Центробанк на своем сайте разместил список банков, которые здесь же – на сайте Банка России – раскрыли структуру собственности. Сам факт раскрытия данной информации интересен далеко не так, как проявленный к нему интерес со стороны средств массовой информации. Казалось бы, вопрос для рынка уже не самый актуальный. Но не тут-то было. Еще в конце прошлой недели журналисты подсчитали, что из первой сотни банков по активам лишь три кредитные организации раскрыли на сайте регулятора «список лиц, оказывающих существенное влияние на решения, принимаемые органами управления». В этой тройке, в частности, оказался Абсолют Банк. Другие игроки, сообщившие о себе данные, находились за пределами ТОП-100.

Журналистов интересовал вопрос, какими соображениями руководствуются банки, размещая такую информацию на сайте ЦБ. Да, банк, являющийся участником системы страхования вкладов (ССВ), должен это сделать. Соответствующее требование закона вступило в силу в конце прошлого года. Но у банка есть выбор: можно ограничиться своим собственным сайтом.

Глубоко копать здесь не нужно. Почему бы не разместить указанный «список лиц» на сайте регулятора, если он сам предлагает это сделать? Тем более что у многих банков на собственном сайте информация об акционерах и так давно есть. Предположу, что в ближайшем будущем интернет-ресурс Центробанка многие банки, в том числе из топ-100, также пополнят своими собственниками. В конце концов, найти краткую информацию о кредитной организации на сайте ЦБ бывает проще и быстрее, чем в интернете (в том числе, есть поиск осуществляется по регистрационному номеру). И было бы логично, если бы данные, содержащиеся в «карточках» разных банков, имели единую структуру.

С другой стороны, само требование о раскрытии собственников банками, входящими в ССВ, немного устарело. Если несколько лет назад еще можно было чем-то удивить общественность, то теперь значимых сюрпризов ждать не приходится. Возвращаясь к первой сотне по активам: за редким исключением собственники всех этих банков известны – по крайней мере, контролирующие владельцы.

Центробанку данные о бенефициарах и так должны быть известны – не раскрыв их регулятору, нельзя было попасть в ССВ (по крайней мере, так декларировалось). А для вкладчиков государственные гарантии возврата средств гораздо важнее, чем информация об акционерах банка. Конечно, если контроль принадлежит государству или крупному международному банку, – это большой плюс. Но что, например, дает рядовому гражданину следующее известие: владельцем банка Y является господин X? И как удостовериться в том, что этот господин, пусть даже он будет публичной фигурой, в случае необходимости поддержит свое финансовое детище – и морально, и «капитально»?

Думаю, что факту раскрытия собственников кредитными организациями придается слишком большое значение. Вот, например, так ли сильно нас интересует, кто является конечным владельцем завода, производящего йогурты? Возможно, этот владелец – не очень хороший человек. И, возможно, йогурты он делает неправильные. А мы их едим каждое утро. Более значимый для здоровья пример – лекарства. Когда мы принимаем таблетку, задумываемся ли о конечных владельцах ее изготовителя? А ведь вопрос куда более важный, чем в случае с банком: деньги можно заработать еще, а здоровье не вернешь.

В повседневной жизни мы чаще ориентируемся на бренд, а не на его собственника. Если в первый раз нам понравился продукт, то высока вероятность, что мы купим его впоследствии. Если устроил уровень сервиса компании, мы, скорее всего, воспользуемся ее услугами повторно. Думаю, что в банковском бизнесе постепенно мы придем к аналогичным тенденциям. И даже на уровне VIP-клиентов все чаще выбор банка будет зависеть не от дружеских отношений с владельцами и топ-менеджментом, а от уровня сервиса и привлекательности условий.