Другие напротив утверждают, что банк уже фактически приватизирован. Мол, злобный Юрий Ковальчук (друг Владимира Путина и крупнейший совладелец банка «Россия»), пока мы тут разглагольствовали про огосударствление экономики и связанные с ним проблемы в конкурентной среде, взял да и прибрал к рукам банк с прекрасной родословной. Голубое топливо - голубая кровь.

Точка зрения основана на том, что контрольный пакет Газпромбанка принадлежит через разные фирмы негосударственному пенсионному фонду (НПФ) «Газфонд». НПФ же - структура юридически весьма специальная. Имущество НПФ принадлежит людям, которые будут получать из него пенсии, а в самом названии показан его частный статус. Учредители фонда, а в данном случае это «Газпром», Газпромбанк, «Уренгойгазпром», «Ямбурггаздобыча», «Югтрансгаз» - прав на его имущество не имеют (об этом говорится в статье 4 закона об НПФ), а всего лишь выдвигают представителей в высший орган управления - совет фонда.

Для управления же активами НПФ нанимает частные управляющие компании. В случае с «Газфондом» однозначное предпочтение отдано УК «Лидер». Объясняют в Газфонде это так: «Мы считаем, что данная стратегия управления, когда одна УК управляет большей частью пенсионных резервов фонда, сейчас оптимальна для нас. Фонд получает сегодня довольно большой выигрыш от того, что пакет не дробится на мелкие части, и ЗАО «Лидер» управляет всем пакетом целиком, зарабатывая на масштабе, имея возможность участвовать в крупных и привлекательных инвестиционных проектах».

Можно долго спорить о том, чего тут больше - реального управления активами или схемотворчества во владении бывшими общенародными активами (кому-то ведь должны они принадлежать), но так или иначе УК «Лидер» всего лишь получает вознаграждение за то, что в интересах НПФ держит ценные бумаги, в том числе пакет Газпромбанка.

Да, «Лидер» действительно контролируется группой «Согаз», которая в свою очередь входит в орбиту банка «Россия», а в нем крупнейшим акционером является Юрий Ковальчук. Кстати, с долей всего в 30%.

Да, пожалуй, не получил бы он такой статус не будь знаком с правильными людьми.

Но и о собственности друга Владимира Путина в Газпромбанке говорить нельзя. Более того, сложно говорить даже о том, влияет ли он реально на действия банка. Об этом можно гадать, но, я полагаю, что председатель правления Андрей Акимов ничуть не менее влиятелен. По крайней мере, у формального должностного лица банка есть вполне легальные механизмы для осуществления такого влияния.

Не стоит преувеличивать и влияние на процессы и президента «Газфонда» Юрия Шамалова, сына Николая Шамалова, давнего партнера Юрия Ковальчука по банку «Россия».

Вокруг Газпромбанка много и других влиятельных лиц - начиная от газпромовских топ-менеджеров, сидящих в совете банка во главе с Алексеем Миллером, заканчивая правящим дуумвиратом Дмитрий Медведев-Владимир Путин, которые к «Газпрому» относятся максимально внимательно еще с конца прошлого века. Именно дуумвират продолжает принимать значимые решения в «нашем всё». И иже с ним.

А вывод прост и парадоксален. Газпромбанк нельзя назвать госбанком, но это банк, контролируемый государством. Условно говоря, если в 2012 году президентом страны станет Эдуард Лимонов (что, безусловно, исключено - и слава богу!), то ничто не помешает ему добиться назначения председателем правления «Газпрома» Гарри Каспарова, а тому, в свою очередь, заменить в схеме распоряжения окологазпромовскими деньгами УК «Лидер» на УК «Аутсайдер», организованную, допустим, Михаилом Касьяновым. Ну, и заодно прекратить отдавать риски «Газпрома» «Согазу».

И никаких тебе Ковальчуков.