1 января 1988 года созданные в результате реформы спецбанки (Промстройбанк, Агропромбанк и Жилсоцбанк СССР) приступили к работе. Сразу появились большие проблемы с переводом денег. В ночь с 31 декабря на 1 января из Госбанка нам привезли десятки мешков с платёжками, сгрузили - и со злорадством стали наблюдать, что мы с ними будем делать. И мы действительно на полгода засели. На Промстройбанк приходились основные обороты (50%) страны. И мы расчёты завалили - ни опыта, ни кадров у нас не было. Расчётные счета всегда до реформы были в Госбанке СССР, людей они нам тоже постарались не отдать.

На 902 счетах («невыясненные платежи») в банке скопилась масса сумм. Ведь к 1 января все юридические лица в стране поменяли свои реквизиты!

Списки номеров других банков мы получили буквально за неделю или за две до Нового года, когда их только утвердили. К тому же в соответствующем постановлении ЦК и Совмина оказалась нелепая фраза о том, что следует отдать в Госбанк, освобождённый от проведения расчётов,  вычислительные центры. Нелепица, но такого было много в той реформе.

Партийное руководство тоже вносило неразбериху. Один из членов политбюро заявил: зачем в каждом городе по несколько банков? И замечательно аргументировал свой тезис: что ж нам теперь, с нескольких банков брать справки для пленумов?

Система расчётов не действовала. Платежи шли по 90 дней, деньги часто попадали не туда куда посылались. В наших отделениях была давка. В середине января мы с председателем правления М. С. Зотовым приехали в одно из отделений на Таганке, и, когда он увидел, что там происходит, ему стало плохо. Он проболел три месяца, так что основная нагрузка в эти месяцы легла на меня. В отличие от Михаила Семеновича опыта расчётов у меня совсем не было. Да и я оканчивал не банковский факультет Московского финансового института, а экономический факультет МГУ.

В это же время форсированными темпами происходило разрушение денежного обращения страны - из-за снятия всех ограничений на наличный оборот. Помню, как в правительстве буквально топтали ногами первого заместителя министра финансов Владимира Георгиевича Панскова за то, что он предложил немного увеличить налоги на кооперативы. А как было: в магазинах покупали мясо по 2 рубля и продавали шашлыки по 25 рублей - при этом ещё и не платили налоги.

Ситуация выходила из-под контроля несмотря на многочасовые заседания правительства. В результате вскоре разразился и товарный кризис. В этих условиях стали появляться и новые коммерческие банки, которым, кстати, помогал учреждать М.С. Зотов. Мы участвовали во многих банках капиталом (АвтоВАЗбанк, Автобанк, Нефтехимбанк, 2 петербургских и других). Это создание поощрялось сверху. Помню, на одном из заседаний председатель Совмина Н.И. Рыжков выговаривал одному министру: «Создавай свой банк, уходи от Зотова». Своей активностью Михаил Семёнович раздражал даже Николая Ивановича, очень терпеливого и мудрого человека.

Кстати, Зотову уже исполнилось 94 года и он столь же энергичен, как и прежде.

 

P.S. Рубрика «Банковские байки с Николаем Кротовым» - совместный проект портала Bankir.Ru и издательства «Экономическая летопись».

Организатор проекта Николай Кротов приглашает к сотрудничеству всех, кто хотел бы пополнить летопись новейшей экономической истории России своими воспоминаниями или архивными материалами.

Контактный адрес проекта: info@letopis.org

 

Мемуары знаменитых финансистов, технологии финансовой индустрии, банковские истории - в специальной рубрике «Обзор книг».