ivanov2.jpgОлег Иванов, вице-президент Ассоциации региональных банков России

В соответствии с новым законом банки, в частности, лишаются возможности в одностороннем порядке увеличить процентную ставку по договорам с заемщиками - физическими лицами, а также увеличивать или устанавливать комиссионное вознаграждение по операциям.

Положения нового закона являются двусмысленными и неудачными. Преследуя благую цель – защитить заемщика, законодатель поставил его в более уязвимое положение. Наибольший ущерб вступление данного закона в силу может нанести сектору банковских карт, а также сфере автомобильного, ипотечного и иного долгосрочного кредитования. Закон перекладывает все риски, связанные с изменением стоимости денег на финансовом рынке, на банк, который лишен какой-либо свободы финансового маневра. Выдавая долгосрочный кредит, банк при установлении процентной ставки будет вынужден закладывать в нее максимальные (все гипотетические) риски. Это приведет к заметному увеличению процентных ставок по кредитам, которые выдаются по срок более года.

Может показаться, что новый закон содержит предпосылки для широкого использования в России кредитов с переменной (плавающей) процентной ставкой. Это позволило бы банкам частично снизить влияние рисковых факторы путем введения индексной или эталонной процентной ставки. Однако предлагаемая редакция закона не содержит прямого указания на возможность включения в кредитный договор с потребителем условия о переменной процентной ставке, «привязанной», например, к ставкам LIBOR или MIBOR. В законе содержится лишь упоминание о некотором «порядке определения процентной ставки», который может содержаться в договоре с клиентом. При этом из норм закона невозможно получить однозначного ответа на два ключевых вопрос: «каким критериям должен отвечать порядок определения процентной ставки»?» и «может ли такое условие включаться в договоры с физическими лицами?».

Законодатель не указал никаких требований к такому порядку, что создает серьезные предпосылки для возникновения острых споров и разногласий между органами государственной власти, судами и банками, относительно допустимости того или иного порядка определения процентной ставки. Например, процентная ставка могла бы определяться на основе «индекса стоимости денег», который ежедневно рассчитывает аналитический отдел того же банка. Не ясно, как подобное регулирование поможет защитить заемщика. При этом оно закладывает мину замедленного действия и создает повод для массовых конфликтов на рынке потребительского кредитования.

Помимо этого, трудно предположить, как предлагаемое регулирование будет применяться на рынке банковских карт – кредитных карт и расчетных карт с овердрафтом. Изменение конъюнктуры денежного рынка вынуждает банки регулярно (до нескольких раз в год) корректировать годовую процентную ставку по карточным кредитам. Срок действия карты может достигать 3-5 лет. При этом отсутствует правовая определенность относительно того, следует ли рассматривать отельные транзакции по кредитной карте в качестве «самостоятельных кредитов», выдаваемых по новым ставкам, или же банковские комиссии и процентные ставки не должны увеличиваться на протяжении всего срока жизни соглашения о выпуске кредитной карты. Это может внести сумятицу и неразбериху на российский рынок «пластика», где на сегодняшний день обращается более 120 млн. карт.

Налицо и принципиальные отличия предлагаемого регулирования от мировых стандартов. Так, принципиальным положением Директивы ЕС 20008/48 о потребительском кредитовании, Закона США 1968 года о потребительском кредитовании, Закона Великобритании о потребительском кредитовании 1979 года, Германского гражданского уложения является дифференцированный подход к разным видам кредитных продуктов, а также к разным видам условий о процентах, используемых в договорах. Во всех перечисленных юрисдикциях законодательные нормы, которые регулируют условия о процентах и комиссиях, используемые в договорах потребительского кредитования, являются максимально подробными и насчитывают многие страницы. Более того, в развитие этих норм уполномоченные государственные органы, как правило - Комиссии по торговле, издают детальные разъяснения касательно того, какие из условий договоров они считают допустимыми и соответствующими закону.   Концептуальный подход зарубежным законодателей состоит не в том, чтобы за банк и потребителя определять «разрешенные» условия договора, а том, чтобы обязать банки в полном объеме доводить до потребителя информацию о «значимых» условиях договора еще не этапе его подписания. Согласно пп. f) п. 2 ст. 10 Директивы ЕС 20008/48 о потребительском кредитовании кредитное соглашение должно, в том числе, содержать изложенные ясным и доступным языком правила о процентной ставке, условия при которых такая ставка применяется, а также – в соответствующих случаях – индекс или эталонную процентную ставку, используемую при определении процентной ставки по кредиту, а также периоды, условия и порядок изменения процентной ставки по кредиту, применяемые в различных обстоятельствах, данная информация должна приводиться в отношении всех ставок, используемых в кредитном соглашении.

Ст. 11 Директивы ЕС специально регулирует процедуру доведения до заемщика информации о процентах по кредиту. Если договором предусматривается возможность изменения ставки, потребитель должен быть проинформирован о ее изменении в письменном виде или иным надежным образом до момента ее изменения. Ему также должны быть предоставлена информация о новом графике платежей, которые должны быть произведены после изменения ставки по кредиту, а также информация об изменении числа платежей, если это имеет место. В случае, если стороны использую плавающую процентную ставку, то в договоре может быть предусмотрено регулярное предоставление указанной выше информации.

Национальные законодатели отдельных европейских стран «усилили» требования Директивы в национальных законах. В частности Офис министра торговли Великобритании (OFT) выпускает специальные инструкции относительно допустимых условий договоров с потребителями. В инструкции об условиях, касающихся изменения процентных ставок, приводятся некоторые из таких условий и общие принципы, позволяющие определить допустимость того или иного условия. По мнению британского регулятора, банк может включать в договор любые, самые сложные условия о процентной ставке, однако, при повышении ставки потребителю должно быть дано право выйти из договора, то есть ему предоставляется возможность перекредитоваться у другого банка без дополнительных штрафов и комиссий. Это положение не применяется в случае индексной плавающей процентной ставки. В этом случае при изменении ставки потребитель не вправе выйти из договора, но сама индексная ставка должна быть привязана не к любому индексу или индикатору, а к некоторой величине, которая рассчитываться независимым лицом и регулярно публикуется, т.е. признана рынком. В дополнение к этому, банк и клиент могут согласовать будущие изменения ставки еще на этапе заключения договора. Любое изменения ставки должно касаться не отдельных потребителей, а быть действительным для всех кредитов данного вида.

В Германии в соответствии с общим правилом, если банк повышает проценты, клиент имеет право в течение шести недель с момента уведомления погасить кредит. При этом новые проценты к договору не применяются. Это общее правило может быть изменено соглашением сторон. В ипотечных сделках на рынке Германии проценты фиксируются на определенный срок (3-5-7 лет), по завершению которого банк вправе изменить процентную ставку в зависимости (сделать ее рыночной) на следующие 3-5-7 лет.

В соответствии с Законом Украины «О защите прав потребителей» в договоре о предоставлении потребительского кредита может предусматриваться, что процентная ставка по кредиту может изменяться в зависимости от изменения учетной ставки Национального банка Украины или в других случаях. Об изменении процентной ставки по потребительскому кредиту потребителю сообщается кредитором в письменном виде на протяжении семи календарных дней с даты ее изменения. Без такого сообщения какое-либо изменение процентной ставки является недействительным.

Можно констатировать, что нормы иностранного законодательства являются гораздо более подробными, комплексными, гибкими и разносторонними, нежели принятый Думой закон. По мнению банков – членов Ассоциации «Россия», остро назрела необходимость всеобъемлющего регулирования отношений в сфере потребительского кредитования, чего можно достичь лишь путем принятия специального закона «О потребительском кредитовании».

 Таким образом, новый закон не только не защищает потребителей, но и ставит их в заведомо худшее положение. Доступность кредита для них снизится: стоимость кредита под фиксированный процент заметно возрастет, а кредиты, содержащие «порядок определения процентной ставки», будут гораздо менее понятны и комфорты. С точки зрения банков, вступление нового закона в силу чревато риском возникновения новых массовых скандалов, вызванных неоднозначным толкованием его положений и неясностью порядка их применения. Наиболее негативное влияние новый закон способен оказать как раз на те сегменты кредитования, с которыми связываются надежды на выздоровление российской экономики – автокредитование, ипотеку, потребительское кредитование, кредитование малого бизнеса.