Американские финансовые организации уже начали активный набор персонала, а наши, видимо по инерции, все еще продолжают сокращать штаты. В 2009 году работы в Сбербанке лишатся 26 тыс. человек, а к 2015 году может попасть под сокращение каждый четвертый «сберовец». «За счет повышения производительности труда банк будет иметь возможность за пять лет оптимизировать численность персонала на 20-25%»,  - бодро рапортует старший вице-президент Сбербанка Денис Бугров.

Забавно, но как эту самую производительность труда будут повышать, менеджер не расшифровал. Хочется надеяться, что  произойдет сие за счет совершенствования технической базы и пересмотра внутренних процессов работы банка. Хотя, мне сложно представить, как Сбербанк собирается справляться с такой глобальной перестройкой. Ведь в какой офис не зайди, увидишь одну и ту же картину: сотрудники завалены работой, а пространство за «барьером» утопает в бумажках, папках и пачках листиков «А4» различного размера и назначения. Если какой служащий и поднимает голову, отрываясь от монитора  или документов, которыми завален, как правило, весь стол, то только для ответа клиенту заплетающимся от усталости языком, или унылого взгляда на бесконечных бабулек, рассевшихся в отделении, как вороны на линии электропередач. Даже если операционист встает со своего места, то делает это с той же тоской и тяжелой безысходностью, сквозящей во всех движениях. С трудом протискиваясь между шкафов с архивами, тяжелой поступью бредет несчастный клерк по тем или иным своим нуждам. Если вы встретите веселого и бодрого сотрудника в офисе Сбербанка, то смело можете заносить его в «Красную книгу». Это уникальный человек, которого не в состоянии сломить никакие жизненные перипетии.

Первое, что приходит на ум рядовому посетителю Сбербанка в попытке понять причину повальной эпидемии кислых мин сотрудников – это банальное хамство и низкая культура сотрудников. По этой причине написана, наверное, не одна тысяча жалоб и проведено столько же тренингов о корпоративной культуре в самом банке. Однако, те, кто поработал на рядовых должностях в этой структуре, понимают, что дело в нереальной загруженности. Из людей в прямом смысле выжимают все соки. Если бы вы знали, сколько тонн документов, приходится перекладывать, пересчитывать, проверять, упаковывать, надписывать, заверять печатями и подписями, и учитывать рядовым сотрудникам Сбербанка ежегодно! На каждую клиентскую бумажку в Сбербанке приходится еще несколько внутренних документов. По каждому сбою и даже незначительной ошибке пишется объяснительная, причем, только вручную.

31 декабря бумажная возня в Сбербанке достигает пика абсурдности. Вместо того, чтобы пораньше уйти домой и накрывать праздничный стол, сотрудники офисов разрезают старые упаковки многочисленных видов карт и лотерейных билетов и меняют их на новые. Кого не введет в уныние титанический урок труда, который растянется на весь предпраздничный день?

Помимо основной работы, приходится весь день вырезать бесконечное количество картонок под размер карт и билетов и оборачивать эти «ценности» бумажной лентой, аккуратно её склеивая и надписывая. Потом на это сооружение из серии ‘’очумелые ручки’’ требуется наложить две картонки, которые тоже надписывают, подписывают и заверяют печатью. Далее все это «Лего»  требуется перевязать с помощью четырех узлов пеньковой веревочкой, зажав ее концы пломбой. Сценарий вышеприведённых магических пассов поддерживается по наследству от советских сберкасс еще со ‘’времён очаковских и покоренья Крыма’’.

В 2003 году я перешла из Сбербанка в коммерческую кредитную организацию и была в шоке от того, насколько просто и легко может вестись документооборот внутри банка. Количество проходящих через мои руки бумаг сократилось в десятки раз, хотя суть выполняемой работы осталась прежней. Можно долго рассуждать о том, что Сбербанк слишком большая организация для перевода ее на другой режим работы и документооборота, а замена оборудования и совершенствование софта требует огромных денег. Однако факт остается фактом: несмотря на заметные изменения в порядке работы и техническом оснащении Сбербанка за последние годы, лица рядовых сотрудников по прежнему остаются совково-унылыми.

Что будет, когда объявленные сокращения всё ж произойдут? Скорее всего, ничего не изменится. Унылые мины сотрудников Сбербанка, конечно, вряд ли засияют улыбками а-ля ‘’свободная касса!’’, но массовых увольнений «по собственному желанию» тоже не должно случиться. Сбербанк намерен с 1 января 2010 года увеличить фонд оплаты труда на 15%, чтобы соответствовать рыночному уровню. А еще изменится система оплаты труда. Сейчас фиксированная часть зарплаты составляет около 40%, а остальное выплачивается в виде премий, зависящих от выполнения намеченных заранее планов по проведению операций. В 2010 году фиксированную часть в Сбербанке планируется увеличить до 60%. Так что зарплаты сотрудников будут в меньшей степени зависеть от числа обслуженных клиентов и проданных лотерейных билетов.

Все вроде бы разумно, но может быть, стоит больше внимания уделить условиям работы рядовых сотрудников и автоматизации документооборота, нежели попыткам компенсировать трудовой «перегруз» с помощью повышения зарплат? Тем более что расходы на персонал в Сбербанке сейчас намного меньше, чем в коммерческих кредитных организациях. Будь проще, и к тебе потянутся люди. Откажись от бумажной волокиты и сокращай себе на здоровье, не загоняя вконец тех, кто останется. Повышение зарплат в таком случае можно будет заменить снижением нагрузки. Может, тогда и разгладятся морщины на лбах рядовых операционисток, а на их лицах забрезжат давным-давно погасшие улыбки? Психологи давно доказали, что деньги не могут стать достойной мотивацией, и работодателю нужно придумывать что-то еще. Хотя, кому это интересно в Сбербанке?