Совсем немного осталось ждать до того момента, как вступят в силу поправки к закону «О банках и банковской деятельности». Согласно нововведению с 1 января 2010 года  минимальный размер уставного капитала банков должен составлять не менее 90 млн. руб. Те же банки, которые перестанут соответствовать установленным требованиям в дальнейшем либо вообще прекратят свое существование и у них будет отобрана лицензия, либо будут преобразованы  в  небанковские кредитные организации (НКО). Что же представляют собой НКО и каково их место и роль в отечественной кредитной системе?

НКО – это кредитные организации, имеющие право осуществлять отдельные банковские операции, предусмотренные действующим законодательством. Возможные сочетания этих операций устанавливаются нормативными актами Банка России, и отражаются в лицензии, которая является обязательной для такой формы деятельности. Как видно из формулировки, принципиальное отличие НКО от банков заключается  в существенном ограничении их полномочий и как следствие возможностей. И если, к примеру, банк имеет право на выполнение одновременно трех видов операций: привлечение депозитов, выдача кредитов и осуществление расчетного обслуживания клиентов, то небанковские кредитные организации лишены этого. Они могут работать либо только в сфере расчетно-кассовых операций (расчетные НКО), либо привлекать депозиты и выдавать кредиты (депозитно-кредитные НКО). Такая «ущербность» дает и свои плюсы. Ведь, в отличие от банков их кредитные риски и риски потери мгновенной ликвидности и платежеспособности существуют опосредованно друг от друга и не смешиваются между собой. Это повышает устойчивость НКО к различного рода негативным факторам и нивелирует их  зависимость от опрометчивых действий сотрудников, ставящих зачастую под удар не только деньги клиентов, но и благополучие самой кредитной организации.

Следует отметить, что формально имеется возможность создания различных типов НКО. Однако фактически деятельность депозитно-кредитных НКО как-то не особо приветствуется. По этой причине большинство действующих в российской кредитной системе НКО узко специализированы и существуют, как правило, в сфере расчетов. В этом я, кстати, убедился на практике. Обзвонив порядка 10 организаций, оказалось, ни одна (!) из них не обладает лицензией на осуществления кредитных операций, то есть не имеет права распоряжаться средствами клиентов от своего имени. Таким образом, получается, что НКО это хоть и живая, но своего рода полумифическая структура, у которой даже в самом названии содержится внутреннее противоречие. Вдумайтесь только в формулировку - небанковские кредитные организации. Т.е. вроде бы не банк, а кредитная организация. Но не простая кредитная организация, а какая-то сказочная, так как в действительности она не занимается тем, на что указывает аббревиатура. Как сказал бы, увидев подобное, поручик Ржевский, каламбурчик получается. Хотя, даже не в названии дело. Принципиальней другое. А именно, чем разрешено заниматься небанковским кредитным организациям.

В общем виде перечень разрешенных для расчетных НКО банковских операций выглядит на сегодня следующим образом: открытие и ведение банковских счетов юридических лиц; осуществление расчетов по поручению юридических лиц, в том числе банков-корреспондентов, по их банковским счетам; инкассация денежных средств, векселей, платежных и расчетных документов и кассовое обслуживание юридических лиц; купля-продажа иностранной валюты в безналичной форме; осуществление переводов денежных средств по поручению физических лиц без открытия банковских счетов (за исключением почтовых переводов). Вот, собственно говоря, и все. Что касается других аспектов деятельности НКО, то помимо перечисленных выше банковских операций они вправе работать и на рынке ценных бумаг. Однако, это всего лишь незначительное подспорье, которое вряд ли может компенсировать ограниченность банковских функций. Ну почему же так получается, вроде бы изначально хорошая идея в последствии не обретает своего логического продолжения и в конечном итоге превращается в невесть чего? Для ответа на этот вопрос придется сделать небольшой экскурс в историю.

Как известно, НКО появились на свет в довольно-таки смутное время, в начале 90-х, когда в экономике страны  царили разброд и шатания, сопровождавшиеся болезненной ломкой устаревших стереотипов. Причина их возникновения выглядела вполне оправданной. Требовалось в срочном порядке создать новую систему взаиморасчетов в дополнение к действующей, которая застопорилась ввиду  кризиса неплатежей и засилья бартерного суррогата. Идея сработала, хотя и не совсем удачно. С одной стороны, НКО приняли на себя часть банковской нагрузки  и таким образом  частично  разрядили рынок, а с другой – так и не получили своего дальнейшего продолжения, а поэтому и не стали популярными.

Причин, по которым это произошло, много, начиная от нормализации работы банковского сектора и заканчивая изменением общеэкономической ситуации. Но не менее важная, состоит в том, что НКО выполнили свою историческую миссию и как следствие потеряли актуальность. Да и могло ли быть иначе. Ведь они создавались исключительно для реализации временных и сугубо технических функций, а поэтому изначально не могли претендовать на большее, особенно по сравнению с банками, сила и мощь которых с каждым годом только увеличивалась. Если сказать проще, то НКО просто не представляли интерес как серьезный и перспективный бизнес. Здесь не пахло ни деньгами, ни возможностями,  которые по известным причинам являются стимулом для любого развития. С течением времени в этом плане мало что изменилось. НКО продолжали свое  сосуществование рядом с банками, выполняя отведенную им роль аутсайдера. На сегодня их порядка 50 и по большому счету их значение и роль в общей расчетно-кредитной системе по сравнению с полноценными кредитными учреждениями практически незаметна. Они не имеют ни филиалов, ни разветвленную сеть территориальных отделений и ограничиваются лишь локальным региональным присутствием, ориентируясь в основном, на малый и средний бизнес. Более того, НКО и сами специализируются, как правило, на выполнении вполне определенного вида деятельности, например, инкассации. В общем, живут себе тихо и мирно, никому особенно не мешая и ничего для себя не требуя. Почему же в таком случае тема НКО вновь обрела свою актуальность?

Существуют различные точки зрения по этому вопросу. Одна из них заключается в том, что действия ЦБ по преобразованию банковской системы, позволяют, с одной стороны, отправить «на пенсию» те кредитные организации, которые по различным причинам перестали соответствовать требованиям времени, а с другой – пополнить скромные ряды действующих НКО новыми инициативными членами. Таким образом, появляется возможность убить сразу двух зайцев - не только минимизировать системные риски и повысить устойчивость банковского сектора, но и попытаться реанимировать институт НКО, деятельность которых на настоящий момент времени оставляет желать лучшего.

Однако такое понимание происходящего далеко не бесспорно. И если с одной его частью еще можно согласиться, то другая вызывает много вопросов. Ведь для того чтобы придать новый импульс развитию НКО одних только благих начинаний  не достаточно. Необходим реальный стимул, суть которого состоит в либерализации их деятельности, то есть в упрощении процесса регистрации, снижении нормативных требований и расширении перечня допустимых операций. Однако стоит ли на это рассчитывать? Вполне возможно, но только не в ближайшей перспективе. Дело в том, что у ЦБ итак хватает заморочек в банковской секторе, и если он еще вдобавок пойдет по пути либерализации, то могут появиться проблемы там, где их раньше не было – в сфере деятельности НКО. Нужно ли ЦБ это? Думаю, что не очень. Именно поэтому, возникает ощущение, что все эти якобы активные телодвижения с преобразованием части банков в НКО по большому счету ничего не значат. Они не преследуют какие-либо системные цели и носят исключительно формальный характер. Тем самым, просто хотят показать, что, несмотря на повышение требований к уставному капиталу, мелкие банки в случае перехода в другую весовую категорию не останутся без отеческой заботы регулятора. Что, в свою очередь, позволит избежать необоснованных претензий по части искусственного прекращения их деятельности  и  предотвратить попытки вывода активов в случае отзыва лицензии.

Как же отразится на рынке финансовых услуг исчезновение банков и появление новых псевдобанковских образований? Скажу по правде – раньше думал, что серьезно. Сейчас полагаю, что никак. И проблема здесь не в изменчивости мнения, а в той информации, на основе которой оно формируется. А информация, как это часто бывает, вводит в ступор и полностью меняет исходное представление. Приведу конкретный пример. На 1 декабря 2008 года из общего числа банков в количестве 1114 не удовлетворяло новым требованиям к размеру уставного капитала, как минимум 324 кредитные организации (годом раньше их было 384). Таким образом, за «чертой бедности» в общей сложности оставалась почти треть действующих участников рынка. Много это или нет? Все зависит от того, с какой стороны посмотреть. В количественном составе – достаточно, с точки зрения системной значимости – по-видимому, не очень. Хотя и не факт, ведь многие из претендентов на выбывание работают в тех регионах, где ни за какие коврижки  не будут трудиться их старшие и умудренные опытом товарищи. Следовательно, исчезновение с географической карты страны такого количества банков может частично оголить рынок, что в свою очередь негативно отразится как на состоянии отрасли, так и ее дальнейших перспективах. И так бы оставалось это чувство обеспокоенности за будущее отечественного банкинга, если бы не одно «но».

Оказывается, что не все так печально как могло показаться на первый взгляд. За прошедшие девять месяцев с начала этого года (что очень симптоматично) все кардинальным образом изменилось. Понятное дело в лучшую сторону. По крайней мере, именно такой вывод напрашивается из недавнего выступления одного из высокопоставленных чиновников ЦБ, который сказал, что число банков с капиталом меньше 90 млн. рублей составляет на сегодня порядка 150, а к концу года их останется всего несколько десятков или еще меньше. Таким образом, получается, что проблема рассосалась сама собой и значимость начинания практически свелась к нулю. В итоге - гора родила мышь. И нужно было тогда огород городить и выдумывать какие-то там поправки, чтобы несколько банков перешли в другую ипостась под названием НКО? Не знаю. Там, наверху виднее…