goldin_anna250.jpgДосье: Родилась: 20 февраля в Санкт-Петербурге. Образование: Калифорнийский университет в Беркли (1990). Опыт работы: 2007 – н.в. - вице-президент по правовым вопросам, руководитель юридического комплекса АФК «Система». 1990-2007 – юрист, партнер, управляющий партнермосковского представительства юридической фирмы Latham&Watkins. Семейное положение: замужем, воспитывает двоих сыновей.

- Анна, как становятся главным юристом АФК «Система»?

- С 1990 по 2007 год я работала в международной юридической фирме Latham&Watkins. С 1997 года – в качестве управляющего партнера офиса в Москве. У меня была стабильная, комфортная карьера. Я достигла максимально возможного. К тому моменту я провела уже 12 IPO. Кстати, познакомилась с АФК «Система» благодаря выходу МТС на Нью-Йоркскую биржу. Впереди было только поступательное развитие, курирование новых интересных сделок. Но сложно придумать что-то экстремальнее последнего IPO с ВТБ. Поэтому дальнейшее развитие могло быть только скачкообразным. В 2007 году я получила предложение от руководства корпорации. Резкий поворот в карьере после 17-18 лет работы в одной компании, а я очень лояльный человек, – это вызов. Переход из американской компании в российскую – тоже вызов. Появление подчиненности, в то время как в качестве управляющего партнера московского офиса я была независима в решениях – третий вызов. Поскольку каждый вызов – возможность роста, я решила сделать этот прыжок с трамплина.

- Каков круг ваших задач?

- Я решаю правовые вопросы, возникающие как на уровне управляющей компании, так и на уровне холдинга. Курирую не по существу, но по процедуре работу дочерних компаний. Главы юридических департаментов подчиняются мне функционально, административно они, конечно же, подчиняются генеральным директорам и президентам.

Я контролирую сделки, сюжетом которых являются акции или активы управляющей компании, или управляющая компания приобретает новый актив. Например, передача акций дочерней компании «Комстар-ОТС» другой «дочке» - МТС. Если сделка подразумевает приобретение актива дочерней компанией, например «Интурист» покупает гостиницу, то юристы «Системы» выступают в роли советников. До моего прихода такого разделения обязанностей не было.

- Почему переход из американской компании в российскую – немалый вызов?

- Большая разница в бизнес-культуре. Закончив либеральные образовательные учреждения, проработав в американской компании и благодаря собственной натуре, я очень демократичный человек, склонный к отсутствию иерархии и формализма.

Российские компании в силу традиций, культуры менее демократичны, с жесткой вертикалью власти. Если бы я могла это изменить, изменила бы. В своем подразделении я стараюсь привить демократические основы. Вообще на фоне российских компаний «Система» очень демократична.

- Разница бизнес-культур мешает в работе или речь идет о личном восприятии?

- Жесткая иерархия, тирания всегда эффективнее демократии. С их помощью цели достигаются гораздо быстрее, зато непонятно, насколько нужны эти цели.

Демократия создает командный дух, анализируются различные идеи, нет единой идеологии, но путь к результату будет долгим. Иногда я бы пожертвовала эффективностью в пользу более качественного результата.

- Как кризис отразился на вашей работе?

- Было много интересных проектов. Среди самых значимых: передача ВТБ 51% акций «Системы-галс», сделка между МТС и «Комстаром» с учетом интересов МГТС, приобретение «Башнефти», реструктуризация задолженности. Нельзя сказать, что все эти сделки рождены кризисом, но для меня это самые значимые события 2009 года.

С операционной точки зрения, как и на всех. Мы повышали эффективность, оптимизировали персонал.

- Какой из этих проектов для вас стал самым трудным?

- Возвращаясь к вопросу разницы менталитетов, необычнее всего были переговоры с «Башнефтью». У нас уже выработалась культура сделок, наши менеджеры привыкли к документам из 70-ти страниц, в том числе на английском языке. Мы обязательно готовим сообщение для американской биржи, выпускаем пресс-релиз и так далее. А там – Башкирия, свои устои. Юристу приносят договор за день до подписания «на визирование». Что он визирует, если видит документ впервые? Юрист должен участвовать в работе над документом, выверить каждую строку. Конечно, визирование» характерно не только для «Башнефти», это общий подход большинства российских предприятий. Возможно, это исторически сложившаяся попытка разделить ответственность…

- О каких решениях жалеете?

- Руководя московским офисом Latham&Watkins, мне приходилось выбирать путь развития: расширять офис, идти в другие сферы или сфокусироваться на уникальной экспертизе, держать маленькую, но сильную команду, 30 человек вместо 100. Я всегда ставила качество выше количества, и выбрала второй вариант, благодаря которому имела престижную интересную работу, не разбрасывалась по мелочам. Сейчас я думаю, что надо было пойти по первому пути. Хотя в 1998 году во время кризиса политика избирательности нам помогла, не пришлось сокращать персонал, крупный офис понес бы потери. Но это аргумент «заднего числа».

- Вы познакомились с мужем, работая в московском представительстве?

- Он не юрист, у него экономическое образование. Мы познакомились, когда я в качестве рядового юриста фирмы прилетела в Москву, чтобы снять вопросы по текущей сделке. В то время он, в качестве стороннего консультанта, помогал организовать офис Latham&Watkins в России.

- Как совмещаете напряженный рабочий график с личной жизнью?

- Это очень сложно. Как бы ты не старался, работа непроизвольно выходит на первое место. Я встаю в полвосьмого, иду в спортзал, в полдевятого возвращаюсь домой, готовлюсь к новому рабочему дню и выезжаю примерно в полдесятого. В машине оборудован полноценный офис, поэтому работа начинается с момента отъезда. В течение пары часов пути из Мякинино до офиса на Моховой отвечаю на письма, делаю звонки. Потом начинаются совещания, решаются текущие вопросы. В течение дня два-три раза перезваниваемся с мужем. По заведенному порядку старший сын, которому 14 лет, приходя из школы, присылает по почте «отчет». Теоретически я должна прочитать письмо, наметить ему план работ, после выполнения которого он может идти гулять. На самом деле у меня не всегда есть возможность во время прочитать его «отчет», а заставлять ребенка ждать моих указаний негуманно. Поэтому после прочтения его письма часто ловлю его по телефону ближе к вечеру.

Младшему 9 лет, ему нужна сказка на ночь именно в моем исполнении. Поэтому я стараюсь уйти домой до 20.00. Но если не успеваю, например, сегодня на это время назначено совещание, то сижу допоздна. По дороге домой работаю, уложив сына, работаю еще 2-3 часа. На неделе стараюсь хотя бы один выходной день посвятить семье, готовлю, пеку, гуляем. Конечно, все равно идут телефонные звонки, но все-таки я с родными. Вообще стараюсь адаптироваться под нужды семьи. Например, раньше, если была занята, то просто не отвечала на звонок. Сейчас всегда поднимаю трубку, хотя бы для того, чтобы сказать, что перезвоню позже.

Два раза в год обязательно летаем с детьми к родителям в Калифорнию, эти поездки занимают почти весь отпуск. В этом году очень удачно совпали каникулы у старшего и младшего, и мы слетали на три дня в Египет. Я первый раз побывала на рифах Шарм-Эль-Шейха, насладилась красотой Красного моря, и экстаз пока не прошел.

На себя времени не остается, некогда сделать маникюр, мои только утренние два часа.

- Что планируете в ближайшие 2-3 года?

- Как сказал великий Джон Леннон, жизнь – это то, что происходит с нами, пока мы строим планы. К тому же мои планы не могут быть независимы от компании. Поэтому я не строю планы. С личной точки зрения я всегда стремлюсь работать над собой, устранять недостатки.

- Что посоветуете начинающим юристам?

- Сразу не специализироваться, а первые два года поработать в разных областях. Крупные юридические фирмы предоставляют возможность перехода из департамента в департамент. Даже если неинтересно, надо стажироваться в работе с корпоративными финансами, M&A, недвижимостью, в судах, покопаться в налогах. Это очень важно для кругозора. Если человек никогда не участвовал в судах, то впоследствии при поглощении он может упустить очень важные моменты. Потом надо идентифицировать «страсть» - то, что любишь, и в этом специализироваться, потому что рынку требуется именно экспертиза.