Взаимные фонды

Инвестиционные компании, управляющие активами взаимных фондов, являются крупнейшими в мире небанковскими институциональными инвесторами. Сами взаимные фонды являются одним из наиболее интересных феноменов в мировой финансовой сфере. Этот процесс захватил практически все страны, за исключением небольшой группы государств, расположенных в основном в Восточной Азии.

Хотя взаимные фонды создаются для обслуживания финансовых потребностей населения, в ряде стран они активно используются корпорациями и институциональными инвесторами. Это, в частности, характерно для фондов денежного рынка и фондов облигаций, которые обслуживают мелкие компании. Взаимные фонды, инвестирующие в корпоративные акции, обычно используются пенсионными фондами для работы с мелкими компаниями. Так, в Бразилии значительная часть активов взаимных фондов принадлежит пайщикам, не являющимся домашними хозяйствами. Отчасти это обусловлено системой налогообложения финансовых трансакций: чтобы избежать налогов, пенсионные фонды инвестируют средства во взаимные фонды, не подпадающие под налогообложение. Пайщики, не являющиеся домашними хозяйствами, широко представлены также во взаимных фондах во Франции и США.

Взаимные фонды используются также и инвесторами-нерезидентами. Эта практика особенно распространена в Люксембурге, Гонконге, Ирландии, Сингапуре и Швейцарии. Активы нерезидентов очень сложно выделить из общей массы вкладов.

Наконец, имеют место разная степень охвата финансовых показателей статистикой отдельных стран и различия в определении некоторых понятий, в частности типов взаимных фондов.

Появившись еще в конце ХIX века, взаимные фонды по сути стали неотъемлемыми участниками финансовых рынков лишь 30 лет назад, после того как в 70-е годы прошлого столетия в США был создан первый взаимный фонд денежного рынка (money market mutual fund). Вскоре эти специализирующиеся на инвестициях в краткосрочные долговые инструменты денежного рынка фонды начали успешно конкурировать с банками, в частности благодаря более высоким доходам, которые получали инвесторы, высокой ликвидности своих активов и доступности услуг. Создание первого взаимного фонда денежного рынка в США было реакцией на ограничение уровня процентных ставок по банковским депозитам: банкам было запрещено устанавливать процентные ставки на уровне рыночных в условиях высокой инфляции, которая привела к значительному повышению рыночных ставок и сделала невыгодным размещение денег на банковских депозитах. Впоследствии взаимные фонды денежного рынка начали быстро распространяться в других странах мира, где действовали аналогичные ограничения, в частности во Франции, Греции и Японии, а затем и в странах, не имевших таких ограничений.

В начале 1980-х годов по мере улучшения макроэкономической обстановки и состояния фондового рынка стало расти число взаимных фондов корпоративных акций (equity funds) и облигаций (bond funds). Однако вплоть до начала 1990-х годов этот рост был умеренным. Из-за постепенного увеличения разрыва между доходами по банковским депозитам и по вложениям во взаимные фонды инвесторы переориентировались на последние, и с начала 1990-х годов рост таких фондов приобрел беспрецедентные масштабы. Лидером в этом процессе выступили США, с некоторым опозданием к ним присоединились страны Европы и других регионов мира, что отчасти объяснялось относительно более низким уровнем развития их фондовых рынков.

Если сравнить их с другими институциональными инвесторами, то взаимные фонды предоставляют вкладчикам преимущества диверсифицированного портфеля активов и профессионального управления им при низких затратах. Эти достоинства особенно важны для фондов корпоративных акций, поскольку здесь диверсификация и профессиональное управление создают потенциал увеличения стоимости активов. Основным достоинством взаимных фондов облигаций и денежного рынка считается высокая эффективность транзакций, достигаемая за счет профессионального управления.

Отличительной чертой взаимных фондов является высокий уровень операционной прозрачности по сравнению с другими финансовыми организациями, в частности банками, сберегательными кассами, страховыми компаниями и пенсионными фондами, которые также обслуживают домашние хозяйства. В отличие от банков и страховых компаний, взаимные фонды не предоставляют кредиты и не страхуют от рисков, а потому не нуждаются в формировании резервов на покрытие просроченных займов или на случай поступления массовых страховых требований. Взаимные фонды инвестируют в рыночные инструменты и способны отслеживать рыночные оценки своих активов. Но инвестиционный риск распространяется только на инвесторов (особенно в случае фондов инвестиций в корпоративные акции).

Для взаимных фондов требуется хорошо развитый рынок ценных бумаг, характеризующийся честными правилами игры и высокой ликвидностью. «Честность» рынка ценных бумаг предполагает, что инсайдеры не могут извлекать выгоды из информации, не подлежащей оглашению, а собственники крупных пакетов ценных бумаг и посредники не вправе заниматься рыночными манипуляциями. Кроме того, она подразумевает соблюдение всеми участниками рынка определенных правил и стандартов в области корпоративного управления, в том числе касающихся честной конкуренции, отказа от мошенничества и воровства. Ликвидность рынка ценных бумаг важна, поскольку она позволяет удерживать на низком уровне трансакционные издержки и снижать негативные последствия для инвесторов от масштабного разнонаправленного движения котировок.

Развитие сектора взаимных фондов в отдельных странах зависит от действующего в них правового режима. Так, взаимные фонды инвестиций в акции получили более широкое распространение в странах с системой общего права, а взаимные фонды с активами, состоящими из облигаций, – в странах с системой гражданского права.

Взаимные фонды заняли наиболее сильные позиции в странах с развитым рынком капиталов, пользующимся доверием со стороны инвесторов, и рыночной финансовой системой. Свобода внешней торговли и значительная доля высокотехнологичной продукции в экспорте являются существенными факторами роста взаимных фондов в странах с высоким уровнем доходов населения, а в странах со средним уровнем важную роль играют уровень душевого дохода и прочные позиции банковского сектора.

Удельный вес активов взаимных фондов в ВВП многих стран вырос за последнее десятилетие почти на 10 %, в том числе в странах в высоким уровнем доходов – с 10 до 25 %, со средним уровнем – с 4 до 9 %. В ряде стран чистые активы взаимных фондов достигли размера, равного 20 % ВВП. В США совокупные активы взаимных фондов выросли с 2 трлн долл. в 1998 году до 7 трлн в 2008 году. В 15 странах Европейского союза (ЕС) активы взаимных фондов за тот же период увеличились с 1 трлн до 3 трлн долл. Среди стран ЕС рекордные темпы прироста активов взаимных фондов были зарегистрированы в Греции (80 %), Италии (48 %), а также Бельгии, Дании, Финляндии и Ирландии (примерно 35 %). Некоторые развивающие страны, например Марокко, продемонстрировали еще более высокие темпы прироста, что было связано с относительно низкими стартовыми позициями развития взаимных фондов.

Наряду с взрывным ростом активов наблюдался и очень быстрый рост суммы вкладов домашних хозяйств во взаимные фонды. Так, доля активов, принадлежащих домашним хозяйствам во взаимных фондах США, повысилась в девять раз.

Совокупные активы взаимных фондов США составили 6 трлн долл., стран ЕС – почти 3 трлн. Доля Японии и стран Юго-Восточной Азии увеличилась незначительно.

Среди всех стран особое место занимает Люксембург как крупный офшорный центр. По количеству взаимных фондов (около 4,5 тыс.) его опережают лишь Франция, США и Япония. Среди других стран, где сравнительно высока доля инвестиций нерезидентов во взаимные фонды, можно отметить Ирландию и Швейцарию в Европе, Гонконг и Сингапур в Азии.

Темпы роста активов взаимных фондов существенно различались по отдельным странам. В большинстве англосаксонских стран, где сектор взаимных фондов в начале 1990-х годов был уже достаточно хорошо развит, темпы роста их активов колебались от 20 до 30 % в год. В некоторых странах Европы (Греции и Италии) прирост активов был особенно высоким, в то время как во Франции отмечались самые низкие темпы. Среди стран со средним уровнем доходов населения наиболее высокие темпы продемонстрировали Марокко, Аргентина, Венгрия и Тунис, в которых развитие фондов начиналось практически с нуля.

За исключением Люксембурга (где отношение чистых активов ВФ к ВВП увеличилось с 1500 % в 1998 году до 2500 % в 2008 году) наиболее значительный рост этого показателя наблюдался в США – с 26 до почти 675 %. К столь высокому уровню больше всего приблизился Гонконг (54 % против 16 %). В Канаде и четырех европейских странах (Испании, Франции, Италии и Австрии) этот показатель находится в пределах 30-40 % ВВП, а в Бельгии, Греции, Нидерландах, Португалии, Швейцарии, Швеции и Великобритании – в пределах 20-30 % ВВП.

В континентальной Европе относительно неразвитый сектор взаимных фондов сохраняется в Дании, Финляндии, Германии и Норвегии. В Германии это отчасти связано с двумя причинами: во-первых, с широким распространением фондов закрытого типа, которые не были включены в использованную статистику, и, во-вторых, с предпочтением, которое немецкие инвесторы (по причине налогообложения) отдают вложениям во взаимные фонды Люксембурга.

Отличительной чертой европейского рынка является укрепление позиций взаимных фондов в странах, имеющих системы неконсолидированного (Unfunded) социального обеспечения (Австрия, Бельгия, Франция, Греция, Италия, Португалия и Испания). В некоторых из них отмечался одновременный быстрый рост компаний по страхованию жизни (например, во Франции). Это служит косвенным доказательством того, что население, имеющее сбережения, очень чутко реагирует на различные налоговые инициативы, стремясь делать долгосрочные накопления, чтобы защитить себя от возможных в будущем сбоев в работе национальных систем социального обеспечения.

Среди англосаксонских стран, которые имеют хорошо развитые фондовые рынки и традиции общего права, Австралия, Новая Зеландия и ЮАР выделяются относительным отставанием в развитии взаимных фондов, совокупные активы которых составляют всего около 10 % ВВП, хотя темпы роста этих фондов во всех трех странах в рассматриваемый период были достаточно высокими. В определенной степени это связано с успешно работающими здесь страховыми компаниями и пенсионными фондами.

В Юго-Восточной Азии выделяется опыт Японии. После краха Токийского фондового рынка в 1990 году сектор взаимных фондов впал в состояние стагнации. За последнее десятилетие доля его совокупных активов в ВВП снизилась с 9 до 8 %. Сектор взаимных фондов сравнительно более развит в Южной Корее (его активы равняются почти 25 % ВВП), а также в Малайзии.

Среди стран со средним уровнем душевых доходов Бразилия имеет наиболее мощный сектор взаимных фондов с активами, превышающими 13 % ВВП. В большинстве других развивающихся стран этот показатель находится на уровне 5 % ВВП и ниже.

Структура сектора взаимных фондов

Различаются пять типов взаимных фондов:

  • фонды акций;
  • фонды облигаций;
  • фонды со сбалансированным портфелем, в который входят корпоративные акции и облигации (Balanced funds);
  • фонды денежного рынка, специализирующиеся на краткосрочных инструментах;
  • так называемые фонды фондов, которые инвестируют главным образом в другие взаимные фонды.

Некоторые типы взаимных фондов, в свою очередь, подразделяются на несколько категорий. В частности, фонды акций иногда классифицируются по их отраслевой и географической специализации, инвестиционной цели, использованию активного или пассивного менеджмента и классу инвесторов (институциональные и розничные и др.). Взаимные фонды с активами из облигаций классифицируются в основном на кратко- и долгосрочные.

Структура сектора взаимных фондов в отдельных странах существенно различается.

Взаимные фонды акций

В 12 странах более 40 % совокупных активов взаимных фондов приходится на фонды акций, а в пяти (Гонконге, ЮАР, Швеции, Швейцарии и Великобритании) этот показатель превышает 60 %. Этот тип взаимных фондов широко представлен в США, где его доля достигла почти 35 % ВВП (более 40 % совокупных активов взаимных фондов), что отражает присущую жителям этой страны склонность к инвестициям в корпоративные бумаги.

Стоимость активов взаимных фондов этого типа на уровне 10-20 % ВВП имеет небольшое число стран, в частности Бельгия, Канада, Нидерланды, Швеция, Швейцария и Великобритания. В большинстве стран континентальной Европы сектор взаимных фондов акций остается сравнительно неразвитым, хотя темпы их роста  высоки (например, во Франции, Италии и Испании).

Взаимные фонды акций также слабо представлены в большинстве стран со средним уровнем доходов, даже в Бразилии и Чили, где рынок корпоративных акций относительно развит. Это объясняется следующими причинами: недостаточным доверием инвесторов в отношении целостности местных рынков; низкой толерантностью инвесторов к рискам; использованием более обеспеченными инвесторами зарубежных взаимных фондов. Слабое распространение фондов этого типа в Австралии и Новой Зеландии, по-видимому, обусловлено свободным доступом резидентов к зарубежным аналогам, действующим в офшорных центрах (Гонконге, Сингапуре), а также в США и Великобритании.

Взаимные фонды облигаций

Развитие этого сегмента рынка, как правило, является зеркальным отражением динамики в секторе взаимных фондов инвестиций в акции. В десяти странах эти фонды сосредоточили более 40 % совокупных активов взаимных фондов, а в четырех странах (Бразилии, Венгрии, Таиланде и Тунисе) – более 60 %. Этот тип фондов хорошо развит в странах континентальной Европы, таких как Австрия, Франция и Италия, где имеется значительный рынок государственных облигаций. Такие фонды широко представлены также в США, где достаточно развит рынок государственных, корпоративных облигаций и облигаций, обеспеченных закладной на недвижимость, и в Бразилии. Кроме отмеченных стран, этот тип фондов имеет относительно сильные позиции в Дании, Греции, Гонконге, Португалии и Швейцарии. Но он слаб в большинстве англосаксонских стран.

Взаимные фонды со сбалансированным портфелем

В Чехии, Индии, Ирландии, Марокко и Польше на эти фонды приходится 50 % и более совокупных активов всех взаимных фондов. В Бельгии, Израиле, Новой Зеландии и Тунисе соответствующий показатель колеблется от 25 до 40 %. Сопоставление доли активов взаимных фондов со сбалансированным портфелем в ВВП показывает, что наиболее существенную роль они играют только в нескольких странах, в том числе Австрии, Бельгии, Канаде, Франции, Гонконге, Ирландии и Испании. В этих странах активы взаимных фондов со сбалансированным портфелем составляют от 5 до 10 % ВВП. В некоторых странах эти фонды инвестируют главным образом в облигации (Чехия, Марокко и Тунис), в то время как в других проводят более диверсифицированную инвестиционную стратегию.

Взаимные фонды денежного рынка

В четырех странах (Франции, Греции, Испании, Чили) самая большая часть активов взаимных фондов приходится на фонды денежного рынка (46-60 %). В ряде стран (США, Норвегия, Италия, Португалия, Аргентина, Япония) доля этих фондов в совокупных активах взаимных фондов равна или превышает 25 %. Что касается удельного веса активов взаимных фондов денежного рынка в ВВП, то только у США, Франции, Греции и Испании этот показатель выше 10 %, а у большинства обследованных стран он колеблется в пределах от нескольких сотых процента до 4,5 %.

Повсеместному росту взаимных фондов способствовали глобализация мировых финансов и расширение присутствия транснациональных финансовых групп во все большем числе стран, а также успешное развитие рынков акций и облигаций в 1990-е годы. Дополнительным фактором стали демографические изменения, в частности старение населения в большинстве стран с высоким и средним уровнем доходов. Этот процесс привел к расширению спроса на надежные и ликвидные финансовые инструменты, которые обеспечивают высокие долгосрочные доходы.

Рост взаимных фондов вызвал повышенный интерес ученых к этому феномену и его причинам. Многочисленные исследования были проведены на материалах отдельных стран, в том числе промышленно развитых, развивающихся и стран с переходной экономикой. Обобщив выводы, сделанные в этих исследованиях, авторы выделили несколько факторов, сыгравших решающую роль в развитии сектора ВФ.

Первый и главный фактор – это уровень доходов и благосостояния резидентов страны. Теоретически инвестирование во взаимные фонды, подобно покупке полиса страхования жизни или пенсионным сбережениям, следует рассматривать как покупку предметов роскоши, имеющих позитивную эластичность спроса по доходу. Однако на практике корреляция между душевым доходом (который используется в качестве показателя уровня экономического развития и благосостояния) и вкладами во взаимные фонды (выраженными с помощью показателя их доли в национальном доходе в процентах) не всегда является позитивной.

Второй фактор – наличие или отсутствие субститутов и дополняющих (комплементарных) предметов роскоши. Отдаленным субститутом вложениям в эти фонды являются инвестиции в жилье, а близкими субститутами – большинство финансовых инструментов (например, банковские и сберегательные депозиты). Разрыв процентной ставки по банковским депозитам и по вкладам в эти фонды денежного рынка в значительной степени определяет спрос на услуги таких фондов.

Роль облигаций, корпоративных акций и сбережений договорного характера более сложная. На уровне индивидуальных инвесторов вложения в ценные бумаги выступают в качестве субститутов по отношению к инвестициям во взаимные фонды. В этом случае спрос на взаимные фонды зависит от их эффективности по затратам на диверсификацию портфеля активов и профессиональное управление. Однако на агрегированном уровне вложения во взаимные фонды и ценные бумаги представляются скорее комплементарными товарами. Поскольку для успешного функционирования взаимных фондов требуется хорошо развитый фондовый рынок, комплементарность вкладов во взаимные фонды и в фондовые операции очень высока. При этом степень доверия инвесторов к фондовому рынку, обусловленная преобладанием честных правил игры, высокой ликвидностью и эффективностью, приобретает первостепенное значение и может перевесить преимущества, которые предоставляют взаимные фонды в плане дохода и благосостояния.

Сбережения договорного характера (взносы в страховые и пенсионные фонды) также следует рассматривать в качестве субститута вкладам во взаимные фонды. Однако распространение практики, когда страховые и пенсионные фонды предоставляют продукты, которые прямо связаны со взаимными фондами или имеют много схожих черт с вкладами в эти фонды, приводит ко все большей комплементарности между этими двумя финансовыми инструментами.

Третий фактор, влияющий на рост взаимных фондов, – регулирование инвестиций в пенсионные фонды и страховые компании. В странах, где действует система регулирования, вынуждающая инвестировать в государственные облигации, это влияние более слабое. Напротив, там, где инвесторы могут свободно вкладывать средства во взаимные фонды, развитие таких фондов получает дополнительный импульс.

Спрос на услуги взаимных фондов следует рассматривать как реакцию на разницу в уровне и стабильности реальных доходов от вложений во взаимные фонды и альтернативные финансовые инструменты. Это следующий фактор роста этих фондов. Сложность состоит в выработке адекватной системы показателей уровня доходности и степени изменчивости доходов, которая учитывает временные горизонты вложений и реакции инвесторов.

Различия в уровне доходности, в свою очередь, зависят от политики налогообложения и финансового регулирования в отдельных странах. В некоторых государствах инвесторы взаимных фондов пользуются существенными налоговыми льготами (например, в форме снижения ставки подоходного налога). Это часто связано с сильным спросом на услуги взаимных фондов облигаций в странах с недостаточно развитым фондовым рынком.

Кроме того, спрос на взаимные фонды находится под влиянием косвенного налогообложения (в частности, налога на добавленную стоимость и налога на трансакции), которому подвергаются другие финансовые инструменты или трансакции других финансовых учреждений, но которое не распространяется на взаимные фонды. Так, в Бразилии освобождение взаимных фондов от налогов на финансовые операции было главным фактором, который подтолкнул пенсионные фонды к созданию взаимных фондов, что в конечном счете способствовало развитию соответствующего сегмента финансового рынка.

В некоторых странах, в частности США и Франции, рост взаимных фондов денежного рынка стимулировали жесткие ограничения в отношении процентных ставок по депозитам, размещенным в розничных банках. Эти ограничения сделали более выгодными вложения во взаимные фонды. Впоследствии их отмена не привела к обратному процессу – оттоку вложений в банки, поскольку рынок взаимных фондов денежного рынка занял прочное место в финансовой системе.

Фактором первостепенной значимости для взаимных фондов во многих странах стало развитие электронных технологий и сопутствовавшие этому масштабное снижение операционных издержек по обслуживанию большинства счетов и увеличение объема трансакций. Благодаря этому взаимные фонды денежного рынка стали более конкурентоспособными по сравнению с банками.

Последний фактор, который влиял на рост этих фондов в отдельных странах, – это «близость» к государствам с более высоким уровнем развития или более благоприятным налогообложением, в которых взаимные фонды предлагают свои услуги иностранным инвесторам. Страны с обширным оффшорным сектором, такие как Люксембург, Ирландия и Швейцария в Европе или Гонконг и Сингапур в Азии, оказали негативное воздействие на рост взаимных фондов в соседних странах. Однако оценить размеры этого воздействия трудно, так как оно определяется не только расстоянием между странами, но и культурными и другими условиями.

Большинство исследователей взаимных фондов концентрируют внимание на микроэкономических аспектах, в частности на вопросах эффективности их деятельности, соотношении между затратами и результатами их работы. При этом не затрагиваются макроэкономические проблемы, в том числе вопрос о роли взаимных фондов в повышении финансовой стабильности и в обеспечении более эффективных распределения и использования экономических ресурсов.

Роль взаимных фондов в поддержании финансовой стабильности имеет два аспекта:

1)      могут ли эти фонды обанкротиться из-за изъятия вкладов пайщиками, как это происходит с банками при массовом изъятии клиентами своих депозитов;

2)      может ли кризис взаимных фондов распространиться на другие кредитно-финансовые учреждения и вызвать общий кризис финансовой системы.

Поскольку взаимные фонды работают на более «прозрачной основе», чем банки и страховые компании, и не обязаны возвращать акции или пакеты ценных бумаг по номинальной стоимости, то маловероятно, что они могут пострадать от изъятия паев. В свою очередь инвесторы, которые берут на себя инвестиционный риск и несут потери от снижения котировок, вряд ли станут без разбора продавать свои паи, способствуя тем самым раскручиванию спирали падения их рыночной стоимости. Такая паническая реакция может развиться в случае, если беспорядочная продажа паев не даст результата и инвесторы утратят доверие к рынку. Следствием падения рыночной стоимости паев, по-видимому, будет уход инвесторов с рынка взаимных фондов на продолжительный период. Так как обвал рынка обычно является результатом разрыва «спекулятивных финансовых пузырей», широкомасштабного мошенничества или плохого менеджмента, риск, что инвестор воздержится от непродуманных действий, нельзя исключить.

Влияние взаимных фондов на макроэкономическую эффективность оценить труднее. Понятно, что взаимные фонды (и другие институциональные инвесторы) могут действовать как сила, уравновешивающая олигополистические банки, которые доминируют в финансовой системе большинства стран благодаря своей высокой эффективности, конкурентоспособности, использованию инноваций и адекватному реагированию на потребности клиентов. Широкое присутствие взаимных фондов в финансовой системе может способствовать тому, что участники финансового рынка будут больше опираться на оценку рыночной жизнеспособности проектов и компаний финансовыми аналитиками, рейтинговыми агентствами, бухгалтерскими и аудиторскими фирмами. А это должно способствовать более эффективному распределению и использованию ресурсов.

Вместе с тем маловероятно, что потенциальные выгоды материализуются в какой-либо форме, если менеджеры по активам взаимных фондов, привлеченные институциональными инвесторами, будут связаны с финансовыми конгломератами, находящимися под контролем банковских групп. То же самое относится и к случаю, когда фондовый рынок подрывают конфликты интересов, масштабные спекуляции, мошенничество, скандалы, связанные с нарушением норм бухучета и аудита и т. п., что наблюдалось, в частности, в США в 1990-е годы. В этой связи многие комментаторы указывали, что следствием корпоративных скандалов стало массовое банкротство действующих на финансовом рынке агентов всех типов (банкиров, аудиторов, финансовых аналитиков, страховщиков и т. д.).

Таким образом, вопрос о том, обеспечивают ли взаимные фонды более эффективное распределение и использование ресурсов, остается открытым. Его решение зависит от того, удастся ли взаимным фондам создать эффективную систему корпоративного управления, которая будет адекватно защищать интересы мелких инвесторов.

 

Таблица 7

 

Взаимные фонды в 2008 году

 

Страны

Активы, млрд долл.

Число фондов

Средний размер фондов, млн долл.

Доля в совокупных активах, проц.

фонды акций

фонды облигаций

фонды со сбалансированным портфелем

фонды денежного рынка

Англосаксонские страны

 

 

 

 

 

 

 

Австралия

45,99

569

77,2

23

6

17

21

Канада

214,45

1130

188,9

53

10

17

11

Ирландия

-

-

-

-

-

-

-

Новая Зеландия

7,25

633

11,5

16

18

40

7

ЮАР

12,16

191

63,7

63

6

9

17

Великобритания

285,54

1541

185,3

83

8

8

1

США

5 525,20

7314

775,4

54

15

7

24

Скандинавия

 

 

 

 

 

 

 

Дания

19,46

240

81,1

45

54

1

-

Финляндия

5,72

114

50,2

36

24

24

16

Норвегия

11,17

264

42,3

57

16

4

23

Швеция

55,25

366

151,0

75

11

14

-

Центральная Европа

 

 

 

 

 

 

 

Австрия

63,69

821

77,6

10

58

26

5

Бельгия

56,54

631

89,6

56

15

26

3

Германия

195,55

848

230,6

43

40

3

14

Люксембург

509,73

4524

112,7

28

46

8

16

Нидерланды

77,95

334

233,4

58

23

9

7

Швейцария

71,84

325

221,0

70

30

-

-

Южная Европа

 

 

 

 

 

 

 

Франция

589,70

5581

105,7

18

26

24

31

Греция

32,15

179

179,6

5

9

9

66

Италия

435,93

703

620,1

18

51

8

19

Португалия

23,26

197

118,1

13

39

10

30

Испания

238,85

1866

128,0

20

37

18

25

Турция

1,11

197

5,6

1

33

3

31

Восточная Европа

 

 

 

 

 

 

 

Чехия

0,56

56

10,0

1

19

40

40

Венгрия

1,47

66

22,3

4

60

24

12

Польша

0,51

-

-

28

21

51

-

Латинская Америка

 

 

 

 

 

 

 

Аргентина

6,93

229

30,3

4

14

5

77

Бразилия

118,69

2438

48,7

8

80

7

 

Чили

2,91

102

28,5

7

17

-

76

Мексика

12,20

312

39,1

-

-

-

-

Азия

 

 

 

 

 

 

 

Гонконг

98,77

712

138,7

70

13

10

6

Индия

8,69

97

89,5

15

37

47

1

Япония

376,54

4534

83,0

17

40

10

33

Южная Корея

-

-

-

-

-

-

-

Малайзия

10,19

95

107,3

-

-

-

-

Таиланд

1,63

128

12,7

22

76

2

-

Шри-Ланка

0,04

10

3,9

-

-

-

-

Средний Восток и Северная Африка

 

 

 

 

 

 

 

Израиль

5,50

-

-

15

-

15

-

Марокко

1,93

48

40,3

-

-

-

-

Тунис

0,66

19

34,8

-

87

13

-

 

 

 

 

После периода стремительного развития в 1990-е годы динамика мирового сектора взаимных фондов в целом стабилизировалась. При этом отмечалось замедление темпов роста взаимных фондов в большинстве промышленно развитых стран, что в значительной степени связано с ухудшением экономической конъюнктуры и ситуации на фондовых рынках.

По данным Investment Company Institute, ассоциации взаимных фондов США, по состоянию на конец 2008 года активы взаимных фондов 37 стран, предоставивших соответствующую статистику, составили почти 12 трлн долл. Ослабление доллара США несколько смягчило процесс сокращения активов взаимных фондов в большинстве стран, в противном случае это сокращение, выраженное в национальных валютах, было бы гораздо более существенным. В целом тенденция к сокращению активов взаимных фондов была обусловлена неблагоприятными тенденциями на фондовых рынках. В результате активы взаимных фондов, состоящих из акций, у обследованных стран уменьшились.

Чистый приток денежных средств во все взаимные фонды в 2008 году равнялся почти 300 млрд долл. Чистый приток, состоящий из облигаций, составил около 50 млрд долл. При этом в США в течение года приток активов в такие фонды чередовался с их оттоком, в то время как в Канаде, странах Европы и Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР) приток средств был постоянным.

 

Таблица 8

Численность взаимных фондов в 1998-2008 годах

 

 

1998 год

2008 год

ВФ с активами из акций

15 465

25 844

ВФ с активами из облигаций

11 261

10 504

Денежные ВФ

3 050

5 446

ВФ со сбалансированным портфелем

5 754

11 185

Другие ВФ

14 835

4 163

Все страны (37 стран)

50 365

57 142

 

Что касается структуры сектора взаимных фондов, то к концу 2008 года на активы фондов, состоящих из акций, приходилось 37 % совокупных активов взаимных фондов, на активы денежных фондов – 28 %, а на активы фондов, состоящих из облигаций, – 22 %. Региональная структура сектора характеризовалась доминированием взаимных фондов США и Канады (60 % активов). Доля стран Европы составила 30 %, а стран АТР – 10 %. Из общего числа взаимных фондов 43 % составили фонды, состоящие из акций, 22 % – фонды, состоящие из облигаций, 21 % – фонды со сбалансированным портфелем и 8 % – денежные фонды. В таблице 7  представлены данные о чистых активах взаимных фондов стран.

 

***

В нашей стране сектор инвестфондов пока недостаточно развит, однако коллективное инвестирование средств постепенно набирает обороты. Более половины ресурсов, инвестируемых в российский фондовый рынок, поступает от отечественных инвесторов: 31 % приходится на российских институциональных инвесторов, 25 % - на российские банки и 44 % - на иностранные источники.

Потребность в институте коллективных инвестиций в последнее время возникла вовсе не случайно. Ранее привычные для россиянина способы сохранения личных накоплений, как перевод рублевой наличности в иностранную валюту или открытие банковских депозитов, стали невыгодны. По мере стабилизации российской экономики все более ясным будет становиться понимание, что для того чтобы приносить приличную доходность, деньги должны работать.

Современный кризис и спад в мировой экономике не затормозил окончательно развитие инвестиционных фондов, особенно инвестирующих в акции. Динамизм инвестиционных фондов в последние годы позволил им сыграть роль своего рода амортизатора в условиях продолжающегося падения биржевых курсов. Более того, нынешняя корректировка биржевых курсов позволит оздоровить финансовые рынки и придаст новый импульс развитию фондов, повышению их профессионализма, обеспечению безопасности, ответственности, транспарентности их деятельности и большей доступности для все более широких слоев населения. Подобное развитие позволит инвестиционным фондам повысить свою роль в финансировании экономики.