Российским чиновникам давно известно: хочешь проконтролировать какой-либо вид деятельности, или движение денежных средств, или группу лиц, или любой другой аспект общественной (да и частной тоже) жизни, но не хочешь (или не можешь) сам заниматься этой неприятной работой – поручи ее банкам.

Примеров сколько угодно: противодействие легализации преступных доходов, валютный контроль, контроль кассовой дисциплины клиентов и даже радиационный контроль денежных знаков. И это только те функции, которые поручены банкам напрямую. А сколько контролирующих функций банки осуществляют опосредованно, например, через формирование резервов? Фальсификация отчетности, уклонение от уплаты налогов, регистрация по месту массовой регистрации юридических лиц, осуществление организацией «фиктивной» деятельности, «серые» зарплаты физических лиц – все эти грехи клиентов выявляются кредитными организациями в процессе оценки кредитного риска.

Точку зрения госслужащих, в общем, можно понять: далеко не все граждане в нашей стране проживают по месту регистрации, состоят на воинском учете, имеют прописку, трудовую книжку, свидетельство о присвоении ИНН или водительские права. В то же время мало кто из соотечественников живет исключительно натуральным хозяйством и бартером (Герман Стерлигов не в счет). А значит, денежные расчеты так или иначе присутствуют в жизни каждого из россиян. А значит, каждый из россиян рано или поздно, собственной персоной или через третьих лиц, реально или виртуально попадет на обслуживание в какой-нибудь банк. Не говоря уже о юридических лицах. А значит, именно в этот момент указанное физическое или юридическое лицо можно брать «тепленьким» и контролировать, идентифицировать, проверять по списку террористов, облагать налогами, арестовывать счета, взыскивать долги и еще многими другими способами «тащить и не пущать».

Вот и очередное подтверждение вышеизложенного тезиса появилось в новостных лентах: отчаявшись справиться собственными силами с распоясавшимися терминальщиками, государство решило поручить эту нелегкую задачу кредитным организациям.

А ведь совсем недавно казалось, что порядок в сфере моментальных платежей удалось-таки навести. Все платежные агенты должны были с 1 апреля 2010 года оборудовать свои терминалы контрольно-кассовой техникой (ККТ), позволяющей учитывать каждый платеж и, таким образом, исключающей так называемую «обналичку» и отмывание преступных доходов. Все банки и без ККТ отражали каждую операцию, совершенную через принадлежащие им терминалы и банкоматы, в ежедневном балансе. Налоговые органы уже готовились к проведению ковровых бомбардиро сплошных проверок  деятельности платежных агентов, осуществляющих прием платежей физических лиц. Недобросовестные участники рынка, обливаясь слезами, уже собирали вещи, продавали терминалы и рассылали резюме в кадровые агентства…

Но, как выяснилось, не так-то просто победить искушенного российского предпринимателя. Если в законе есть лазейка, она непременно будет найдена и использована!

В нашем случае дал маху Федеральный закон от 3 июня 2009 года № 121-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О деятельности по приему платежей физических лиц, осуществляемой платежными агентами». Именно он позволил не оборудовать контрольно-кассовой техникой платежные терминалы и банкоматы, «являющиеся основными средствами кредитной организации и принадлежащие только ей на праве собственности» – к такому компромиссу после продолжительных, тяжелых боев пришли депутаты и сенаторы.

В результате в число «изгоев», которых пришлось оборудовать ККТ, попали арендованные кредитными организациями банкоматы и терминалы, хотя по ним так же, как и по собственным, учитывается и отражается в отчетности банка каждая операция.

Зато принадлежащие банкам терминалы, сдаваемые владельцами в аренду платежным агентам, оказались свободны как от фискального, так и от бухгалтерского учета.

А так как природа пустоты не терпит, платежные агенты устремились в банки: продавать им свои платежные терминалы и затем брать их в аренду. По информации Национальной ассоциации участников электронной торговли (НАУЭТ), по такой схеме стали работать порядка четверти участников рынка.

К середине апреля Центральный банк забеспокоился и начал проверки в банках, «предоставляющих владельцам терминалов возможность обхода обязательного требования об установке контрольно-кассовой техники».

По результатам проверок, как сообщил первый зампред Центрального банка Геннадий Меликьян, регулятор выпустит «специальный документ, который снимет эту проблему».

Что же это будет за документ, и каким образом он решит проблему?

Проще всего и надежнее, конечно, было бы заставить банки оборудовать ККТ вообще все терминалы и банкоматы, как это предлагал сделать Владислав Резник (собственно, предложение остается в силе). Но инструкцией, положением или указанием этой цели не достичь – нужны соответствующие изменения в законодательство.

Чтобы обязать банки поставить фискальные регистраторы на технику, сдаваемую в аренду, тоже придется вносить изменения в законодательство, а Банк России таких полномочий не имеет.

Остается еще один вариант: в изложении «топ-менеджера одного из российских банков», пишет РБК Daily, он звучит как «фискализация процессинга»: «Таким образом, банки будут сообщать о каждой совершаемой через терминалы транзакции».

Пока обещанный Банком России документ еще не увидел свет, вряд ли имеет смысл строить догадки о том, каким образом регулятор сможет заставить своих подопечных вести бухгалтерский учет операций, осуществляемых третьими лицами.  Но то, что он это сможет это сделать, никаких сомнений не вызывает.

И тогда деятельность регулятора по возложению на банки несвойственных им функций (кстати, прямо запрещенная статьей 58 Федерального закона «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)») выйдет на качественно новый уровень.