решение было своевременным?

- Институт субординированных кредитов был очень своевременным и полезным для банковской системы, так как позволил многим крупным банкам поддержать свою капитализацию в кризисный период. Сейчас государство решило свернуть эту программу, руководствуясь, вероятно, принципом, что худшее позади. В целом это решение вполне оправданно: у крупных банков источники дополнительной капитализации уже вернулись. Однако у средних банков таких возможностей как не было, так и нет.

- Одно дело - привлечь, другое - разместить. Куда направляет банк привлеченные средства?

- Действительно, сегодня сложилась такая ситуация, когда крупному банку сложнее разместить ресурсы, чем привлечь. Мы направляем средства в традиционные инструменты - корпоративные кредиты, кредиты малому и среднему бизнесу, со второй половины этого года планируем активно развивать розничное кредитование. Кроме того, за последнее время у нас сильно увеличился портфель ценных бумаг, в основном представленный облигациями, входящими в ломбардный список Банка России.