На днях на мою почту среди многих прочих попал забавный пресс-релиз. В «500 тысяч евро убытков обходятся крупным компаниями курящие сотрудники» - гласит его заголовок. А из текста следует, что «в первой половине 2009 года в России по заказу крупнейшей фармацевтической компании Pfizer было проведено исследование отношения крупных компаний – работодателей к проблеме курящих сотрудников. Результаты опроса показали, что в 81,6% компаний проводятся те или иные социальные программы для сотрудников; при этом программы против курения (в разных формах) есть только в 19,7% компаний… Недостаточное внимание работодателей к проблеме курящих сотрудников доказывает также тот факт, что только в 12,2% компаний каждому желающему отказаться от курения будет оказана медицинская поддержка. И только в 4,8% компаний сотрудник, бросивший курить, получит премию за свой поступок».

Далее, в релизе утверждается, что крупная компания, где курит тысяча сотрудников, якобы ежегодно несет убытки на сумму полмиллиона евро, поскольку, мол, для курильщиков приходится организовывать дополнительные помещения, да к тому же они тратят часть рабочего времени на перекуры.

Распространена вся эта ахинея неким фондом с названием то ли «Вне зависимости», то ли «Без мозгов».

Подоплека понятна: фармацевтической компании хочется сбыть пару-тройку вагонов каких-нибудь идиотских «антиникотиновых» таблеток или пластырей, от которых уже не хочется курить, а чертовски хочется работать. Но в более глобальном плане – добавлена очередная капля и в без того переполненную чашу повальной «Борьбы с курением», которой столь увлеклась Россия в последнее время. Причем, что забавно: при почти повальном в последние годы неприятии всего «западного», это пошедшая из Америки, а затем и Европы волна подхвачена российским обществом с неистовством неандертальца, вцепившегося в ляжку мамонта. Почему?

Ответ кроется в главном посыле антитабачной кампании: якобы курильщики работают хуже и меньше некурящих. Причем подается это так, словно это научно доказанный факт. Хотя, за пару десятков лет своей работы автор успел убедиться и в прямо противоположенном. Как правило, именно среди трудоголиков - максимум курильщиков, именно те, кто готов сидеть над интересным проектом или задачей глубоко за полночь, окутывают себя клубами дыма, а в тех же «курилках» во многих-многих (во всяком случае – действительно интересных) компаниях чаще обсуждаются рабочие вопросы, новые идеи или проекты. И, напротив, очень часто некурящие работают исключительно «от сих до сих» и заняты в основном не делом, а холением себя, любимых. Оно и понятно: правильный образ жизни, он обязывает...

И вообще как-то трудно считать мало работающими Черчилля, Сталина, Сент-Экзюпери или Петра I, не выпускавших изо рта сигары, трубки, герцеговины флор и прочую дрянь. Да и с Хемингуэем непорядок. Нет, конечно, можно предположить, что если бы его штрафовали за курение, то «Старик и море» превратился в многотомный роман, а «Праздник, который всегда с тобой» стал бы замечательным эссе о вреде табака. Ведь предположил же когда-то режиссер народного театра из «Берегись автомобиля»: «Насколько лучше Ермолова бы играла бы вечером, если бы днем она стояла у ткацкого станка». Но во всей этой истории с «плохими курильщиками» видится изрядная доля гнильцы.

Почему так лихо раскручивается эта тема? Да потому что она создает удобный предлог для нечистоплотной конкуренции и нечистой игры работодателей. Разумеется, некурящему работнику, особенно если он не блещет талантами, куда сподручнее, чтобы его курящий коллега считался «плохим». «работником второго сорта». И не надо блистать талантами или мозгами, чтобы «обогнать» конкурента – достаточно всего лишь не курить. Если бы мог такой персонаж не пИсать, то с удовольствием поддержал бы и кампанию на борьбу сотрудниками, которые тратят драгоценное рабочее время и не менее драгоценные «дополнительные помещения» на столь пагубное занятие, как мочеиспускание.

Но еще больший предлог она создает для нечистоплотности работодателей. Хороший же повод назначить штрафы за курение и платить за работу поменьше, да еще так, чтобы обокраденный себя еще и виноватым чувствовал?

Кто-то скажет - автор утрирует? Отнюдь. Если бы компании хотели бороться с пагубностью привычки – шли бы иным путем. Обратимся к тому же релизу, в котором вольно или невольно выдается истина: «только в 4,8% компаний сотрудник, бросивший курить, получит премию за свой поступок». Вот-вот. Хотите бороться с курением – боритесь. Выписывайте премии бросившим, устанавливайте надбавку некурящим. Так нет, работодатели предпочитают штрафовать курильщиков. Очень удобная борьба с пороком получается: некурящий остается при своих, а с курящего работодатель еще и урвать кое-что умудряется.

Опять же для служб безопасности очень удобная борьба получается. Так-то чем заняться «безопаснику»? Сидит он, лениво на мониторы посматривает, скучает, дырку в скатерти изучает. Ну вахтер вахтером. Только с надписью «Секьюрити» над кармашком. А так – есть дело большое! Выходить на крыльцо или в «специально отведенное место», фиксировать, кто курит - хозяйские человекочасы на ветер пускает. При деле человек! Во-первых, доказал хозяину свою нужность, как тот пес дворовый, что хоть разок за ночь да взбрехнет. Во-вторых, утолил извечную «совковую» жажду фискальства, которую с 1953 года порядочному вахтеру толком и реализовать-то негде…

В Германии, пораженной недугом тотальной борьбы с курением, года два назад появились черные футболки с желтой звездой на груди, в которой написано: «Я – курильщик». Чтобы понять, что для немца значит желтая звезда на одежде, наверное, не слишком напрягаться придется. Это – вопль о геноциде, в который практически повсеместно превращаются антитабачные кампании. Впрочем, повсеместно – это с перебором сказано. В Польше заявили о том, что не готовы жить по законам шариата. Мол, курили и курить будут. Потому что, как объяснила автору одна знакомая жительница Гданьска: «У нас ведь как было заведено? Настоящий пан – он с усами и с папиросой. Конечно, сейчас времена другие и можно и без усов. Но если и без усов и без папиросы – так это уже и не пан вовсе, а….» (далее непечатно).

На самом деле, автор жутко завидует всем некурящим или сумевшим бросить. Но считать сей факт поводом считать остальных людьми «второго сорта» и залезать им в карман не готов. Закончится это все нехорошо. Вплоть до: «Минздрав, мы тебя предупреждаем: травля курильщиков опасна для социального здоровья».