Кто последует за Дубаем?

В то время как Дубай, ставший символом сверх-богатства, пытается расплатиться с долгами,  финансовая общественность обеспокоена еще одним вопросом: является ли недавний финансовый кризис единичным событием, или же миру придется ожидать подобных шоков постоянно?

Газета The New York Times с помощью аналитиков предпринимает попытку понять, куда может упасть следующая долговая бомба, и насколько опасной она может быть.

Крупные банки, только сейчас начавшие приходить в себя от прошлогодних потрясений, судорожно анализируют свои потенциальные риски, связанные с задолжавшими корпорациями и правительствами.

По всей территории от Балтики до Средиземного моря начинает подходить время расплаты за беспрецедентный рост кредитования. В России и странах бывшего СССР, где высокие цены на нефть стали причиной стремительного роста, требуется рефинансирование долгов.

Даже в таких богатых странах, как США и Япония, растущие дефициты бюджета вызывают сомнения в способности правительств справиться с долгами, особенно учитывая возобновившийся рост ставок.

В Германии растет невыплаченный государственный долг, который в следующем году может увеличиться до 70%-ного эквивалента объема производства страны. Ожидается, что государственный долг Ирландии может составить до 83% от ВВП в следующем году. Латвия тонет в долгах еще быстрее: объем займов почти достигнет эквивалента половины экономики в следующем году, а всего лишь год назад он составлял 9%.

Как и Латвия, другие страны Балтики – Литва и Эстония – также находятся в зоне риска, как и Болгария с Венгрией. Внешняя задолженность всех этих стран превышает 100% их ВВП. При этом валюта внешних долгов часто является иностранной, так что в случае трудностей правительства не смогут воспользоваться девальвацией внутренней валюты для уменьшения суммы долга. 

По прогнозам некоторых аналитиков, в ближайшем будущем одно из крупных государств объявит дефолт по государственному долгу. Многие убеждены, что более богатые страны и МВФ вмешаются в случае необходимости оказания помощи правительству. При этом нет никакой уверенности, что компании в этих государствах также спасут, и отказ Дубая гарантировать долги Dubai World может стать прецедентом для других должников.

Одним из характерных признаков финансового кризиса стало то, что некоторые правительства взяли на себя постоянно растущий краткосрочный долг. В США, к примеру, долг Минфина в течение года вырос примерно с 33% от общей суммы долга (столько он составлял два года назад) до  44% (столько он составил летом этого года). В США могут скоро появиться собственные проблемы с задолженностью.

В связи с этим, считают  специалисты, страны с развитой экономикой все более неохотно будут помогать развивающимся странам и вкладываться в их рынки. Это может явить собой трудности для проблемных государств, которым, чтобы справиться с растущими долгами,  придется взять в долг еще $65 млрд. только лишь в 2010 году, по подсчетам аналитиков. Но если государственный долг может быть проблемой, корпоративный долг может стать причиной кризиса, который, в некотором смысле, уже набирает обороты.

За последние пять лет значительно возрос объем корпоративного кредитования. По данным аналитиков, срок выплаты по корпоративной задолженности на сумму $200 млрд. наступает в этом или следующем году. При этом около половины этого объема приходится на Россию и Объединенные Арабские Эмираты. Также существует мнение, что в 2010 году компании Китая возьмут в долг  $8,8 млрд., а компании Мексики - $11 млрд.

Согласно данным аналитиков JPMorgan Chase, российские компании заняли $220 млрд. либо у банков, либо путем продажи облигаций, в период с 2006 по 2008 год. Это составляет 13% от ВВП России. В Эмиратах, к примеру, эта цифра составляет  $135,6 млрд., или 53% от ВВП; для Турции этот объем равен $72 млрд., или 10% от ВВП страны; а в Казахстане - $44 млрд., или 44% от ВВП.

Если раньше правительства принимали участие в спасении компаний, не способных выполнить свои обязательства, то сейчас  уже несколько компаний объявили о дефолтах, поняв, что правительственные гарантии не осуществляются в реальности.

К примеру, в России объем внешнего долга составляет более $470 млрд., при этом на государственный долг приходится лишь незначительные $29 млрд. Остальная часть долга лежит на российских компаниях, включая государственные гиганты вроде Газпрома.

Реструктуризация долга Dubai World уже увеличила стоимость кредитования для российских компаний, которые в декабре должны выплатить в целом $20 млрд.

Журнал Fortune также пишет, что дефицит бюджета Греции может в этом году превысить 12% от валового внутреннего продукта. Еще одной проблемной страной стала Румыния, где результаты предстоящих президентских выборов станут ключевым фактором при получении помощи от кредиторов, возглавляемых МВФ.

До сих пор МВФ и Евросоюз предоставляли экстренное финансирование, чтобы смягчить экономические потрясения в таких странах, как Венгрия, Латвия и Украина. Но на данный момент существует вопрос о том, каков предел поддержки для проблемных государств.

Греция, к примеру, подвергается критике за чрезмерные расходы. Рост стоимости кредитования для правительства этой страны вырос в  начале 2009 года, а стоимость страхования правительственных облигаций выросла в десять раз с момента начала кризиса.

Чувствуя дефляцию

Важной темой прошедшей недели стали экономические проблемы Японии, которые осветил журнал The Econimist

Не прошло и трех лет с тех пор, как Банк Японии якобы справился с дефляцией, как его руководству снова приходится прибегать к давно забытому методу – увеличению денежной массы.

В качестве попытки стимулировать рост экономики Банк объявил о предоставлении ¥10 трлн. ($115 млрд.) в виде трехмесячных займов при фиксированной ставке в размере 0,1%. Кроме того, эти займы можно будет обменять на любые формы обеспечения: правительственные и промышленные облигации, коммерческие бумаги и иные активы.

При этом, по мнению специалистов, такого объема займов недостаточно ни для снятия дефляционной угрозы, ни для требуемого ослабления иены.

Управляющий ЦБ Японии Масааки Сиракава пошел на поводу у правительства, прибегнув к подобному шагу, хотя сам он довольно «скептически» относится к пользе увеличения денежной массы  и весьма осторожен в применении таких мер. Согласно подсчетам специалистов, денежная масса в Японии за период кризиса возросла за год на ничтожные 4,7%, в то время как в США она увеличилась на 71%.

По словам аналитиков, такое действие ЦБ Японии, будучи подкрепленным инициативами правительства по ослаблению иены, имело бы большее значение. Вместо этого администрация премьер-министра Юкио Хатоямы пожаловалась на сильную иену и ввела несколько неопределенных контрмер, включая обнародование добавочного бюджета, на котором Япония должна продержаться до конца финансового года. 

Дальнейшие действия правительства по отношению к Центральному Банку будут определяться поведением иены, которая во время и после заседания ЦБ снизилась к доллару.

Но валюта страны снова может вырасти, если принятые меры не дадут должного эффекта. Возможно, и правительство страны, и ЦБ, зная о дефляционном риске, который представляет собой сильная иена, в следующий раз попробуют  действовать синхронно.

Кредитно-карточные компании накажут неактивных клиентов и забросают самых состоятельных из них промо-письмами

Агентство Bloomberg рассказывает о трудностях, которые могут поджидать потребителей, решивших управлять своими задолженностями по кредитным картам. 

По данным Moody’s Investors Service, эмитентам кредитных карт грозит самый высокий уровень просрочек с апреля. В связи с этим они воскрешают комиссии за пассивность и  модифицируют прочие штрафы в попытке сохранить снижающиеся доходы.

К примеру, компания Fifth Third ввела комиссии для большинства своих карт еще в июне, чтобы «поощрить активное использование  управление счетами». Комиссии за пассивность применялись и ранее, но они часто отменяются при периодическом пользовании картой.

Citigroup Inc. стала менять ставку по карте в зависимости от частоты использования, так что при превышении определенного количества покупок потребители могут вернуть 10% от общей суммы процента.

Bank of America Corp. ввел годовые комиссии, размер которых варьируется от $29 до $99, для менее чем 0, 5% всех карт. Этот пробный шаг может и не получить более широкое применение.

При этом Bank of America, крупнейший кредитор США JPMorgan Chase & Co., Capital One Financial Corp., третий по величине эмитент карт Visa Inc., и Discover Financial Services не применяют комиссии за пассивное пользование картами.

Многие американские потребители пытаются управлять своими задолженностями, объем которых на 18 ноября этого года составил $842,6 млрд. и снизился за год на 1,7%, выплачивая долг по картам и не пользуясь ими. Чтобы не портить кредитную историю, они не аннулируют карты. Получается замкнутый круг: если пользуешься картой, растет долг. Если не пользуешься, растет комиссия.

Новые постановления о защите пользователей кредитных карт, о которых ФРС объявила в июле, запрещают комиссии за пассивность по счетам, если владельцы карт аннулируют их и выплачивают задолженность, чтобы избежать увеличения ставки. При этом, возможно, сохранятся комиссии за пассивность, если клиент не пользуется картой и выплачивает задолженность, не закрывая счет.

Кроме того, Reuters обращает внимание на избирательность рекламы кредитных карт.

Целевой аудиторией маркетинговых кампаний американских кредитно-карточных эмитентов  стали состоятельные клиенты, считающиеся более надежными.

По данным исследований, объем писем, продвигающих кредитные карты, вырос с сентября по октябрь до 180 млн. единиц, самого высокого уровня с декабря 2008 года. Причиной такого роста активности банков, по мнению специалистов, стал недавний спад невыплат по кредитным картам.

Значительно усилили свою активность JPMorgan Chase и American Express. JPMorgan Chase & Co, удвоив объемы промо с сентября, разослал информацию о своих новых картах Sapphire 15% самых состоятельных семей. American Express Co агрессивно борется с Chase за богатых клиентов.

Обе эти компании стали источником 2/5 всего объема предложений по кредитным картам почтой, а также проводят агрессивные рекламные кампании по радио и телевидению.

HSBC увеличил объем почтовой промо-рассылки на 50%, а U.S. Bancorp удвоил объем промоушена.

За последний год кредитно-карточные компании ужесточили условия выдачи займов, потеряв миллиарды долларов из-за кризиса. Компаниям пришлось аннулировать 20 млн. счетов, сократить лимиты и поощрительные программы. Они также увеличили комиссии и процентные ставки до введения нового закона, который ограничит их деятельность через три месяца.

Теперь же компании борются за долю на рынке, так как из-за недавних мер потребитель может вовсе отказаться от пластика, чтобы не пользоваться дорогими привилегиями. Именно поэтому главная задача эмитентов – стать картой № 1 в бумажнике потребителя.

В этой борьбе главным оружием становятся поощрения. Capital One Financial Corp и Discover Financial Services предлагают кэшбэк при оплате покупок в некоторых магазинах и на заправках.

Специалисты считают, что банкам стоит обратить внимание на более привлекательные поощрения, которые клиент предпочтет любым VIP-билетам.

Чего больше всего боится Бен Бернанке

В свете слушания о переизбрании Председателя ФРС США новостной канал CNN рассказывает о проблемах, которые не дают спать Бену Бернанке.

Для председателя Федеральной Резервной Системы США вроде бы настали хорошие времена: во многом благодаря программам ФРС растет экономика страны, рынки более или менее стабилизировались, процесс кредитования стабилизировался. Его переизбрали в качестве главы Центробанка страны, и это назначение без пяти минут подтверждено в Сенате.

Но на слушании разгневанные сенаторы, скорее всего, не похлопают Бена по плечу, а отчитают за проблемы в экономике и ошибки, совершенные во время спасения. Именно эти трудности и вопросы являются для председателя постоянным поводом для беспокойства.

Во-первых, главный страх Бернанке очевиден любому. Практически все согласны, что именно ошибки регулирования государственной финансовой системы привели к экономическому кризису, но при этом единого мнения о том, как исправить ситуацию, нет.

Более всего Бернанке беспокоят грядущие законопроекты, которые лишат ФРС большинства ее полномочий и даже политической независимости. Эта ситуация вынудила председателя написать открытое письмо в Washington Post и пожаловаться на судьбу.

При этом некоторые специалисты понимают его обеспокоенность. Они полагают, что если Сенат обретет больший контроль над деятельностью Центробанка или отнимет у него часть полномочий, это ограничит возможности ФРС при реагировании на следующий кризис на рынке.

При этом существует мнение, что если Конгресс будет участвовать в принятии решения по установлению ставок, он вынудит ставки упасть слишком сильно и надолго, что станет причиной утери контроля над инфляцией.

Во-вторых, паника на финансовых рынках в связи с возможным дефолтом Dubai World напомнила о дефиците бюджетов во многих штатах.

Невыполнение обязательств по государственным задолженностям не только станет плохой новостью для граждан этих штатов или всей страны. Оно вызовет реакцию на всех финансовых рынках и банках мира, снова вынудив компании списать значительную часть своих активов и свернув кредитование в еще больших масштабах, чем осенью прошлого года.

По мнению специалистов, проблемы Дубая стали лишь предупреждением о грядущих неприятностях, грозящих финансовым рынкам и кредитным потокам.

В-третьих, широко известны проблемы, спровоцированные в банковском секторе и экономике строительным пузырем, но гораздо меньше знают об угрозе, которую представляют собой  растущие убытки в сфере коммерческой недвижимости. Из-за снижения цен и растущей безработицы вероятен рост дефолтов, а для банковского сектора это означает появление новых проблем.

В-четвертых, вопрос о сроках сворачивания «политики легких денег» занимает председателя, равно как и многих экономистов и инвесторов. Несмотря на его заверения в том, что ФРС сможет изъять триллионы, влитые в экономику и начать повышать ставки, когда придет время, это вовсе не означает, что определить это самое время будет просто.

Если начать слишком рано, это может вызвать проблемы во все еще нестабильной экономике, вплоть до повторной рецессии.

Если удержать финансовый поток  в экономике и ставки на слишком низком уровне, то это спровоцирует еще один пузырь активов и усилит давление инфляции.