yakovets.jpgСегодня, спустя 80 лет, мировой кризис серьезно зацепил и нашу страну. А потому вопросы, когда этот финансовый катаклизм закончится и чему он нас научил, не могут не волновать думающих людей. Мы задали их специалисту по экономическим циклам - профессору Российской академии госслужбы при президенте РФ Юрию Яковцу, который на этой неделе отправился в Нью-Йорк - представлять членам совета ООН свою концепцию пост-кризисного будущего.

вопрос: Сколько еще продлится кризис, стоит ли ожидать "второй волны"?

ответ: Уже в следующем году экономика начнет стабилизироваться, а потом и оживать - несмотря на то, что Россия сейчас переживает глубокий провал, поскольку мы не подготовились к кризису как следует. Во многом этот кризис похож на Великую депрессию - та же смена "кондратьевских циклов", экономических укладов. По теории известного экономиста Кондратьева, глубокие кризисы повторяются в среднем каждые полвека. А средние - каждые 10 лет, когда прежняя материальная база устаревает, а новая еще не дает нужного эффекта.

- И куда движется современная экономика?

- Фондовые биржи останутся, но приостановится погоня за спекулятивной оценкой ценных бумаг - весь этот "виртуальный капитал". Основы экономического строя прогнили, и народ начал понимать, что капитализм отжил свое. Это показано даже в искусстве, например, в фильме Майкла Мура "Капитализм: история любви". Меняется и модель глобализации. Нынешняя глобализация - неолиберальная, созданная в интересах кучки богатых стран. Необходима другая модель - партнерство цивилизаций, которое позволит выйти из этого кризиса. Мы разработали концепцию нового, постиндустриально-интегрального общества.

- Что она из себя представляет?

- Это не капитализм и не социализм, а следующий шаг в развитии общества - социально ориентированный строй, основанный на многоукладной экономике. При которой удастся сбалансировать рыночную инициативу с государственным и межгосударственным регулированием. А ключом к дальнейшему развитию станут технологические инновации. Но процесс перехода будет весьма болезненным - на становление нового уклада уйдет примерно полвека.

- Повлияет ли кризис на расстановку сил в мировой политике и экономике?

- Мироустройство было, есть и будет многополярным. Даже в эпоху "биполярного мира" были Индия, Китай, другие страны со своей экономикой. В будущем возможны два варианта: обострение межнациональных противоречий или переход к партнерству. Скорее всего, в посткризисном мире будет 7-8 центров силы. Центром партнерства может стать ООН - либо придется заменить ее на группы вроде "большой двадцатки", либо, наоборот, усилить ее позиции. Но в любом случае рано или поздно осознание опасности заставит людей консолидироваться.

- Прошлые кризисы чему-то научили людей?

- Да, кризис 1929 года многому научил. Рузвельт практически отработал "новый курс", Джон Кейнс (британский ученый, сторонник государственного вмешательства в экономику) обобщил этот опыт в теорию, которая помогла избегать крупных кризисов в течение полувека. При нынешнем кризисе уже треть мирового ВВП была потрачена на поддержку фирм и банков. Учиться можно, но это не значит, что можно ликвидировать кризисы - они естественны, как любая смена циклов. Но мы можем их заранее предвидеть и понять их характер. Сейчас нас всех подвела всеобщая профессиональная некомпетентность: ни ученые, ни политики, ни экономисты не смогли уловить суть кризиса. Все сводят к финансовой системе, а ведь корни проблемы лежат в сфере технологий, нам необходимы радикальные инновации в производственной, экономической, социокультурной сферах.

- А как вставать на инновационный путь, когда экономика на спаде?

- После революции и войны тоже было тяжело, но страна справилась. Суть не в том, чтобы возвращаться к старому, надо искать новые пути в области водородной энергетики, нанотехнологий, образования.

- Когда ждать следующего кризиса?

- Примерно через 7-8 лет. Потом пойдет волна подъема лет на 15-20, потом период стабильности и через 40 лет - следующий кризис. Не существует точной математической схемы, но для нас и этот кризис не был неожиданностью. Более того, он необходим, он полезен, поскольку развенчивает устаревшие технологии и устаревшие экономические порядки. И дальше нам всем предстоит выбирать - либо мы перестраиваем экономику, либо продолжаем жить за счет будущих поколений, продавая нефть, газ и металл. Я все-таки надеюсь на первое