С появлением в июле 1990 года в Госбанке управления ценных бумаг мне были даны широкие полномочия по подготовке внутренних нормативных документов и подбору сотрудников. Их в первое время (месяца три) было целых … один! Зато какой! Выпускник финансового института Андрей Андреевич Козлов. А курировал нас многоопытный А. В. Войлуков.

Помню первые семинары–дискуссии о судьбах рынка, организуемые Андреем Козловым в здании Госбанка. Собиралась забавная публика: первые биржевики – товарных бирж, не имеющие представления о фондовом рынке. На первых рядах достопочтимого собрания часто сидели совсем уж колоритные фигуры – развязанные молодые люди, кажется трейдеры, торговавшие всем, включая женские колготки на оптовых рынках. Однажды, после очередного выступления, показавшегося им заумным, один из них встал и «конкретно» заявил: «Значит так, мужики! Кончай базар! Давайте, наконец, главный вопрос обсудим: как бабки будем делать!» Хорошо помню и одно из первых выступлений Борового, тоже в здании Госбанка на Неглинке. Только что, в начале июля 1990 года была учреждена «Российская товарно–сырьевая биржа» и Константин Натанович еще не привык к публичности. Выйдя на трибуну, Боровой замялся, не зная, как обратиться к присутствующим в зале. Сказав «Господа!», он запнулся, а потом засмеялся, смутившись непривычностью нового обращения и не зная, как продолжить выступление…

В начале 1991 года разразился первый большой скандал. Свои акции выпустило межбанковское объединение МЕНАТЕП. Что в принципе было разрешено и не противоречило существовавшим нормативным актам. Но дело в том, что юридический статус Объединения был достаточно трудно определим. Оно соединяло странным образом ряд юридических лиц. Объявление в СМИ о выпуске неких ценных бумаг, названных акциями, поместило как раз это объединение. Реклама, таким образом, не соответствовала реальному положению дел. Покупатели, если бы они попытались вникнуть в проблему, легко убедились бы, что покупают акции конкретных юридических лиц и не становятся «совладельцами всех предприятий входящих в группу МЕНАТЕП», как им было обещано! В этом было расхождение в действиях руководства Объединения с законодательством. В результате любое лицо могло через суд признать выпуск акций недействительным, тем самым риск покупателей и продавцов был чрезвычайно велик.

Я не берусь говорить, что лица стоящие за этой акцией имели дурные намерения, но правовые «дыры» в их действиях были. Мне тогда пришлось плотно общаться с Ходорковским, Брудно, Дубовым, Лебедевым, объясняя им допущенные ими небрежности. Мне удалось убедить в своей правоте также советских и российских руководителей, регулирующих деятельность новых экономических субъектов. Сделать это было нелегко, так как менатеповцы искусно маневрировали между нами. Помните, в то время шла яростная война между центром и республиками и «враг моего врага» практически всегда был «моим другом».

Тем не менее, было подготовлено письмо в адрес МЕНАТЕПа с требованием прекратить распространение акций и переработать новые условия их эмиссии. Удалось добиться практически невозможного – получить подписи двух министров финансов (Павлова и Федорова) и председателей Госбанка СССР и ЦБ РФ (Геращенко и Матюхина)! Мы (я, Козлов и Златкис) встретились с Михаилом Борисовичем Ходорковским и всей его командой. Была приглашена стенографистка, записавшая весь разговор. Я попросил всех участников подписать стенограмму. На удивленные вопросы наших оппонентов, я пояснил свои действия: «Ну, как же, вы, очевидно, попытаетесь обратиться в суд, вот тогда доказательства и понадобятся!»

Наша задача была показать этим молодым, азартным и далеко не глупым ребятам, что их имущественным интересам ничто не угрожает. Фактически они получили бесплатные консультации со стороны властей и пакет документов, необходимый для их дальнейшей работы! Но это тогда не входило в сферу их профессиональных задач. В период дикого развития рынка, финансовая целесообразность ставилась выше. Тем не менее, в тот момент им пришлось пойти на изменение условий выпуска акций.

Еще одна «вольность», допущенная этими банкирами, заключалась в том, что они без разрешения использовали чужое фирменное наименование. На бланках МЕНАТЕПа, над названием самой организации гордо реяло «Государственный банк СССР». Так же именовалось объединение и на табличках, укрепленных на их зданиях! Вся эта солидная картина усиливалась изображением герба страны.

Следует уточнить – формальным нарушением это тогда не было, так как никаких законов, защищающих государственную символику от несогласованного использования, в России еще не было. Неоднократные попытки призвать менатеповцев к порядку, принятому в цивилизованном мире, натыкались на ответы: «Вы нас не можете заставить это делать, а сами мы не будем! Мы не обязаны быть честными!». Аргумент Ходорковского «Нам частные вкладчики пока не доверяют, и сами деньги не принесут, поэтому мы вынуждены выдавать себя за представителей государства!» был для них убедителен. Такова была мораль того времени.

…Еще об одном забавном случае я хотел бы рассказать. Произошел он еще в 1990 году. Студент физического факультета Московского государственного университета имени Ломоносова написал в Госбанк письмо, что он хочет бесплатно потрудиться в нашем управлении – пройти практику. Мы согласились, хотя занять его особо было нечем – поэтому ему пришлось заниматься самообразованием, читать литературу, в основном иностранную, предложенную нами. В перерывах мы его использовали в хозяйственных нуждах. Например, расставить столы перед очередным заседанием или убрать после него. Практикант не отказывался ни от какой работы. За долгие годы имя его мы с Андреем Козловым забыли, но он сам о себе как–то напомнил. Это был Олег Владимирович Дерипаска…

 

P.S. Рубрика «Банковские байки с Николаем Кротовым» – совместный проект портала Bankir.Ru и издательства «Экономическая летопись».

Организатор проекта Николай Кротов приглашает к сотрудничеству всех, кто хотел бы пополнить летопись новейшей экономической истории России своими воспоминаниями или архивными материалами.

Контактный адрес проекта: info@letopis.org

 

Мемуары знаменитых финансистов, технологии финансовой индустрии, банковские истории – в специальной рубрике «Обзор книг».