Предисловие

Читатели, которые знакомы с прежними публикациями автора, имели возможность убедиться, что автор не новичок в банковском деле, ибо имеет опыт работы в банковской сфере без малого пятнадцать лет, причем как в головном банке, так и в филиалах. Но это не значит, что ему не приходилось выступать в роли клиента других кредитных организаций, поскольку не всегда и не все операции возможно и целесообразно осуществлять через «родной» банк. Вот с некоторыми, мягко говоря, «странностями», с которыми автор столкнулся в процессе осуществления тех или иных операций в других банках, он и намерен познакомить читателя.

1. Законно ли меня «обобрали»?

Пролог

Довелось мне недавно недвижимость наследовать. Кто совершал подобные операции, знают, что в этих случаях приходится обращаться в органы, осуществляющие государственную регистрацию прав на недвижимое имущество и сделок с ним. Вот и мне потребовалось получить выписку из ЕГРП (Единого Государственного Реестра Прав на недвижимое имущество и сделок с ним). За эту услугу Управление Федеральной регистрационной службы предложило мне перечислить в бюджет 100 рублей, что и было сделано – против этой суммы я ничего не имею. В то же время банк, через который осуществлялся перевод (имеется в виду операционная касса вне кассового узла, которая находилась в том же помещении, что и Управление Федеральной регистрационной службы), за осуществление названного перевода взял с меня комиссию в размере 15 рублей. Вот об этой-то комиссии и пойдет речь.

Дело в том, что само по себе взимание комиссии за платежи в бюджет у меня вызывает, как бы это помягче сказать, «изжогу» что ли. Кто-то из читателей, разумеется, скажет: «У-у, жмот – 15 рублей пожалел: обобрали его, видите ли». Однако дело не в 15 рублях, я их, конечно, заплатил – выписка-то нужна, а в принципе. Как гласит поговорка: Платон друг, но истина дороже. Вот до истины-то и будем докапываться.

Позиция банка, взимающего комиссию

Понять банк, который «накручивает» комиссию на сумму, перечисляемую в бюджет за предоставление выписки из ЕГРП, проще простого – его позиция более чем прозрачна: достаточно обратиться к статье 11 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним»:

«Статья 11. Платежи за государственную регистрацию прав. Финансирование органов по государственной регистрации

1. За государственную регистрацию прав в соответствии с налоговым законодательством взимается государственная пошлина.

2. За предоставление информации о зарегистрированных правах, выдачу копий договоров и иных документов, выражающих содержание односторонних сделок, совершенных в простой письменной форме, взимается плата.

Размеры указанной платы, порядок ее взимания, зачисления в федеральный бюджет устанавливаются Правительством Российской Федерации.

3. Финансирование органов по государственной регистрации осуществляется за счет средств федерального бюджета».

Вывод, который делается из этой статьи, прост, как куриное яйцо: государственная пошлина – это одно, а плата, взимаемая за предоставление информации, выдачу копий и иных документов – это, мол, другое, по крайней мере, это не государственная пошлина. А раз так, то применительно к плате, взимаемой за предоставление информации и т.п., не применяется правило пункта 2 статьи 60 Налогового кодекса Российской Федерации (НК РФ), которое распространяется только на налоги и сборы, в том числе и на госпошлину, являющуюся сбором (здесь и далее подчеркнуто автором):

«Статья 60. Обязанности банков по исполнению поручений на перечисление налогов и сборов

2. Поручение налогоплательщика или поручение налогового органа исполняется банком в течение одного операционного дня, следующего за днем получения такого поручения, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом. При этом плата за обслуживание по указанным операциям не взимается».

Следовательно, при исполнении банком поручения на перечисление в федеральный бюджет платы за предоставление информации и т.п. ничто не мешает установить комиссию, причем комиссию нехилую (а согласитесь, что 15% – это нехилая комиссия), ибо граждане все равно не отвертятся и будут платить, поскольку услуга, за которую взимается плата органами государственной регистрации, нужна многим. Почему бы, в таком случае, не «вывернуть им карманы»?

Конечно, автору прекрасно известно, что банкам не слишком выгодно переводить малые суммы, поэтому они в тарифах сплошь и рядом делают оговорку типа: «комиссия за перевод столько-то процентов, но не менее 30 рублей». По этой причине в некоторых случаях и получается такой высокий уровень комиссии, если его измерять в процентах.

Ситуация с позиции клиента

Однако на эту ситуацию, связанную с перечислением в федеральный бюджет платы за предоставление информации, выдачу копий и иных документов органами федеральной регистрационной службы, можно взглянуть и с другой точки зрения, что мы сейчас и сделаем.

А начнем сразу же с «тяжелой артиллерии» – с Определения Конституционного Суда Российской Федерации (КС РФ) от 1 марта 2007 г. № 326-О-П (названия приводить не буду – слишком длинное).

Так вот, в названном Определении КС РФ, в частности, определил:

«Положения статей 8 и 333.16 и подпункта 36 пункта 1 статьи 333.33 Налогового кодекса Российской Федерации в системе действующего правового регулирования означают, что государственная пошлина является единственным и достаточным платежом за совершение государственным органом юридически значимых действий, к каковым приравнена выдача документов, включая водительские удостоверения.

Конституционно-правовой смысл указанных законоположений, выявленный Конституционным Судом Российской Федерации в настоящем Определении в том числе на основе правовых позиций, сформулированных в сохраняющих свою силу решениях Конституционного Суда Российской Федерации, является общеобязательным и исключает любое иное их истолкование в правоприменительной практике».

Обратите внимание, какова позиция КС РФ: он говорит о любых документах вообще, не делая исключения для каких-либо разновидностей документов. По этой причине документы, о которых говорится в пункте 2 статьи 11 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», в частности, «иные документы, выражающие содержание односторонних сделок, совершенных в простой письменной форме», не могут представлять собой исключения. А из этого следует, что та плата, о которой говорится в пункте 2 статьи 11 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» не может быть ничем иным, кроме как государственной пошлиной. Это положение распространяет свою силу на весь пункт 2 статьи 11, а не только на «иные документы, выражающие содержание односторонних сделок, совершенных в простой письменной форме». Если бы это было не так, то это было бы, по меньшей мере, очень странно.

Уже одно это обстоятельство серьезно подрывает позицию банка, считающего, что в статье 11 названного закона говорится о разных вещах: в пункте 1 о государственной пошлине, а в пункте 2 о плате, отличной от государственной пошлины.

Итак, из Определения КС РФ вытекает, что государственная пошлина является единственным и достаточным платежом за совершение государственным органом юридически значимых действий, в том числе и за выдачу документов. Даже если не считать выдачу документов юридически значимым действием в строгом смысле этого слова, то уже сама оговорка, что выдача документов приравнивается к юридически значимым действиям, решает все дело – из этого следует, что к выдаче документов применяются те же правила, которые применимы к юридически значимым действиям в самом строгом понимании этого термина. Такое понимание является общеобязательным и исключает любое иное истолкование в правоприменительной практике.

Естественно, что мои оппоненты могут попробовать доказать, что (1) выписка из ЕГРП не есть документ, а просто информация, следовательно, (2) ее выдача не есть юридически значимое действие, а потому (3) плата за предоставление этой информации не может быть государственной пошлиной, а по этой причине за ее перечисление можно «накрутить» комиссию.

В обоснование того факта, что выписка из ЕГРП не есть документ и поэтому ее выдача не может рассматриваться как юридически значимое действие, оппоненты могут сослаться на письмо Федеральной Налоговой Службы Российской Федерации (ФНС РФ) от 13 января 2005 г. N ШС-6-09/5@.

Для тех, кто не в курсе, замечу, что названным письмом ФНС РФ направляет для использования в работе налоговых органов Временные методические рекомендации для территориальных органов ФНС России при осуществлении ими государственной регистрации юридических лиц и ведении Единого государственного реестра юридических лиц. Более того, в письме прямо отмечается, что направляемые методические рекомендации предназначены для использования только в налоговых органах.

Так вот, в названном письме, в частности, имеется такая фраза:

«положения абзаца 2 пункта 1 статьи 333.16 Налогового кодекса Российской Федерации не применяются при предоставлении сведений из государственных реестров».

Чтобы читателю стало понятно, о чем идет речь, придется здесь привести целиком статью 333.16 НК РФ, тем более, что она нам потребуется и для других целей:

«Статья 333.16. Государственная пошлина

1. Государственная пошлина – сбор, взимаемый с лиц, указанных в статье 333.17 настоящего Кодекса, при их обращении в государственные органы, органы местного самоуправления, иные органы и (или) к должностным лицам, которые уполномочены в соответствии с законодательными актами Российской Федерации, законодательными актами субъектов Российской Федерации и нормативными правовыми актами органов местного самоуправления, за совершением в отношении этих лиц юридически значимых действий, предусмотренных настоящей главой, за исключением действий, совершаемых консульскими учреждениями Российской Федерации.

В целях настоящей главы выдача документов (их копий, дубликатов) приравнивается к юридически значимым действиям.

2. Указанные в пункте 1 настоящей статьи органы и должностные лица, за исключением консульских учреждений Российской Федерации, не вправе взимать за совершение юридически значимых действий, предусмотренных настоящей главой, иные платежи, за исключением государственной пошлины».

Известно, что налоговые органы являются держателями (ведут) единые государственные реестры юридических лиц и индивидуальных предпринимателей. Однако кроме названных имеется множество и других реестров, которые ведутся иными государственными органами. Автору кажется сомнительным, что иные государственные органы уполномочивали ФНС РФ выступать от их имени и говорить за все государственные реестры, иначе письмо не содержало бы прямого указания на то, что временные методические рекомендации предназначены для использования только в налоговых органах.

Более того, в пункте 2 статьи 4 НК РФ прямо утверждается, что Федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный осуществлять функции по контролю и надзору в сфере налогов и сборов (а им как раз и является ФНС РФ), его территориальные органы, а также подчиненные федеральному органу исполнительной власти, уполномоченному в области таможенного дела, таможенные органы Российской Федерации не имеют права издавать нормативные правовые акты по вопросам налогов и сборов. В этой связи можно поставить вопрос и о правомерности того или иного толкования Федеральной Налоговой Службой абзаца второго пункта 1 статьи 333.16 НК РФ.

Теперь будем разбираться с тем, насколько юридически значима выписка из ЕГРП. Прежде всего, заметим, что для налогоплательщика было бы довольно обременительно содержать государственные органы, которые не занимаются совершением юридически значимых действий. Кроме того, я буду надеяться, что читатель далек от мысли, что выписка из ЕГРП нужна была автору для праздного любопытства. Скажу больше, она мне была совсем не нужна, ибо она нужна была не мне, а нотариусу. Однако нотариус тоже не блажил, когда потребовал от меня принести ему выписку из ЕГРП, она была ему необходима для оформления свидетельства о праве на наследство по закону. Для нотариуса выписка из ЕГРП играет роль доказательства (есть ли что наследовать). Я не буду здесь отвлекаться на обсуждение вопросов о роли и значении в нашем отечестве такого института как нотариат, а также о том, насколько нотариусы заинтересованы в сборе информации, не имеющей юридического значения.

Обратимся к статье 333.33 НК РФ, которая называется «Размеры государственной пошлины за государственную регистрацию, а также за совершение прочих юридически значимых действий». Названная статья предусматривает, что государственная пошлина уплачивается в следующих размерах:

43) за истребование документов – 100 рублей за каждый документ.

То есть здесь речь прямо идет о государственной пошлине. Но у нас остается еще невыясненным вопрос о том, является ли выписка из ЕГРП документом. Чтобы прояснить его, обратимся, прежде всего, к «Словарю русского языка» С.И. Ожегова. Согласно этому словарю слово «документ» имеет три значения. Во-первых, документ – это деловая бумага, подтверждающая какой-нибудь факт или право на что-нибудь. (Заметим, что это определение нам вполне подходит). Во-вторых, документ – это то, что официально удостоверяет личность предъявителя (паспорт и т.п.). Данное определение – явно не наш случай, т.к. оно чрезмерно узко. Наконец, в-третьих, документ – это письменное свидетельство о чем-либо. (Данное определение нас также устраивает).

Если на это оппоненты возразят, мол, «Словарь русского языка» – это не нормативно-правовой документ, тогда нам придется рассмотреть, как слово «документ» понимает законодатель, хотя в большинстве нормативно-правовых актов это понятие не определяется, поскольку считается, что обыденного (читайте – словарного) понимания этого термина вполне достаточно. Но все-таки, если потрудиться, то можно найти и законодательные определения понятия «документ».

Так, например, в Федеральном законе «Об обязательном экземпляре документов» можно встретить такое определение понятия «документ»:

«документ - материальный носитель с зафиксированной на нем в любой форме информацией в виде текста, звукозаписи, изображения и (или) их сочетания, который имеет реквизиты, позволяющие его идентифицировать, и предназначен для передачи во времени и в пространстве в целях общественного использования и хранения».

В Федеральном законе «Об архивном деле в Российской Федерации» даются более специфические, а потому более узкие понятия «архивного документа», «документа по личному составу», «документа Архивного фонда Российской Федерации», «особо ценного документа», «уникального документа». Для определенности приведем здесь понятие «архивного документа», хотя в дальнейшем на это определение опираться не будем в силу его более узкого содержания:

«архивный документ - материальный носитель с зафиксированной на нем информацией, который имеет реквизиты, позволяющие его идентифицировать, и подлежит хранению в силу значимости указанных носителя и информации для граждан, общества и государства».

Кто после приведенных определений скажет, что выписку из ЕГРП нельзя признать документом, пусть первым бросит в меня камень.

Из упомянутых законов можно сделать вывод, что законодателю помимо общего понятия «документ» известны и другие боле специфические разновидности «документов», которые, безусловно, имеют различную значимость для граждан, общества и государства. Но в том-то и дело, что в НК РФ, в частности в подпункте 43) статьи 333.33., законодатель использует самое широкое понятие «документа», а не какие-то специфические виды документов.

Тех, кто и после всего сказанного автором не убедился, что выписка из ЕГРП является документом, мне остается «послать» к статье 90 «Основ законодательства Российской Федерации о нотариате», в которой черным по белому говорится:

«Взыскание задолженности и обращение взыскания на заложенное имущество по исполнительной надписи нотариуса в случаях, если такое взыскание допускается в соответствии с законодательством Российской Федерации, производятся на основании следующих документов:

… [и под номером пять идет]

5) выписка из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним …».

То есть, здесь законодатель совершенно недвусмысленно называет выписку из ЕГРП документом. А коль скоро выдача документов (их копий, дубликатов) приравнивается к юридически значимым действиям, то из пункта 2 статьи 333.16 НК РФ вытекает, что государственные органы, органы местного самоуправления, иные органы и должностные лица, за исключением консульских учреждений Российской Федерации, не вправе взимать за совершение юридически значимых действий, предусмотренных главой 25.3. НК РФ, иные платежи, за исключением государственной пошлины. Но так как государственная пошлина является сбором (см. выше ст. 333.16. НК РФ), то из этого следует, что плата за перечисление ее в бюджет не взимается.

Факт, что подпункт 43) пункта 1 статьи 333.33 (он как раз находится в главе 25.3. НК РФ) предусматривает взимание государственной пошлины в размере 100 рублей за истребование документов, уже отмечался ранее и подтверждает это.

Таким образом, отталкиваясь от вышеизложенного, мы должны признать, что 100 рублей, уплаченные автором, а также множеством других граждан, являются государственной пошлиной, а потому, согласно пункту 2 статьи 60 НК РФ (см. выше), плата за обслуживание по перечислению указанных сумм в бюджет взиматься не должна, ибо это правило применяется также в отношении обязанности банков по исполнению поручений налоговых агентов, плательщиков сборов и распространяются на перечисление в бюджетную систему Российской Федерации сборов, пеней и штрафов.

Мне могут возразить, что, мол, в результате приведенной автором трактовки остается один «мутный» вопрос: зачем тогда законодатель в абзаце втором пункта 2 статьи 11 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» прямо указал, что «размеры указанной платы, порядок ее взимания, зачисления в федеральный бюджет устанавливаются Правительством Российской Федерации», если размер и порядок уплаты госпошлины определен непосредственно в НК РФ?

Я готов согласиться, что имеется определенное рассогласование между НК РФ и Федеральным законом «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» по рассматриваемому вопросу, однако приведенное выше Определение КС РФ ставит все на свои места.

Кому-то может показаться, что из-за 15 рублей не стоило бы поднимать «бурю в стакане воды». Но это как посмотреть, особенно, если учесть, сколько таких операций проходит по стране даже в условиях не слишком развитого российского рынка недвижимости. Эти 15 рублей складываются в весьма весомые суммы: как говорится, курочка по зернышку клюет, тем и сыта.

У читателя может возникнуть вопрос: ну, а что автор – не попытался вернуть свои 15 рублей? Увы, нет: «качать права» с девочкой, которая сидит «на кассе», бесполезно – не тот уровень, она делает то, чему ее научили, а добираться до филиала банка, где можно поговорить с руководителем и юристом, нецелесообразно, поскольку маршрутка мне обошлась бы вдвое дороже 15 рублей. К тому же и это могло оказаться бесполезным, поскольку в филиале работают люди подневольные, а «бал правит», скорее всего, головной банк.

Последний вопрос, который нам осталось рассмотреть, состоит в том, а что будет тому банку, который неправомерно взимает плату за перечисление государственной пошлины в бюджет? Формально ответ на поставленный вопрос дается в пунктах 4 и 4.1. статьи 60 НК РФ:

«4. За неисполнение или ненадлежащее исполнение предусмотренных настоящей статьей обязанностей банки несут ответственность, установленную настоящим Кодексом.

Применение мер ответственности не освобождает банк от обязанности перечислить в бюджетную систему Российской Федерации сумму налога. В случае неисполнения банком указанной обязанности в установленный срок к этому банку применяются меры по взысканию неперечисленных сумм налога (сбора) за счет денежных средств в порядке, аналогичном порядку, предусмотренному статьей 46 настоящего Кодекса, а за счет иного имущества - в порядке, предусмотренном статьей 47 настоящего Кодекса.

4.1. Неоднократное нарушение указанных обязанностей в течение одного календарного года является основанием для обращения налогового органа в Центральный банк Российской Федерации с ходатайством об аннулировании лицензии на осуществление банковской деятельности».

Но в том-то и дело, что все виды ответственности, установленные НК РФ, исходят исключительно из защиты интересов государства, но не плательщиков налога или сбора. Если банк не нарушает установленного НК РФ срока исполнения поручения налогоплательщика (плательщика сбора) или налогового агента, – а мы будем исходить из этого предположения, – то налоговые органы будут довольны, а потому у них не будет повода для обращения в Банк России с ходатайством об аннулировании лицензии на осуществление банковской деятельности или для применения к банку иных санкций.

Квалифицировать же действия банка с точки зрения уголовного или административного законодательства мне бы не хотелось.

                                                                *  *  *

Не могу оставить без ответа и подразумеваемый вопрос читателя, а о каком это банке пишет автор?

Называть этот банк нет никакого смысла. Почему? Посудите сами.

Работники этого банка, которые отслеживают приказы по банку и тарифную политику, и так знают, в каком банке они работают.

Те клиенты банка, которые оказались (или еще окажутся) в той же ситуации, что и автор, также знают (или узнают) название банка, в котором они осуществляли (или будут осуществлять) уплату госпошлины.

Тем же гражданам, которые не прочитают данной статьи, сообщение здесь названия банка ничего не даст – они его все равно не увидят.

Проверяющие из территориального управления Банка России, если они столкнутся с приведенными здесь явлениями, также будут знать название банка. Вот почему я не считаю необходимым приводить здесь название банка.

Окончание следует.