kaliev_aidar150x200.jpgИнтервью с участником  проекта «33 перца-2010»

- Айдар, каков круг ваших обязанностей в «ВТБ управление активами»?

- Я возглавляю департамент венчурных инвестиций компании, которая является одним из ключевых игроков на рынке венчурных инвестиций. На сегодняшний день под управлением «ВТБ управление активами» находятся пять венчурных фондов, четыре из которых – региональные, а общий объем активов под управлением превышает 5 млрд рублей. Моя основная задача - развитие венчурного бизнеса в рамках реализации общей стратегии группы. Я отвечаю за эффективное управление текущим портфелем, а также за развитие новых венчурных проектов. Сегодня средства наших фондов инвестированы более чем в 20 компаний, и каждый проект требует глубокой вовлеченности в процесс управления и принятия решений. Все наши проекты находятся в активной стадии и более половины из них уже запустили производство.

- Как чувствует себя венчурное инвестирование в России?

- Я считаю, что у венчурного бизнеса большой потенциал для развития. Этот рынок еще только формируется и те компании, которые используют благоприятный момент для вхождения на рынок, займут на нем лидирующие позиции.

- В США, на Западе у инвестфондов выживают не более 30% проектов. Российские же фонды рапортуют о череде удач. Чем это объясняется?

- Наша венчурная индустрия очень молода, она только формируется, поэтому сравнивать напрямую российский и западный опыт не совсем корректно. У нас нет такого количества реализованных проектов, чтобы можно было говорить о наличии статистики об успешности или неуспешности венчурных инвестиций.

- Российские фонды чересчур осторожны?

- Дело в том, что большинство венчурных фондов на данном этапе сформировано с участием государственных институтов, что накладывает дополнительную ответственность при принятии инвестиционных решений.

- Ваш контроль не тормозит развитие проектов?

- Не думаю, что мы предъявляем слишком жесткие требования к проектам. На этапе становления развития венчурной индустрии такой подход полностью оправдан.

- Как вы оцениваете государственную поддержку в области венчурного инвестирования?

- Крайне положительно. Благодаря усилиям государства заработал механизм поддержки инноваций, формируется экосреда для развития венчурного бизнеса. Так, например, проект по созданию торговой площадки для инновационных компаний на ММВБ - огромный шаг вперед. Уже есть первый кейс - выход на биржу института стволовых клеток. Это очень важный прецедент для рынка. Бизнесмены осознали, что если проект будет успешным, они смогут стать публичными, продать компанию, в конце концов монетизировать свои инновационные идеи.

- Говорят, в России мало инженеров с коммерческой жилкой.

- Да, у нас много талантливых инженеров. Однако они не всегда могут конкурировать с остальным миром в части коммерциализации. Чтобы проект стал успешным, в нем должна быть бизнес-составляющая. Мы не участвуем в проектах, существующих только на уровне идеи. Обязательными условиями для запуска проекта для нас являются наличие уникальной технологии, сильной команды инициаторов, близких нам по духу и разделяющих с нами свои цели в бизнесе.

- Как кризис повлиял на венчурное инвестирование в России?

- Думаю, скорее, положительно, и не только в России. Правительства многих стран поняли, что ориентация исключительно на сырьевую экономику бесперспективна. Экономика должна быть конкурентоспособна в глобальном мире. Без этого невозможно развитие. И не обязательно строить сервисную экономику с нуля: новые технологии можно купить или привлечь соинвестора к развитию, поступившись частью прав. Я считаю, что венчурное инвестирование получит серьезную поддержку со стороны государств, в первую очередь второго эшелона.

Но есть и оборотная сторона влияния кризиса на венчурную индустрию. Кризис 2008-2009 годов значительно усложнил привлечение кредитного финансирования. Сейчас кредитные ресурсы стали понемногу «открываться», но, на мой взгляд, ощутимые частные инвестиции пойдут в венчурные проекты только вслед за государством.

- Насколько сложно привлечь частные инвестиции?

- Очень сложно. Мы, как правило, привлекаем государственные деньги к реализации первой фазы проекта – стартапу. На втором этапе, когда рынку доказана перспективность технологии, налажено производство и заключены первые контракты, нам есть что предъявить частному инвестору. По нашей статистике, в целом из более чем 3 тыс. обратившихся 21 получили возможность начать проект с нашим участием.

- Какова доля участия государства, и «ВТБ Капитал» в частности, в венчурных проектах?

- Я не считаю ВТБ госинвестором. Мы не чиновники, у нас есть частные акционеры, и мы опираемся исключительно на бизнес-логику. Что касается доли участия, степени контроля, то ситуация разнится от проекта к проекту: «ВТБ Капитал» может владеть как контрольным пакетом акций, так и быть миноритарием. Как правило, «ВТБ Капитал» принадлежит 51% акций, редко – 25%, совсем нетипично для нас владение менее чем 25% акций. Но в любом случае, в акционерном соглашении прописываются все условия и права сторон. До момента, пока компания не достигнет приемлемого уровня выручки и операционной окупаемости, мы стараемся принимать активное участие в управлении компанией, и находимся в постоянном контакте с акционерами.

- Механизмы выхода из проекта прописываются заранее?

- Как раз сейчас моя задача - структурировать этот процесс, выработать общие правила работы в рамках венчурных проектов. Мы составляем сложные акционерные соглашения, в которых оговариваются условия выхода: скажем IPO или привлечение стратегического инвестора. Это очень трудоемкий и кропотливый процесс, в котором участвует большая команда - юристы, финансисты, стратеги.

- Айдар, оканчивая школу, вы уже знали, кем хотите стать? Почему выбрали специализацию «Экономическая кибернетика»?

- Для меня выбор профессии был осознанным. Для получения фундаментального образования на определенном этапе крайне желателен фокус на точные науки, и в первую очередь, на математику, которая учит мыслить структурировано и системно. Поскольку я изначально предполагал, что хочу заниматься бизнесом, образование по специальности «Экономическая кибернетика» в Санкт-Петербургском государственном университете мне виделось идеальным вариантом для будущей карьеры.

- Какие этапы своей карьеры считаете знаковыми?

- Как топ-менеджер я сформировался, работая в Кыргызстане. В 2001 году я стал первым заместителем генерального директора АО «Кыргызгаз» – газовой монополии Республики. В зону моей ответственности входили финансово-экономические вопросы и внешние связи.

В короткий срок мне и команде молодых управленцев удалось перестроить бизнес-процессы, наладить финансовое планирование и бюджетирование, существенно снизить долю бартерных расчетов в газовой отрасли, наладить взаимоотношения с ключевыми внешними партнерами – узбекскими, казахскими, российскими газовыми компаниями. В итоге компания получила необходимую гибкость по расчетам за газ с Узбекистаном. И, начиная с зимы 2001-2002 года, Кыргызстан ни разу не испытал проблем с перебоями в газоснабжении. Ключевым личностным итогом работы в «Кыргызгазе» считаю осознание не только экономической, но и социальной ответственности за свои бизнес-решения.

- Как вы попали на должность заместителя генерального директора «Кыргызгаза»?

- До перехода в «Кыргызгаз» я уже управлял собственным бизнесом в сфере энергетики. В компании сочли, что мой профессиональный опыт и знания соответствуют требованиям кандидата на эту позицию. Вместе со мной пришла новая команда молодых и амбициозных менеджеров, многие из которых сейчас занимают ключевые посты в газовой отрасли республики.

- И вас стали привлекать к реализации прочих государственных проектов.

- Я был назначен на должность заместителя генерального директора в ОАО «Электрические станции» - государственную компанию по выработке и продаже электроэнергии (99% электроэнергии, потребляемой республикой).

Основными задачами, стоявшими передо мной, были повышение эффективности финансово-экономического блока, развитие экспортного потенциала электроэнергетической отрасли, привлечение инвестиций. Будучи участником межправительственной группы по рациональному использованию водно-энергетических ресурсов Центральной Азии приходилось на постоянной основе взаимодействовать с энергетиками Казахстана, Узбекистана, Таджикистана, России. Зачастую оперативно принимались крайне сложные решения по определению режимов работы энергосистем, попусков воды из водохранилищ, взаимных поставок энергоресурсов, что позволяло всем странам проходить тяжелые пики нагрузок зимой и обеспечивать поливной водой сельхозугодья летом. Вспоминаю, как однажды, контракт на поставку природного газа на север Кыргызстана был подписан мной в Ташкенте 31 декабря в 10 часов вечера. А ведь еще надо было успеть семье к праздничному новогоднему столу за 1000 км…

- После электростанций решили попробовать себя в частном бизнесе?

- В 2005 году меня пригласили на должность генерального директора холдинга Eventis Telecom - высокотехнологичного стартапа в чистом виде. Целевыми рынками мы определили рынки связи СНГ и развивающихся стран. В течение года нашей команде при поддержке партнеров удалось стать заметным игроком на телекоммуникационном рынке СНГ. Помнится, одно из авторитетных изданий даже назвало нас «вторым Финтуром». Мы получили две GSM-лицензии – в Кыргызтане и Молдове. За молдавскую лицензию боролись на конкурсе наравне с российскими операторами «Большой тройки». И наша победа стала настоящей сенсацией на рынке. В результате мы создали «с нуля» лидера рынка сотовой связи в Кыргызстане, запустили сеть в Молдове, а затем «вырастили» сильных операторов фиксированной связи в Узбекистане, Казахстане и Грузии. Всего за два года была создана компания с оборотом более $100 млн., работающая с положительной EBITDA. Благодаря Eventis Telecom я получил большой опыт работы со стартапами в сфере высоких технологий. Этот опыт позволил мне по-новому реализовать себя в создании высокотехнологичных компаний в разных странах на очень конкурентных рынках.

Следующим местом работы стала компания «Сумма Телеком». На момент прихода меня и моих коллег – выходцев из Eventis Telecom в 2008 году компания оставалась в стадии стартапа. С сентября 2009 года мы взяли курс на развитие фиксированного широкополосного доступ (ШПД) в интернет по технологии FTTx. И уже меньше чем через год мы начали эксплуатацию сетей в семи городах России, а также в Киеве.

- Первоначальные инвестиции пропали?

- Изначально компания инвестировала средства в покупку магистральных ВОЛС и оборудование, и новая стратегия учитывала использование всех активов компании. Сегодня «Сумма Телеком» – очень перспективный региональный оператор ШПД.

- Расскажите про неудачи в бизнесе, которые помогли вам совершенствоваться.

- В любом бизнес-начинании я считал своей главной задачей выстраивание партнерских отношений с высоким уровнем взаимного доверия, без которого мне бы не удалось достичь таких высоких результатов. Наверное, главным разочарованием могу назвать ситуацию, когда, пройдя вместе с партнером через множество трудностей и ошибок, ты вдруг понимаешь, что уже не можешь доверять ему, как это было раньше.

Если посмотреть на кризис 2008 года, то во многом это кризис доверия. Мы оказались в ситуации, когда буквально за один день было потеряно доверие друг к другу. Восстановить доверие крайне сложно, а порою просто не возможно. Но такие ситуации дали мне бесценный опыт и сделали сильнее, помогая расставлять правильные приоритеты, в том числе при выборе бизнес-партнеров и команды.

- Что посоветуете вчерашним студентам?

- Не лениться, работать над собой, используя все доступные возможности. И обязательно читать художественную литературу, которая позволяет расширить горизонты. Ведь гармоничная личность не исчерпывается только карьерой. Надо познавать, как живут другие люди, другие культуры. И, конечно, в жизни успешного человека должен быть спорт. В здоровом теле должен быть здоровый дух. Иначе есть риск, что появится «отдышка».

На мой взгляд, сейчас прекрасное время для строительства карьеры в области венчурного инвестирования. Наша экономика переживает этап реструктуризации, и в этой сфере открываются новые возможности, которые надо использовать. Так что я желаю нынешним студентам не упустить свой шанс.