На днях зашел в интернет-банк одной кредитной организации. Не для того, чтобы оплатить какие-либо услуги, а из спортивного интереса: посмотреть, чего нового предлагают, изменился ли интерфейс. Кроме того, банк объявил, что теперь принимает некоторые виды вкладов только через интернет. В виртуальное пространство, в частности, был отправлен депозит без дополнительных опций – пополнения, частичного снятия, капитализации процентов. Традиционно банки по «простейшим» вкладам предлагают самые высокие ставки.

Учитывая текущую гиперликвидность на рынке, решение банка вполне логично: он не снимает вклад «с производства», не снижает и так невысокую ставку, а просто сужает круг тех, кто этим депозитом может воспользоваться. Однако круг этот, как выяснилось, сузился намного больше, чем я предполагал. 

Захожу на сайт банка, ввожу логин и пароль, защитный код со скретч карты. Вижу мои счета – все как обычно. Но когда щелкнул на раздел платежей, не обнаружил привычного перечня операций. Где квартплата, платежи за мобильный и интернет, переводы со счета на счет и другие стандартные функции? Пропали…

Зато появились две новые «возможности»: заплатить за услугу интернет-банкинга с карты или с текущего счета. Пока не заплатишь – не будет тебе активных операций. Я нажал на ссылку, появилась интернет-платежка, в которой значились 300 рублей. Я хотел было подтвердить операцию, но вдруг передумал. А, собственно, с какой стати? Сервис был бесплатным, теперь с меня требуют 300 рублей. Сумма символическая, но… почему-то вспомнился булгаковский диалог профессора Преображенского с товарищем Вяземской:

– Почему же вы отказываетесь?
– Не хочу.
– Жалеете по полтиннику?
– Нет.
– Так почему же?
– Не хочу.

Это не единственный интернет-банк, к которому я подключен. Поэтому безболезненно могу вычеркнуть его из списка. Но есть подозрение, что платить эти 300 рублей откажутся многие из тех клиентов, у которых пока нет альтернативы в виртуальном пространстве. Ведь изначально они рассчитывали на бесплатный сервис.

Интернет-банкинг – услуга удобная. Но граждане еще не настолько свыклись с этим удобством, их легко «вспугнуть». Тем более что вариантов внесения платежей достаточно много. Взять хотя бы вездесущие терминалы – правда, многие из них временно вне закона, поскольку не были вовремя оборудованы контрольно-кассовым аппаратом.

Сегодня услугу интернет-банкинга стоило бы рассматривать не как инструмент получения дохода (имею в виду доходы от частных лиц), а как возможность приучать людей к безналичным платежам, приобщать к высоким технологиям. Чем больше операций клиенты смогут совершать дистанционно, тем меньше издержек будет у банков. Кроме того, современный интернет-банк – это отчасти и способ удержания клиента: он будет пользоваться именно вашей картой, а может – обращаться именно к вам за кредитом, чтобы далеко не бегать. Также – это дополнительный козырь при продвижении зарплатных проектов.

Сегодня есть банки, в которых интернет-услуги предоставляются частным лицам абсолютно бесплатно. Встречаются варианты, когда нужно покупать скретч карту с одноразовыми паролями. Но здесь, в отличие от годового обслуживания, нет ограничений по времени. На скретч-карте обычно не менее 70 кодов. Вы покупаете новую карту только тогда, когда используете все пароли на старой.  

Наверное, это совпадение, но пластиковые карты банка, которому я отказался платить 300 рублей, мне, похоже, придется тоже закрыть. Стоит расплатиться этим пластиком, и – гарантированно – в 12 часов ночи или в час приходит sms-уведомление о списании средств. Видимо, сотрудники данного банка никогда не задумывались о том, что в это время люди могут спать. О проведении операции хотелось бы получать сообщение сразу после платежа, который обычно совершается днем.

Справедливости ради нужно сказать, что банк высылает sms и непосредственно после оплаты, указывая сумму и остаток. Но затем – по ночам, из раза в раз – он отправляет второе сообщение, в котором информирует о списании средств. Причем получить это послание вы можете и следующей ночью, и позднее – в общем, тогда, когда уже забудете о совершении платежа. И чего доброго, спросонок, вы станете дозваниваться в колл-центр – чтобы сообщить о мошеннической операции.

По этическим соображениям этот банк называть не буду. Тем более что он не единственный, у кого есть подобные тарифные и технические огрехи. Вопрос в том, ведет ли ваш банк работу над ошибками или тешит себя мыслью, что у других – еще хуже?