Владельцы бизнеса еще совсем недавно с легкостью подписывали личные поручительства по привлекаемым их компаниями кредитам. Некоторые из них и представить не могли, что за долги придется заплатить не только потерей активов, но и личным имуществом и даже свободой.

Подмосковная Апрелевка, поздняя ночь 12 октября 2009 года. Председатель совета директоров коммерческого банка "Русский финансовый альянс" (РФА) Олег Ашмарин и глава правления того же банка, его гражданская супруга Ирина Сидорова, возвращались домой. С пульта управления они открыли въездные ворота, загнали Land Cruiser на территорию и вышли из машины. В этот момент раздался сильный взрыв - бомба лежала на газоне. Чета осталась жива, отделавшись незначительными повреждениями: у него - рваные раны бедер, у нее - травмы левого плеча и голени. Чей-то заказ? По версии следствия, взрыв не был покушением на убийство в чистом виде, а, скорее, представлял собой показательный акт с целью запугать банкиров. Недоброжелателей у них было предостаточно. В свое время они входили в руководство Союзобщемашбанка. По данным АСВ, осенью 2004 года из него были выведены активы через выдачу невозвратных кредитов и приобретение векселей фирм-однодневок (они составили 70% активов банка). Союзобщемашбанк весной 2004-го входил в список 200 ведущих кредитных учреждений России, но 19 января 2005 года лишился лицензии и вскоре был признан банкротом. По делу о субсидиарной ответственности проходило несколько топ-менеджеров, включая Ашмарина и Сидорову. Но банкирам удалось избежать выплаты 1,13 млрд руб. Апелляционный суд встал на их сторону, переложив всю ответственность на экс-главу Союзобщемашбанка Любовь Федосееву, которая сегодня также имеет непосредственное отношение к РФА. Так что, похоже, финансистам решили отомстить, возможно, за вывод активов и банкротство Союзобщемашбанка.

Подобных криминальных историй с каждым годом становится все меньше, но отвечать за свои ошибки личным имуществом бизнесменам приходится все чаще. Существует как минимум три повода, по которым кредиторы могут лично прийти за деньгами непосредственно к владельцу компании. Во-первых, если он предоставил персональное поручительство, а это уже стало стандартной практикой для многих банков. Именно на этом "погорели" основатель холдинга "Эстар" Вадим Варшавский и нефтяной магнат Шалва Чигиринский. Во-вторых, если банкротство произошло по вине владельца и имущества компании не хватает для покрытия долга, вступает в силу закон о так называемой субсидиарной ответственности. До кризиса этим способом пользовалось Агентство по страхованию вкладов (АСВ). Ему, например, удалось привлечь к этому виду ответственности председателя правления банка "Гранит", главу правления и председателя совета директоров банка "Диалог-Оптим", топ-менеджеров Агропромстройбанка. Денег, правда, вернуть удалось немного: в случае с Агропромстройбанком - 9 млн руб. из 200 млн руб. Третий способ предъявления "личных" претензий - доказательство незаконности действий руководителей компаний. Именно этим путем пытаются вернуть выведенные Александром Гительсоном из банка "ВЕФК" деньги. Точно так же один из держателей облигаций заводов "Гросс" старается доказать, что бывшие владельцы обанкротили предприятие.

Впрочем, все эти способы работают только при одном условии – если удается разыскать имущество должника. Например, у Варшавского арестовали квартиру, у Чигиринского - особняк, но собственность владельца Петербургской фирмы "Строймонтаж" Артура Кириленко обнаружить пока не удается, несмотря на объявленное за помощь в поисках вознаграждение. "КО" проанализировал, почему бизнесмены собственноручно расписались под своим приговором, на что рассчитывают и каким образом пытаются решить проблемы с личным поручительством.

Балтийский долг

Требуя долг с компании "Строймонтаж", Балтийский банк открыл охоту за личным имуществом ее владельца Артура Кириленко. Выведенные активы строителя кредитору найти не удалось, и удар пришелся по ни в чем не виновным дольщикам.

Одним из первых личную ответственность по долгам своих структур вынужден нести владелец петербургской компании "Строймонтаж" Артур Кириленко. По собственной оценке, к началу 2009-го общий долг фирмы составил 4,3 млрд руб., из которых 2,3 млрд руб. - задолженность перед банками. С большинством кредиторов девелоперу удалось договориться. Однако неурегулированным остался долг Балтийскому банку - примерно 1 млрд руб. Из этой суммы 717 млн руб. были выданы "дочке" "Строймонтажа" - компании "КосМонблан" на строительство офисного комплекса "Монблан" в городе на Неве, а 250 млн руб. направлены на пополнение оборотных средств материнской структуры. Обеспечением по кредитам стали офисные помещения "Монблана" площадью 8500 кв. м, а также личные обязательства Артура Кириленко.

В рамках реструктуризации задолженности девелопер предложил заимодавцу забрать офисы, однако банк не согласился: стоимость помещений на тот момент уже не покрывала всей суммы. Балтийский банк обратился в суд и в сентябре 2009-го выиграл дело о взыскании 251,9 млн руб. лично с господина Кириленко. По информации банка, собственные активы бизнесмена, в частности недвижимость и имущество, находятся за рубежом. Более того, кредитор уверен, что Кириленко успел вывести и значительную часть денежных средств. В "Строймонтаже" все эти обвинения отрицают. Но факт в том, что компания оказалась полностью неплатежеспособной. В сентябре 2009-го она направила в арбитражный суд заявление о собственной финансовой несостоятельности, а в ноябре на предприятии была введена процедура наблюдения. Как заявил Артур Кириленко в открытом письме Балтийскому банку, банкротство является "вынужденной мерой, вызванной невозможностью договориться с кредитором". Впрочем, заимодавец не поверил заемщику. Банк добился возбуждения уголовного дела о преднамеренном банкротстве и даже пообещал вознаграждение за информацию о личном имуществе Артура Кириленко. В офисе компании прошли обыски.Фактически была объявлена охота за активами предпринимателя. С учетом того, что процедура банкротства "Строймонтажа" началась, Балтийскому банку, скорее всего, придется встать в длинную очередь кредиторов, в которой, в частности, уже присутствует Альфа-банк, требующий $7 млн с девелопера и Артура Кириленко лично. Пока активность заимодавцев привела к тому, что по иску Балтийского банка в одном из жилых комплексов компании судебными приставами были арестованы 47 уже заселенных квартир. Все они продавались по предварительным договорам купли-продажи и формально принадлежат "Строймонтажу". В общей сложности у фирмы 1700 дольщиков, и именно их эксперты называют пострадавшей стороной - доказать свои права на недвижимость им будет очень трудно.

Достали в тюрьме

Бывшему владельцу попавшего под санацию банка "ВЕФК" Александру Гительсону, похоже, придется не только сидеть в тюрьме, но и нести финансовую ответственность. Агентство по страхованию вкладов требует возврата средств, выделенных кредитному учреждению в порядке антикризисной помощи.

Находящийся сегодня в следственном изоляторе Александр Гительсон - пример крушения одной из самых блистательных банковских карьер. Созданный им в 2003 году холдинг "ВЕФК" (Восточно-Европейская финансовая корпорация) очень быстро рос и, по мнению экспертов, мог бы войти в top-30 российских банков. Самого Гительсона включали в top-500 богатейших людей страны. Однако в момент кризиса 2008 года банк начал задерживать платежи и в итоге попал под контроль Агентства по страхованию вкладов (АСВ). Сегодня ВЕФК перешел "под крыло" ФК "Открытие", переименован в банк "Петровский" и находится в процессе слияния с другими банковскими активами "Открытия". Судьба экс-владельца ВЕФК Александра Гительсона и его парнеров складывается менее удачно. Он, предправления Виталий Рябов и заместитель предправления Иван Бибинов арестованы по обвинению в растрате 890 млн руб. Эти средства были выделены ВЕФК в рамках антикризисной господдержки, но банкиры, по версии следствия, выдали деньги двум фирмам-однодневкам. Расследование продолжается, но стало известно, что АСВ собирается взыскивать с руководителей ВЕФК свои убытки.Юристы отмечают, что, поскольку ВЕФК не стал банкротом, получить деньги АСВ сможет только при условии, что Гительсон будет признан виновным в присвоении указанной суммы, а сам банк окажется потерпевшим по данному уголовному делу. В исходе дела эксперты не сомневаются. "Нет сомнения, что АСВ доведет дело с банком "ВЕФК" до конца, - заявляет Валерий Нарежный ("Каменская & партнеры"). - Значительные успехи АСВ в деле привлечения к ответственности руководителей банков связаны с самой структурой АСВ. Это мощная государственная организация, имеющая обширные ресурсы (юридические, управленческие, властные). Ей легче добиваться своего, чем обычному конкурсному управляющему". По всей видимости, АСВ прежде всего надеется на взыскание небанковских активов, которые еще числятся за корпорацией "ВЕФК".

Невыездной депутат

Владелец группы "Эстар" Вадим Варшавский отдал кредиторам не только свое имущество и половину зарплаты. Суд также ограничил ему свободу передвижения.

Все началось весной 2009 года с того, что ОАО "Новосибирский металлургический завод имени Кузьмина" и ООО "Торговый дом "Эстар" (входят в группу "Эстар" Вадима Варшавского) не смогли расплатиться по кредитам на сумму 364 млн руб., предоставленным Банком Москвы. В результате владелец группы, депутат Государственной думы Вадим Варшавский вынужден отвечать по долгам компаний своим имуществом, так как при получении заемных средств поручился за них. Банк Москвы, не имея возможности взыскать долги с предприятий, решил идти до конца и отстаивать коммерческие интересы "с использованием всех имеющихся механизмов принудительного возврата кредитов с должников". В результате судебные приставы в середине ноября арестовали два нежилых помещения в Москве, принадлежащих депутату, 50% его зарплаты в Госдуме, а также наложили запрет на выезд за границу. "Как показывает практика, если кредитору удается добиться подобных процессуальных результатов, должник находит дополнительные возможности для урегулирования спора", - отмечает вице-президент Независимого строительного банка Николай Мотин. "До фактического взыскания с поручителей, являющихся владельцами или руководителями предприятий-должников, вряд ли дойдет, так как для исключения возможности отвечать личным имуществом эти лица обычно находят средства для урегулирования отношений с кредиторами. Причем это происходит из тех источников, о существовании которых не было известно ранее", - соглашается ведущий консультант ООО "Финэкспертиза" Дмитрий Ширяев.

Вот только в ситуации с Вадимом Варшавским эти "неизвестные" источники, похоже, исчерпаны: состояние предпринимателя за период кризиса уменьшилось примерно в десять раз, с 20 млрд руб. на начало 2008 года до 2 млрд руб. на сегодняшний день. Более того, еще в июне 2009-го из-за поручительства по кредитам была арестована квартира г-на Варшавского. "Арестовали, но не отобрали еще, - прокомментировал тогда эту новость сам бизнесмен в эфире телеканала "Вести". - Суд будет. Я поручился имуществом. В конце концов, буду жить на улице, если заслужил". Запрос "Ко" на тему новых арестов, ограничения выезда и взыскания 50% зарплаты остался без ответа. Дмитрий Ширяев напоминает, что за злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности предусмотрена в том числе и уголовная ответственность по ст. 177 УК РФ. Наказание по этой статье может грозить должникам не только денежным штрафом, но и лишением свободы на срок до 2-х лет. Однако у Вадима Варшавского пока есть один козырь - депутатская неприкосновенность.

Парфюмер

Угроза личному имуществу заставляет собственников компаний быть более сговорчивыми, и кредиторы охотно этим пользуются. Владелец банкротящейся сети "Арбат Престиж" решил не рисковать и нашел способ вернуть долг.

В 2005 году компания Владимира Некрасова - "Арбат энд Ко" получила кредит у Номос-банка на $27,5 млн. Поручителями выступили другие структуры холдинга и лично Владимир Некрасов. Но расплатиться по займу "Арбат энд Ко" не смог. Проблема заключалась в том, что его владелец около полутора лет (с января 2008-го по июль 2009-го) провел в тюрьме по обвинению в неуплате налогов. Сейчас Некрасов освобожден под подписку о невыезде, но за время его заключения сеть парфюмерно-косметических гипермаркетов успела разориться.

Номос-банку удалось вернуть около $15 млн за счет продажи заложенной для обеспечения кредита недвижимости "Арбата". Но из-за пеней общая сумма долга увеличилась до $38 млн. "Некрасову в данном случае пришлось бы отвечать по кредиту личным имуществом. Одним из наиболее действенных механизмов возврата долгов является предъявление требований по возврату собственнику бизнеса, который выступил поручителем по кредиту", - говорит Дмитрий Кленов, партнер, UFG Wealth Management. Но самого Некрасова такая ситуация явно не устраивала.

В сентябре 2009-го бизнесмен подал в Таганский суд Москвы два иска, чтобы расторгнуть договор личного поручительства. В обоих документах упомянуто, что последние полтора года он провел в заключении и не мог эффективно защищать свои интересы. Кроме того, в одном из исков Некрасов просит вернуть ему 5% акций ритейлера, находящихся в залоге, и отмечает, что в договоре залога и договоре о предоставлении кредитной линии указаны разные оценки стоимости одной акции "Арбат Престижа" - $0,25 и $12,5 за акцию соответственно. Фактически Некрасов обвинил банк в том, что при оценке залога последний занизил его стоимость.

Сложно сказать, чью сторону приняла бы Фемида в данном случае. Но долг бизнесмена выкупила, как считают участники рынка, дружественная фирма, структура, близкая к управляющей компании "Арбата" ("Русские инвестиции"), - "Автоаудит № 1". Некрасов и Номос-банк подписали мировое соглашение, условия которого не озвучиваются. Известно лишь, что свои иски о расторжении договора поручительства Некрасов отозвал. "Номос-банк пошел на мировую, так как достиг основной задачи, стоящей перед любым банком, - взыскание долга компании", - говорит Дмитрий Кленов. Чем и как бизнесмен будет расплачиваться со своим партнером Кириллом Игнатьевым, который владеет 99% долей ООО "Автоаудит № 1" (он же председатель совета директоров "Русские инвестиции"), неизвестно. "Автоаудит" отрицает, что имеет какое-либо отношение к "Арбату".

Нефть подкачала

Кредиторы Шалвы Чигиринского нашли бизнесмена и в Лондоне: за долги принадлежащей ему девелоперской компании Russian Land продан особняк предпринимателя, постепенно "расходится" и другое имущество.

К концу 2008 года в активе Шалвы Чигиринского было множество амбициозных девелоперских проектов, в том числе строительство 600-метрой башни "Россия" и реконструкция одноименной гостиницы в Москве. Только для реконструкции "России", принадлежащей девелоперу Russian Land, требовались $800 млн, часть из которых были предоставлены банками. Но деньги у бизнесмена быстро кончились, и в залоге у кредиторов оказалась его доля в нефтяной компании Sibir Energy (SE). Топ-менеджмент SE пошел акционеру навстречу и решил выкупить у него девелоперские активы. Однако это решение стало ударом по надежности SE: сразу после того, как рынок узнал о продаже Чигиринским активов, акции Sibir Energy на бирже подешевели на 60,5%. В результате сделка сорвалась, а против топ-управленцев и самого бизнесмена нефтяная компания инициировала проверки. В итоге перебравшийся в Лондон предприниматель оказался один на один со своими долгами.

Самым настойчивым кредитором оказался ВТБ, который в феврале 2009 г. перекупил у лондонского подразделения Deutsche Bank долг примерно в $100 млн (заем был выдан в июле 2007-го). После того как в том же феврале Russian Land перестала обслуживать кредит и истек срок его погашения, банк обратился в суд, потребовав вернуть более 3 млрд руб. Оказалось, что соответчиком по иску выступает сам бизнесмен из-за подписанного им личного поручительства. Арестованными оказались личные активы предпринимателя на общую сумму 3,11 млрд руб., в том числе девелоперские проекты и частное имущество. В конце июня Высокий суд Лондона частично поддержал иск SE, обязав должника заплатить $210 млн. За продажу особняка Чигиринского в Лондоне нефтяная компания получила $27,4 млн.

Помимо ВТБ и SE "на хвосте" у бизнесмена сидит кипрская компания Reachcom Ltd., представляющая интересы "Ренессанс Капитала" и требующая $60 млн. Президент петербургского холдинга "Адамант" Игорь Лейтис утверждает, что Чигиринский не расплатился также и с ним за петербургский "Пассаж". По долгу в $32 млн он уже добился ареста двух квартир должника в Москве: площадью 340 кв. м в Романовом переулке и площадью 310 кв. м на Дубининской улице. Арест наложен и на недостроенный дом в 2000 "квадратов" в Одинцовском районе Московской области. Не исключено, что в ближайшее время активами Чигиринского заинтересуются и другие кредиторы. По данным источников "Ко", общая задолженность бизнесмена превышает $1 млрд.

Акции возмездия

Единственный раз к ответственности за банкротство был привлечен владелец страховой компании. Бывший собственник СК "Доверие" присвоил активов страховщика на 96 млн руб.

Петербургская страховая компания "Доверие" прекратила свое существование еще в 2005 году. Сразу же после этого владелец 80% акций "Доверия" Виктор Рудницкий бесследно исчез. Правда, через два года он вернулся и даже попытался возглавить филиал татарской страховой компании "АСКО". Российский союз автостраховщиков (РСА) в этой связи даже специально обращался в АСКО с требованием об увольнении Рудницкого. Возмущение РСА было понятно: ему пришлось возместить большую часть долгов "Доверия" по договорам ОСАГО. Общая сумма претензий к СК "Доверие" превысила 33,7 млн руб., тогда как за имущество компании РСА выручил всего 6,1 млн руб.

Арбитражный управляющий пришел к выводу, что Виктор Рудницкий перевел на себя принадлежащие компании акции и некоторые другие активы, причем сумма ущерба превысила 96 млн руб. Привлеченная управляющим консалтинговая фирма заключила, что именно деятельность бывшего владельца привела страховщика к банкротству. Это позволило обратиться в арбитражный суд с иском о привлечении Рудницкого к субсидиарной ответственности. "Закон о банкротстве действительно предусматривает возможность привлечения лиц, контролирующих должника, к субсидиарной ответственности", - говорит Ольга Сницерова из компании "Самета - Корпоративный консалтинг". В августе 2009 года суд постановил взыскать с Рудницкого 27 млн руб. Вердикт вступил в силу, поскольку сам экс-владелец СК "Доверие" обжаловать решение Фемиды не стал. Однако перспективы реального получения этих денег сомнительны: в суд Рудницкий не явился. "В России уже имели место такие дела, в них взыскивались суммы в рамках субсидиарной ответственности с руководителей банков, - комментирует руководитель корпоративной и налоговой практики юридической компании "Каменская & партнеры" Валерий Нарежный. - Так что дело Рудницкого является первым подобным лишь в области страхования. Я полагаю, что таких дел с каждым месяцем будет все больше во всех отраслях экономики, поскольку заработавшие в июле поправки в закон открывают для конкурсных управляющих широчайшие возможности по привлечению руководителей к субсидиарной ответственности. Однако применяться новый порядок будет только к делам о банкротстве, возбужденным с момента его вступления в силу. Так что основная волна судебных решений о привлечении руководителей к субсидиарной ответственности пойдет в 2010 году".